На минувших выходных в Хельсинки прошел фестиваль Flow, где выступили все главные зарубежные музыканты текущего момента. По традиции выбрали тех артистов, которых стоило бы в ближайшее время привезти в Россию.

Соланж

Первый день фестиваля мы с коллегами окрестили «diva day». Друг за другом выступали Эрика Баду, Нене Черри и Соланж Ноулз. Каждая из них была по-своему великолепна, но сестра Бейонсе выдала идеальное шоу. Это филигранное сочетание цветов, эта белая лестница, эти танцы от всей группы сразу. Плюс недюжинный грув и яркий, сильный голос самой певицы. В конце выступления Соланж отключили звук: городское законодательство запрещает работу главной сцены после полуночи — и последние пять минут она отыграла, отпела и оттанцевала без усилителей. Но сделала она все это так, будто ничего не случилось. Такие моменты всегда хочется считать признаком высшего качества и артистической стойкости.

Pariisin Kevät

Главная финская поп-рок-группа сейчас сменила стадионный саунд в духе Coldplay на спортивно-развлекательный звук в духе Imagine Dragons, но при том не растеряла скандинавской мерзлоты. Языковой барьер совсем не проблема: финский язык достаточно певучий, а исполнителей, поющих не на английском у нас штучно слушали и раньше.

Pond

Австралийская психоделик-группа представлялась как своеобразный разогрев перед Tame Impala (у них есть общие участники, Кевин Паркер помогает с продюсированием записей). Вышло наоборот: Tame Impala выдали дежурный сет с выведенной на минимум резкостью, публика голосовала против ногами — под конец их выступления толпа на поле перед главной сценой заметно поредела. Другое дело Pond: это бесконечная психоделическая вязь, постоянные смены ритма, Ник Олбрук истерично выводит ноты как Бретт Андерсон из Suede. Pond оказались каким‑то совершенно ошеломительным эмоциональным опытом, который легко описать сочетанием «слезы радости» — когда сквозь сумятицу аккордов проглядывают хрупкие мелодии.

Slowthai

Хороших лайвов Slowthai с Flow нет, но выглядело все примерно так

Главный британский грайм-фрешмен просил толпу разойтись — она расходилась, просил отойти — она отходила, искал помощника по читке в толпе — он мигом обнаруживался (правда, выяснилось, что парню просто хотелось вылезти на сцену, слов он не знает), останавливал трек — люди в исступлении кричали «Rewind». Slowthai, может, не самый эффектный автор, ему не достает ярких треков. Но он умудряется раскачивать публику с первой же строчки — при том, что на сцене только он и бэк-эмси. За этим шаманством хочется понаблюдать еще не один раз — и желательно в России.

Father John Misty

Джош Тиллман выступал на главной сцене, что было не самым очевидным решением для организаторов — его интимная мужская лирика лучше слушается в закрытом и тесном помещении. Однако выяснилось, что этим песням вообще не важны обстоятельства исполнения. У него группа одета во все черное, почти не двигается, но при этом из сдержанных и смиренных песен высекает такие искры, какие не могла высечь ни выступавшая перед FTM финская поп-звезда Alma, ни упоминавшиеся ранее Tame Impala. И, кстати, организаторы Flow такую штуку проделывают не в первый раз: год назад на главной сцене выступали вовсе не подходящие для нее Grizzly Bear — и было так же грандиозно.

Подробности по теме
7 участников фестиваля Flow, которых срочно нужно везти в Россию
7 участников фестиваля Flow, которых срочно нужно везти в Россию