На фестиваль Chess & Jazz в Москве приезжает Кристиан Беришай, он же JMSN, пионер нового RʼnʼB. Накануне концерта Николай Овчинников позвонил Беришаю и поговорил с ним о творческой самостоятельности, любви к старым инструментам и странным танцам.

— Вы родились в Детройте, городе с богатым музыкальным прошлым. Оно как‑то на вас повлияло?

— Да, конечно. Если ты там живешь, взрослеешь, ты не можешь не впитать в себя музыку, которая тебя окружает. Поэтому влияние на мою музыку было большим. The White Stripes, Эминем, Кид Рок — все они из Детройта. Кроме того, есть наследие Стиви Уандера, даже Мадонны.

— При этом Эминем и The White Stripes как‑то совсем далеки от того, что вы сам делаете.

— Когда я начал заниматься музыкой, конечно, на меня повлияли Уитни Хьюстон, Фил Коллинз, определенно Стиви Уандер.

— Фил Коллинз. Удивительно.

— Скажем так, его творчество не очень отразилось на моих песнях. Это просто один из тех [музыкантов], которые мне нравились. А я сам записывал песни, не думая о том, к какому жанру они относятся и как они звучат.

Один из ранних хитов JMSN. С творчеством Майкла Джексона он перекликается не только названием, но и звуком

— Вас называют пионером так называемого альтернативного RʼnʼB, или нового RʼnʼB.

— Это так. Но я, конечно, не очень много думал об этом. Люди любят вешать ярлыки. Я просто пытаюсь стать лучше в том, что я делаю.

— Альбом «Priscilla» был таким приветом RʼnʼB-музыке 1990–2000-х.

— Мне хотелось создать что‑то новое и честное для меня на тот момент. Мне хотелось как‑то оторваться от того, что со мной происходило в тот момент.

— Что было с вами в тот момент?

— Я был на лейбле [Universal Motown Records], меня с него выкинули. Мне хотелось делать песни, о выпуске которых я не буду упрашивать лейбл.

Если ранние записи JMSN были тоской по недавнему прошлому, то теперь Кристиан Беришай заигрывает с аналоговым ретро

— Вы еще на заре своей карьеры, как JMSN, стали независимым артистом, рулите собственным лейблом. Про возможности, которые это вам дает, вы много говорили. А как с ответственностью?

— Я теперь несу ответственность за все. И если не буду это делать я, то никто ничего не будет делать. Так что, если я хочу, чтобы с моей карьерой все было хорошо, мне придется постараться.

— Как вообще обстоят дела у вашего лейбла White Room Records? Это же по факту лейбл одного артиста.

— Не совсем. У нас есть Alcordo (исполнительница из Торонто. — Прим. ред.). Она все еще пытается закончить свой альбом. Кроме того, у меня же есть сайд-проект Pearl. Я работаю еще над парой вещей и надеюсь, что они скоро выйдут. Пока не скажу, что это.

— Последовавшей популярности вы не удивились?

— Нет, но я очень признателен тем, кто мою музыку послушал. Я не удивлен успеху. Я много работал, настолько, насколько мог.

— Целыми днями сидите в студии?

— А как же.

— И никакого свободного времени?

— Если захочу, то оно у меня будет в любой момент. Но сейчас мне нужно время, чтобы заниматься музыкой.

— Никаких хобби?

— Хобби есть, конечно. Каждое воскресенье я поливаю свои растения, подрезаю их и все такое.

Подробности по теме
Неон и ретроавтомобили в клипе JMSN «Mind Playin' Tricks»
Неон и ретроавтомобили в клипе JMSN «Mind Playin' Tricks»

— Самый интересный музыкальный опыт из последних?

— Запись альбома «Velvet», естественно. Это был первый раз, когда я по-настоящему исследовал винтажные инструменты. Мне было интересно попробовать винтажные драм-машины и клавишные.

— Почему?

— Не знаю. Я просто слушал всякое старье и вдохновился. Я просто хотел попробовать то, что никогда не пробовал раньше.

JMSN не чужд самоиронии. Даже странно, что у этого видео всего 72 тысячи просмотров

— А что за старье?

— Хм, хороший вопрос. Bee Gees. Я ими всегда вдохновлялся. Но в этот раз я понял, что хочу попробовать что‑то подобное. Я понял, что в этот раз я могу.

— Интересно, что у вас звук с годами сильно поменялся. Изначально это был такой RʼnʼB с отсылкой к недавнему прошлому, с электронной основой, а со временем звук у вас становился все более живым и, можно сказать, сырым.

— Это просто эволюция моего саунда. Я просто исследую и продолжаю этим заниматься. И надеюсь, что не перестану в будущем.

— Что вообще происходит в видео «Boogie Basics»?

— Ха-ха. Не знаю, откуда я вообще взял все эти движения. Я выпил очень много кофе, включил камеру — и вот что получилось.

Фестиваль Chess & Jazz пройдет 26 и 27 июля в московском саду «Эрмитаж». JMSN выступит в субботу. Помимо него в этот день выступят HÆLOS, Tesla Boy и другие.

Подробнее на afisha.ru