Каждую неделю выходит очень много новой музыки, и какая‑то несправедливо остается за бортом. Николай Овчинников выбрал семь релизов, которые «Афиша Daily» по каким‑то причинам обошла вниманием (или недостаточно им его уделила).

Matt Martians «The Last Party»

Мэттью Мартин, основатель коллектива Odd Future (откуда Тайлер и Фрэнк Оушен) и участник группы The Internet, записал сольный альбом. Это концентрация всего лучшего, что было в соуле и новом Rʼn'B за последние лет девять, и своеобразное подведение итогов работы самого Мартина. Седативный бит, жирный грув, ретро-красоты и Стив Лейси на фите.

Dead Bars «Regulars»

Группа из Сиэтла доводит поп-панк до ручки в компании Джека Эндино, продюсера The Afghan Whigs и Soundgarden. Грузные, скоротечные, крикливые и очень привязчивые песни о скуке быта, об обыденности, о том, что время берет свое и силы на исходе, и кровоточат раны, поэтому мы будем танцевать. В пластинке не самой известной американской панк-группы жизни будет побольше, чем у любого музыкального блокбастера этого года.

Jubilee «Меланхолия Drive»

Уже писали, но повторимся: один из самых недооцененных русских рэперов записал первый альбом за полтора года, и это хит на хите. Тяжелый рэп-рок, исступленный хаус, традиционная тараторка, только с совершенно отчаянной меланхолией. «Мне спокойнее в пустоте», «в сугробах под слоем снега находят вмерзших под лед людей» — читает автор песни «Полярная ночь». Теперь вместо нее просто «Русская зима» — страшная и бесконечная. Плюс тут есть трек «В раннем ноябре» — слезливый медляк, который, по идее, должен рвать чарты, но что‑то не рвет. Давайте исправим ситуацию.

Piroshka «Brickbat»

Вокалистка Lush Мики Береньи, гитарист Modern English и барабанщик Elastica взяли название из венгерской версии истории про Красную Шапочку и вспоминают золотую эпоху британского рока — девяностые. Тут есть и мечтательные гимны в духе каких‑нибудь Saint Etienne («Everlastingly Yours»), и едкий диско-рок («Whatʼs Next»), и волнистый дрим-поп («Blameless»). Этот калейдоскоп не разваливается на куски, потому что его цементирует голос Береньи, который и про мечты, и про слезы, и про гнев, и про страсть. Одна беда: у такой музыки в 2019 году перспективы близки к нулевым.

Girlpool «What Chaos Is Imaginary»

Калифорнийский дуэт играет надрывный дрим-поп и поет на два голоса (дуэт не такой эффектный, как у The xx, но все же). Причем в отличие от большинства дрим-поп-групп Girlpool не занимаются только унылой возней с примочками и не перебарщивают с реверберацией. Тут и пространные баллады поверх синтетических ландшафтов, и совершенно одомашненные гимны одиночеству под шелест барабанов и почти без примочек. Главное — все это спето с совершенным каким‑то отчаянием, андрогинной ранимостью, и потому затягивает.

PUP «Morbid Stuff»

Вокалисту канадской панк-группы PUP Стефану Бэбкоку еще три года назад доктор сказал, что со связками у него беда, но он продолжает работать на износ. «Morbid Stuff» — это 11 кричалок про жизнь на краю, но не на грани. Герои песен PUP устают от вечной жалости к себе, пытаются как‑то наладить свою жизнь — например, есть более здоровую пищу, — но потом видят бывших и опять срываются. Под стать и звук: рваный, шуршащий и звенящий. Но любая грязь у них нивелируется отменными мелодиями. Если Бэбкок еще сможет петь дальше, то PUP будут идеальной группой для любого летнего фестиваля.

Weyes Blood «Titanic Rising»

Натали Меринг раньше пела в анархистской группе Jackie-O Motherfucker и выступала с Ариэлем Пинком. А потом внезапно и прекрасным образом преобразилась. Ее четвертый альбом «Titanic Rising» — это и вправду подъем «Титаника»: барокко-попа, ностальгических драм, красочного ретро с тысячами маленьких музыкальных событий на секунду времени. Такая музыка — всегда штучный продукт, а в последние годы и вовсе нереальный. Это очень просто и лихо сделанная, но притом очень многоликая пластинка: Меринг одновременно заходит и на поле печальных фолк-певиц (успешно), и на поле королев песенной драмы вроде Флоренс Уэлч или Ханны Райд из London Grammar (еще успешнее), и на поле Билли Айлиш с ее ужастиками (получается где‑то смешнее, где‑то страшнее). В конце концов, даже когда в начале песни «Movies» играют клавишные в духе Muse, у Меринг это выглядит куда уместнее, чем у Мэттью Беллами.

Подробности по теме
Бедрум-поп: что это, кто его делает и чем он интересен
Бедрум-поп: что это, кто его делает и чем он интересен