Последние несколько недель в соцсетях звучат призывы выкладывать повседневные посты только в закрытых профилях и оставлять публичное пространство для информации о «военной спецоперации». Вместе с психологом выяснили, почему посты об Украине перестают шокировать как в конце февраля и как повлияет на психику лента только из плохих новостей.

С момента начала «военной спецоперации» на Украине прошло более ста дней. Если в самом начале по соцсетям стремительно разлеталась каждая новость о происходящем там, то постепенно репостов в ленте стало немного меньше, а часть контента сменилась на привычные посты с мемами и весенними фотографиями. В то же время количество запросов по событиям на Украине, по данным Google Trends, достигло пика в конце февраля — начале марта и с тех пор снижалось.

В связи с этим многие активисты, журналисты и пользователи соцсетей ищут способ продолжить эффективно доносить до людей информацию о нестихающем конфликте. За последние недели сразу несколько из них выступили с призывом прекратить публиковать лайфстайл-контент на личных страницах в соцсетях, чтобы не отвлекать внимание от происходящего на Украине.

Так, издание Doxa опубликовало письмо редакторки Розы, которая просит выкладывать личный контент только на закрытых страницах и оставить «эфир» для «самого важного». «Если вы не активист_ки, не помогаете украинцам и вообще никак не боретесь с ****** и режимом, пожалуйста, сделайте аккаунты приватными и постите сторис для близких друзей, — пишет активистка Ника Водвуд. — Не позволяйте ***** терять актуальность».

Отрывок из письма редакторки Doxa Розы
© @doxa_journal/Instagram*

Но не все согласны с таким подходом. Иную позицию высказал и другой редактор Doxa Солярный. По его словам, если бы в «эфире» говорили только о «военной спецоперации», его бы не было вообще: «Я общаюсь с антивоенными активист_ками, громкими и тихими, и мы не говорим о ***** в переписках. Мы не делаем этого, потому что ***** захватила почти все аспекты жизни. Это истощает». Концентрация только на одной теме, по его словам приводит к выгоранию, из‑за чего активисты больше не могут противостоять происходящему.

1 из 6
2 из 6
6 из 6

Пользователи, которые выступают против идеи закрытых профилей для личных публикаций, пишут, что спустя несколько месяцев «военной спецоперации» сходят с ума от информационного фона. Запрет на отдых, постоянные напоминания о том, что сделанного недостаточно, отталкивают людей от активизма и приводят к выгоранию. От однообразия ленты устает и аудитория. «Эфир необходимо разбавлять, чтобы контраст был еще ощутимее, чтобы хотелось бороться за нормальную жизнь, — добавляют в комментариях под постом редакторки Doxa Розы. — Нельзя терять ориентиры и впадать в крайности. Это попросту неэффективно».

Анна Шепель

Психолог сервиса Alter, коуч, преподаватель психологического консультирования

Как однообразная лента с плохими новостями может повлиять на ментальное здоровье?

«Постоянное чтение новостей о тяжелых событиях очень опасно для ментального здоровья. В психологии есть понятие «травма свидетеля»: когда человек наблюдает, как кому‑то другому причиняют вред, он испытывает стресс, психологическую боль и напряжение за счет работы зеркальных нейронов, отвечающих за эмпатию. Разные люди по-разному реагируют на такое косвенное воздействие, но так или иначе все получают травму, которая усугубляется осознанием собственного бессилия и невозможности повлиять на происходящее.

Чем чаще человек читает и смотрит тяжелые новости, тем дольше воздействие травмирующих событий и тем сильнее это сказывается на его здоровье. Нарушается сон, снижается иммунитет, могут обостряться старые либо появляться новые телесные заболевания, ментальные расстройства. Некоторые исследования (1, 2) показывают, что чем больше человек поглощает новости о негативных событиях, тем выше риск развития ПТСР (посттравматического стрессового расстройства).

Почему публикация повседневного контента во время кризиса вызывает споры?

Разные люди с разной скоростью преодолевают первичный острый стресс и шоковое состояние. По моим наблюдениям, в первые недели мало кто в соцсетях продолжал радоваться жизни как ни в чем не бывало, однако со временем многие адаптируются и возвращаются к собственной жизни во всех ее проявлениях.

Это не означает, что им стало плевать на происходящее, просто их психика быстрее адаптировалась.

Но некоторыми возвращение к простым радостям может восприниматься как предательство, обесценивание как их личных переживаний, так и страданий жертв насилия, с которыми есть сильная эмоциональная ассоциация через травму свидетеля или ощущение коллективной вины. Поэтому я не могу однозначно рекомендовать смотреть больше фотографий счастливых друзей и читать их радостные новости. Если это вызывает сильный внутренний протест — не мучайте себя, постарайтесь для начала снизить количество потребляемых негативных новостей и включиться обратно в собственную жизнь.

Единственное, что я не рекомендую, — удалять из друзей тех, кто кажется сейчас слишком спокойным или радостным. Занимаясь «чисткой рядов» на эмоциях в кризис, вы сужаете свой социальный круг, что в дальнейшем лишит вас возможностей и поддержки, а также будет способствовать еще большей поляризации взглядов.

Тяжелые внешние события закончатся, а ваша изолированность останется.

Если вы понимаете, что до сих пор не можете перестать навязчиво смотреть новости, у вас нарушения сна и аппетита несколько недель подряд, если чувствуете, что время остановилось, много плачете, вам сложно сконцентрироваться и включиться в какую‑либо деятельность, появились навязчивые мысли, — это повод обратиться к психологу.

Между тем понемногу привносить в свою жизнь хоть какое‑то разнообразие, позволять себе в меру радоваться тем вещам, которые доставляют вам удовольствие — важно и нужно, поскольку это дает ресурс для того, чтобы справиться с переживаниями, стабилизировать свое эмоциональное состояние и принимать взвешенные решения в кризисных обстоятельствах. Это как еда, вода и воздух для психики. В какой «дозировке» принимать радость жизни и постить ли при этом фотографии, каждый определяет сам. Но подпитывать себя тем, что радует, вдохновляет и дает силы, — это ваша забота о себе и близких.

Почему новости о «военной спецоперации» со временем перестают вызывать острую реакцию?

Даже если не помогать себе восстанавливаться и не переключаться на что‑либо, кроме негативных новостей, травмирующая информация со временем перестает восприниматься остро, потому что психика не может так долго находиться в состоянии сильного стресса.

Но цена таких действий может оказаться слишком высокой. Снижение восприимчивости происходит за счет психологических защит — например, может сработать диссоциация (уход от воспринимаемой реальности, взгляд со стороны), изоляция аффекта («я все понимаю, но ничего не чувствую»), вытеснение («забыл, что смотрел»). В долгосрочной перспективе это будет означать, что человек перестал контактировать со своими эмоциями, а это всегда приводит к психологическим проблемам. И капсулирует травму, оставляя ее непереработанной внутри вас.

Кроме того, вместе со снижением остроты реакции на травмирующую информацию параллельно может расти чувство уязвимости, страха и беспричинного беспокойства. Особенно тяжело людям, склонным к тревоге. Просмотр новостей об экстремальных событиях усиливает их собственные страхи, настраивает внимание на обнаружение новых опасностей и неприятностей в окружающей среде, заставляет даже к нейтральным событиям относиться негативно.

Чередование плохих и еще более плохих новостей рождает страх упустить что‑то важное. Этот страх заставляет снова листать новости в попытке контролировать и предупредить опасность. Однако человек сталкивается с неизбежностью — полностью контролировать происходящее невозможно, что еще больше подпитывает тревогу и заставляет вернуться к новостной ленте. Порочный круг замыкается».

Подробности по теме
Мы все столкнулись с травмой наблюдателя. Что это такое и какие у нее последствия?
Мы все столкнулись с травмой наблюдателя. Что это такое и какие у нее последствия?

* Instagram принадлежит Meta, которая признана в России экстремистской организацией, ее деятельность на территории страны запрещена.