Еженедельный нюдсочетверг в твиттере изначально предполагал приватную отправку обнаженных фотографий, а потом перерос в публичный тренд. Рассказываем, как открытый постинг нюдсов самыми разными пользователями меняет стандарты красоты и с какими рисками сталкиваются участники флешмоба.

Нюдсочетверг, твиттер-традиция раз в неделю делиться своими обнаженными фото, приобрела популярность среди разных русскоязычных пользователей. Снимки публикуют и обычные твиттер-юзеры, и более известные блогеры, люди всех ориентаций, женщины (кажется, в подавляющем большинстве) и мужчины, пользователи других гендерных идентичностей.

Слово nude с самого начала употреблялось в сексуальном контексте и в значении отправки обнаженных снимков, именно такую роль нюдсочетверга можно назвать основной. Пользователи Urban dictionary определяют это понятие по-разному: «фотографирование половых органов и отправка этих фотографий другому человеку», «когда кто‑то присылает тебе снимок в лифчике и в трусах или совсем без одежды», «это то, что присылает девочка, которая хочет внимания».

Традиция публикации обнаженных фото именно через соцсети появилась в англоязычном пространстве, но не была регулярной: существовали «национальные дни отправки нюдсов», не привязанные к определенному дню недели. В русскоязычном твиттере за флешмобом закрепился четверг. Правда, изначально нужно было не выкладывать фото в открытый доступ, а отправлять в личные сообщения. Однако за публичным нюдсочетвергом, в отличие от приватной отправки фото, стоит нечто большее, чем просто флирт между людьми.

Господство «мужского взгляда»

Социальные сети и фотография сильно влияют на представление о стандартах красоты. Теперь их формируют уже не модели, а девушки и парни из социальной сети, которые будут распространять этот идеал и подчиняться ему. Так, больше всего лайков и восторженных реакций в нюдсочетверг получают фотографии стройных девушек с гладкой и светлой кожей в красивом нижнем белье. То же происходит с мужскими постами, среди фаворитов — красивые накачанные белые тела.

В случае с женскими фотографиями выбор поз и ракурсов обусловлен тем, что традиционным зрителем является мужчина — как в личном общении (откуда и пошло сексуализированное употребление слова «нюдс»), так и в поп-культуре, кинематографе и соцсетях. Феминистка и исследовательница кино Лаура Малви назвала это явление male gaze — дословно «мужской взгляд», изображение женщины как сексуального объекта для услаждения глаза гетеросексуального зрителя-мужчины. Понятие может быть применимо и в разговоре о нюдсочетверге. Девушки понимают работу «мужского взгляда» и знают, как надо фотографироваться, чтобы получить желаемую реакцию.

Это относится и к участникам флешмоба, в контенте которых часто виден намеренный выбор аудитории: это либо другие мужчины (если учитывать ориентацию мужских нюдсочетвергов на гей-сообщество), либо женщины. Идеал мужской красоты тоже узок и однообразен, а попытки добиться атлетического, накачанного и подтянутого тела могут привести к расстройствам пищевого поведения и проблемам с самовосприятием. Иные же, более «женственные» формы мужской экспрессии — длинные волосы, более мягкое или хрупкое тело — могут как осуждаться в обществе, так и критиковаться самими мужчинами, усвоившими эти стереотипы.

Сам факт популярности таких однообразных фото доказывает усвоение пользователями стандартов красоты, что в результате создает иерархию тел по их привлекательности. Это мешает реализовать одну из основных целей нюдсочетверга — почувствовать себя сексуальным с помощью обнаженной фотографии. А открытый аккаунт в твиттере, соцсети с общей лентой, будто бы противоречит идее участия в нюдсочетверге «для себя»: фото оказываются в публичном доступе, и их, намеренно или нет, видят другие пользователи.

Попадание в стандарты красоты упрощает участникам задачу успешного, то есть набравшего много положительных реакций, поста в нюдсочетверг. В противном случае они могут столкнуться с критикой, основанной на предрассудках: расизме, фэтфобии. Это подтверждают и сами участники флешмоба: все четыре пользователя твиттера в беседе с Wonderzine рассказали, что после публикации нюдсов иногда получали в свой адрес подобные оскорбления.

Рискованные нюдсы

Не менее сложным процессом участие в нюдсочетвергах может стать для трансгендерных людей. Ведь их тела часто не соответствуют представлениям о том, как выглядят «настоящие» (и привлекательные) мужчины и женщины. Кроме того, раскрытие личности в сети может подвергнуть их опасности: возможности нападения, применения насилия.

Женщины, работающие в государственных институциях с детьми — в школах, детских садах, — тоже рискуют, участвуя в нюдсочетверге. Обнаженные фотографии могут быть сочтены неприемлемыми и привести к увольнению или выговору. Так, учительнице Татьяне Кувшинниковой, опубликовавшей фото в платье, грозили увольнением, а Ольгу Щеголеву уволили за блог о секс-просвете.

Учительницам приходится быть как бы бестелесными, бесплотными, а также бесполыми существами, которые не имеют права на жизнь вне работы и тело вне асексуальной, обучающей роли педагога.

«Публичный мир институционального обучения был тем местом, где тело должно быть стерто, где оно должно оставаться незамеченнным», — пишет белл хукс в статье «Наука трансгрессировать. Образование как практика свободы».

Таким образом, аккаунты участников нюдсочетвергов могут лишиться площадки для свободного самовыражения или никогда ее не обрести, если эти пользователи уязвимы из‑за своей гендерной идентичности, веса или профессии. А возможность оставаться безнаказанным анонимом, например, слившим данные трансгендерного человека в паблик его маленького города или выложившим фото учительницы в школьный чат, ставит этих людей в еще более шаткое положение.

Частым выходом из подобной ситуации становится создание закрытых аккаунтов как раз для публикации обнаженных фотографий. Но в таком случае и нюдсочетверг становится индивидуальной практикой — самотерапией, а не участием в публичном флешмобе.

Боль за красотой

Еще одна категория участников нюдсочетверга — люди, занимающиеся самоповреждением или страдающие расстройствами пищевого поведения. Такие пользователи тоже остро нуждаются в возможности установить контакт с собственным телом. Часто последствиями (или даже причиной) аутоагрессии становятся проблемы с адекватным видением себя, дисморфофобия (расстройство восприятия, которое заключается в том, что человек обеспокоен незначительным дефектом тела) или дисфория — резкие приступы недовольства собой и своим телом. Гендерная дисфория, при которой человек испытывает чувство несовпадения собственной и предписанной гендерных идентичностей, часто испытывается трансгендерными людьми.

Правила твиттера позволяют людям с опытом самоповреждения (шрамами, порезами) или с истощенными телами выкладывать обнаженные фото и выстраивать образ собственной сложной сексуальности, балансирующей на грани красоты и боли. Однако демонстрация таких тел может пагубно влиять на других пользователей.

Расстройства пищевого поведения во многом соревновательны. В таком случае изображения все более и более худых тел могут быть опубликованы с целью триггера, причинения эмоционального урона, причем как другим пользователям, также вовлеченным в проблемы самовосприятия, так и самому автору фотографии. Безопасным способом маркировки такого чувствительного контента может стать триггер ворнинг: надпись TW, предваряющая ее и указывающая, почему содержание фотографии может быть неприемлемым для некоторых пользователей. Например, «TW: рпп, порезы, селфхарм».

Это просто тело

Иной взгляд на нюдсочетверг можно охарактеризовать как нейтральный: в философии бодинейтральности (Body neutrality) акцент ставится не на красоту или сексуальность любого тела. Скорее движение говорит о достоинстве каждого тела, о праве на жизнь и уважительное отношение к телу в любой форме и состоянии. Это переворачивает подход к нюдсочетвергу на 180 градусов. Теперь пользователь не стремится показать, что и его тело тоже сексуально, неминуемо сталкиваясь с алгоритмами и стандартами. Он уверен, его тело нормально и не обязано быть сексуальным каждую секунду своего существования.

Парадоксально, но часто нейтральный взгляд на собственное тело становится важной частью принятия себя для конвенционально красивых девушек. С юных лет вписываясь в стандарты красоты, они против воли подвергаются сексуализации и объективации со стороны. Их красивое тело оказывается источником не привилегий, а страданий. Такие девушки часто становятся жертвами харассмента — на улице, на рабочем месте и в социальных сетях.

Их отказ от восприятия своего тела как заведомо сексуального (по умолчанию сексуализированного тем самым «мужским взглядом») — попытка обретения голоса, установления контроля над своим телом и над тем, кто и как может его видеть. Это в том числе и протест против образа раскрепощенной женщины XXI века, для которой секс и категория сексуального — обычная часть жизни.

«Мое тело — это просто тело», — говорят они.

Особенную популярность флешмоб обрел в июне 2020 года, когда активистка Дарья Серенко предложила посвятить следующий нюдсочетверг Юлии Цветковой, на которую было заведено уголовное дело за рисунки женских тел. Поэтому связь флешмоба с феминистским посылом освобождения женщин от постоянно сексуализирующего взгляда глубже, чем кажется.

Однако и люди, участвующие в нюдсочетвергах с обратной целью — продемонстрировать, что и их тело, отличающееся от стандартов красоты, имеет право быть видимым, — также задают новую норму восприятия телесности, часто более реалистичную, чем в популярной культуре. Каждая фотография делает видимой разные категории людей и типы тел.

В таком случае нюдсочетверг может превратиться в пространство, где люди будут не только делиться и обозревать чужие тела. Они также смогут подвергнуть сомнению собственные представления о том, как выглядят мужчины, женщины, небинарные люди. Сочетание различных характеристик в их самовыражении — маскулинность и феминность, хрупкость и уверенность — будет создавать новые формы восприятия и презентации собственного «я», которому не нужны определенные правила для создания фотографий.

Но главное, глаз зрителя сможет увидеть человека. Не того универсального белого человека, о котором в «Постчеловеке» писала ученая Роза Брайдотти, но того разнообразного человека, для которого демонстрация собственного тела становится сложной практикой, в конце концов подчиняющая интернет-пространство праву выражать себя. С нежностью и достоинством.

Подробности по теме
Роскомнадзор замедлил Twitter и испортил традиционный нюдсочетверг
Роскомнадзор замедлил Twitter и испортил традиционный нюдсочетверг