Норвегию можно объехать за месяц. А на Россию не хватит и трех. Это не остановило фотографа Александра Сухарева, который провел все лето в автомобильной поездке через всю страну. Мы поговорили с ним о сложностях пути, красоте российских регионов и о завершающей точке путешествия — Приморском крае.

Александр Сухарев восемь лет проработал на вертолетном заводе, но год назад ушел, чтобы найти свое призвание. К тому времени он начал возить туры по России. «Например, у меня был тур в Дагестан, — рассказывает он. — Все почему‑то боятся туда ехать, но это безумно классный регион и люди: ты встал, потому что машина сломалась, и другие водители одним за другим останавливаются, чтобы помочь». Отдельным направлением стали экскурсии по Москве. Александр уверен, что это лучший город земли и его надо всем показывать.

Иногда он подрабатывает менеджером по локациям для фильмов. «В прошлом году я два месяца провел на съемках, — вспоминает он. — За месяц мы нашли около 20 локаций: от квартир до кладбищ, полицейских участков, больниц. Я увидел, как на самом деле делается кино». Сейчас Александр также занимается съемкой с дрона на заказ.

«Фотография — это способ отразить мир таким, каким я его вижу, — говорит он. — Можно прийти, пофотографировать, просто чтобы показать, что ты тут был. Но мне хочется передать именно красоту места. Важен процесс поиска кадра, ведь, например, в заброшенном здании ты не будешь снимать каждую комнату. Это так же интересно, как ходить по Москве, искать дворы, способы туда проникнуть, подбирать коды к замкам, общаться с жильцами».

Александр Сухарев

Фотограф-путешественник, @13_pilot

Проект Kosmaj и поиск единомышленников

В 2017 году мы ездили по странам бывшей Югославии, где раскиданы более 200 монументов: где‑то раньше был концлагерь, где‑то — знаменательная битва. Все они выглядят как космические объекты. Один из них находится на горе Космай под Белградом, куда мы приехали во время тумана, чтобы снять монумент с дрона. Когда выбирали запоминающийся логотип для нашего проекта, сразу подумали о нем. Все сошлось: погода, монумент, время суток, отсутствие людей. Появилось и название.

В рамках проекта Kosmaj мы собираем фотографии с дрона и хотим объединить для этого креативных людей со всей страны: у нас уже есть единомышленники в Магадане, Новосибирске, на Сахалине, в Калининграде. Сейчас мы вместе с соосновательницей Анастасией @nakifaria проехали всю страну. Но даже в такой поездке не можем объехать, например, Сахалин за неделю. Зато люди, которые живут в этих местах, могут прислать нам уникальный материал для публикации.

То самое фото на горе Космай

Без спонсоров и переплат

Планируя масштабную поездку по стране, мы пытались найти каких‑то спонсоров, но сейчас пандемия, и небольшие компании либо в минусе, либо на нуле. Основные расходы пришлись на бензин, что приблизительно можно спланировать: надо нарисовать маршрут, посчитать километраж и умножить на стоимость литра. Выйдет по-любому больше, ведь не учитываешь подъемы в гору, свои хотелки свернуть на 20 км в сторону, а потом вернуться (а это уже 40 км).

Ночевали в палатке, машина была полностью загружена едой и всем необходимым, чтобы жить автономно почти месяц. И хотя всю еду мы закупили в Москве, люди в городах нас тоже кормили, за что им спасибо. С собой была даже лодка (хотя ее ни разу не использовали и продали в Иркутске) и еще одна маленькая палатка для штурмовых походов.

Незапланированных расходов получилось много, например покупка нового дрона, сломалась машина — ее поставили на автовоз из Владивостока до Иркутска, а мы поехали на поезде — пришлось потратиться на ремонт дронов, телефонов, жесткого диска со всеми фотографиями.

Уже во время поездки мы столкнулись с коронавирусными ограничениями: масочный режим, где‑то не заселяли отели, поэтому в каждую область пришлось практически прорываться. Во время нашего путешествия прошел и парад, и голосование по поправкам к Конституции, что только добавило сложностей.

Когда меня спрашивают сколько, я говорю, что мы не собирали чеки и не вели подсчеты. Но для меня большим достижением стало то, что мы не использовали ни одну кредитную карту.

Маршрут через всю Россию

Поездка по России оказалась нашим самым масштабным путешествием — почти три месяца, с 18 июня по 2 сентября. В прошлом году мы за месяц проехали всю Норвегию, но это можно назвать лишь подготовкой.

Ехали втроем на машине. Дорога до Владивостока разделяется только на отрезке от Москвы до Омска, поэтому решили, что поедем туда через юг, через Уфу и Челябинск. А обратно — через Екатеринбург и Пермь. К сожалению, за Сибирью дорога одна, поэтому выбирать не приходится. Если бы была дорога по северу, через Норильск и Салехард, думаю, мы бы вернулись через нее, потому что там тоже есть что посмотреть.

Поездка оказалась не такой изматывающей, как я предполагал. Переживал, что приеду во Владивосток выжатый как лимон, но к этому моменту я вообще не устал. Ведь когда спишь в палатке на надувном матрасе, а не на «пенке», высыпаешься гораздо лучше. И ехали мы не нон-стоп и останавливались в городах на пару дней. До Омска были небольшие, как мне теперь кажется, перегоны по 300–400 км.

Тем не менее под конец такого длинного путешествия ощущение прекрасного притупляется. Например, одной из последних точек стали Усьвинские столбы в Пермском крае. Если бы мы поехали туда отдельно, впечатление было бы другое. Поэтому я рад, что тогда поездка уже подходила к концу.

Подробности по теме
Разрушительная красота: фотограф снял с воздуха российские золоотвалы и отстойники
Разрушительная красота: фотограф снял с воздуха российские золоотвалы и отстойники

Что снимать, когда в планах целая страна

Небольшую поездку, например в Берлин, гораздо проще планировать, потому что есть только город и его окрестности. Ищешь достопримечательности, составляешь по точкам маршрут и едешь по нему. Но когда в планах целая страна…

Мы начали наносить точки где‑то за полгода и каждую неделю посвящали определенному региону. Например, решаешь: на этой неделе я изучаю Тюменскую область — и начинаешь внедряться, писать знакомым, которые обязательно отвечают: «Ой, да у нас нечего смотреть». Потом уже на месте что‑то снимаешь, показываешь им, и они спрашивают: «Это у нас? В Тюменской области?»

По большей части люди живут в своих городах и не знают, что у них можно посмотреть. Часто утром приезжаешь в город, вечером едешь к местным жителям, а день проводишь в местах, о которых они и не подозревали. И потом сам советуешь им, куда стоит сходить.

Что там за МКАДом

Когда меня спрашивают: «Ну что там, за МКАДом нет жизни?» — я отвечаю, что за МКАДом жизнь есть, и она достаточно активная. Мне было сложно с городами вроде Омска, Красноярска и Новосибирска, потому что пришлось вычеркнуть из памяти все, что я знал о них раньше. Например, все думают, что Омск — это город-мем (кстати, ни разу не видел там в продаже футболки с «Омской птицей»). А это оказался офигительный город и главное открытие поездки для меня.

Особенно классное ощущение остается, если гуляешь по городу с местным жителем, который все показывает и рассказывает: как он устроен, кто им управляет, какое здесь отношение к людям. Если ходишь по своим точкам, картина не складывается.

От Новосибирска, наоборот, были большие ожидания, все-таки центр Сибири, а оказалось, что это какое‑то строительное гетто, там не так много исторических зданий, что мне не понравилось.

Улан-Удэ мы сначала не поняли, но потом вписались у классных знакомых, и они такое рассказали — я подумал, что до этого просто был в каком‑то другом городе.

Приморский край — вдохновляющее завершение

Приморский край был логичным завершением поездки — после такого большого и долгого пути отдохнуть на берегах Японского моря было просто необходимо. Кроме того, в этом регионе огромное количество интересных мест, которые нам хотелось посмотреть, много друзей, крутая еда.

Мы приехали туда на машине 19 июля, а уехали на поезде 11 августа, отправив нашу машину на автовозе до Иркутска. За это время посмотрели почти все места, которые запланировали на первую поездку: маяки, крутые острова и грандиозные забросы. Даже съездили в последний день на границу трех стран.

Но не все было гладко: мы столкнулись с поломками техники и машины, попали под сильные ливни и небольшой тайфун во Владивостоке, когда небо вылило, кажется, тонны воды на город. Несмотря на это, после Приморского края осталось желание снова приехать сюда, чтобы досмотреть все, на что не хватило времени.

После поездки я стал еще больше агитировать людей приезжать на Дальний Восток, а в голове прикидывать маршруты для путешествий по региону. Хотел бы я туда переехать? Наверное, нет, потому что очень люблю Москву. Хотя почти месяц в Приморском крае был великолепен.

Заброшенный Хрустальненский горно-обогатительный комбинат недалеко от Кавалерово. Мы приехали на первую точку нашего путешествия по Приморскому краю во время страшного ливня, и возможности взлететь просто не было. Я пошел бродить по пустым корпусам, чтобы переждать непогоду. Но дождь все лил и лил. Когда я уже немного расстроился, дождь успокоился на считаные минуты, которых хватило, чтобы сделать прекрасное фото. На нем видно, как эта постройка неожиданно сочетается с окружающей местностью. Нагромождение зданий центральной обогатительной фабрики напомнило мне фавелы Рио-де-Жанейро
Мыс Черепаха. Поехали посмотреть на кекуры (конусообразные скалы в реке или море. — Прим. ред.) после ночевки на мысе Бринера. По соседству оказался мыс, который похож на голову черепахи. Добраться сюда на низкой машине было непросто — дорога представляет собой камни и пару небольших бродов. В какой‑то момент мы уткнулись в непосильную речку и совершили пеший километровый трек до пляжа, где отдыхало несколько человек. По гальке дошли до кекуров и взлетели на дроне, чтобы снять мыс
Корабли в заливе Владимира. Затопленные корабли в заливе Владимира стали дополнительными точками для съемки по пути к маяку Балюзек. С земли видно лишь торчащие куски железа из воды, и только сверху можно разглядеть всю красоту давно затопленного судна
Маяк на мысе Балюзек. Это был один из первых закатов нашего приморского приключения. Небо начало окрашиваться в розовый цвет, а маяк красиво стоял на скале, выдающейся в море. Маяки фотогеничны, и мы уже собрали большую коллекцию фотографий с ними, которую, возможно, когда‑нибудь превратим в выставку
Гора Сестра в Находке. В Находке есть две горы — гора Сестра и гора Брат, которую немного разворошили под карьер. А вот Сестра возвышается до сих пор на приморском побережье и встречает все корабли, заходящие в порт Восточный. Ее видно из любой точки Находки. Под закат мы решили подняться на гору. Трек вышел средний — здесь нет длинных подъемов, уложиться можно в минут 40. Сверху открывается безумно красивый вид на море, реки и город
Вид с горы Сестра в Находке
Маяк на острове Аскольд. Этот остров — одно из моих самых любимых мест в Приморском крае. Он находится достаточно далеко от Владивостока, и до него надо плыть на лодке 30–40 минут от ближайших деревень. Остров необитаем, но там много интересного: остатки военной техники, кораблей, и главное — два заброшенных маяка на остром хребте в северной части. На фото представлен один из них — старый маяк. К нему надо подниматься по лестнице шириной в полтора метра, когда слева и справа — пропасть
Остров Аскольд. Руины прожекторной позиции башенной батареи и мыс Пальчатый на заднем плане
Остров Шкота. На небольшой (несколько километров в длину) остров Шкота ведет песчаная коса, которую надо переходить вброд. Приятно гулять в тени его деревьев в знойный летний день, а под вечер дойти до южных скал, сесть на мягкую траву и любоваться красотой этих мест. Вдалеке — архипелаги, под ногами — красные скалы, а прямо перед тобой — старинный маяк острова. По пути можно встретить лис, которые не боятся выходить на дорогу и просить еды у путников
Корабль «Пересвет» на острове Рейнеке. Местные приезжают на остров Рейнеке на пароме от Владивостока, чтобы отдохнуть от городской суеты: здесь есть дикие места, где можно остаться наедине с природой. Для меня представлял интерес старый заброшенный корабль в дальней от парома части острова. Он лежит здесь давно и когда‑то служил мишенью на стрельбище. Сейчас его только омывают и постепенно разрушают морские волны. Мы пришли к кораблю еще днем, но я вернулся снять его под вечер, когда туман накрыл остров. И могу точно сказать, что такая погода подходит ему больше
Ракетно-космический комплекс «Морской старт». Эта гигантская космическая платформа стоит на судоремонтном заводе поселка Славянка и ждет своей судьбы. Мы узнали о ней уже в Приморском крае и решили, что обязательно должны сюда приехать. Красиво снять платформу получается только с воздуха
Пляж Голубиный Утес. Эта точка на карте давно меня привлекала — край нашей страны и граница двух других, большой пляж и огромное количество северокорейских баркасов, которые разрушают море. В тот день размыло дорогу, и идти семь километров по грязи до пляжа пришлось пешком. Я был доволен, что мы смогли поставить красивую точку в нашем путешествии

Основная цель любой моей поездки — это снять классные заброшенные места. У нас большая страна, поэтому и заброшенных мест много. Обидно было тратить время на мелкие локации, поэтому выбирали, например, большой цех, где стоит несколько кораблей и рухнула крыша, или заброшенную ГЭС. Еще отмечали природные красоты: первое место, которое я нанес, — парк Ергаки в Красноярском крае, куда я давно хотел попасть.

В целом поездка получилась ознакомительная. Теперь у меня есть список регионов, в которые надо вернуться, чтобы изучить их более основательно. В планах есть и труднодоступные места на севере страны.

Главное, что я понял по итогам поездки, — у нас безумно классная страна с бешеным потенциалом и классные люди, готовые рассказать о своем регионе. Если бы государство грамотно использовало ресурсы и людей, мы бы жили в лучшей стране в мире. Поэтому за ее будущее определенно стоит сражаться.

Подробности по теме
Озера, дороги и кедровые шишки: как почувствовать Алтай своим
Озера, дороги и кедровые шишки: как почувствовать Алтай своим