На текущий момент большинство международных издателей покинуло Россию. Сейчас либо игры стоят очень дорого, либо их просто невозможно купить. Это непростая, но не беспрецедентная ситуация. Разбираемся, как еще выживают геймеры в условиях всевозможных ограничений, — сегодня пойдет речь о Северной Корее, Венесуэле и Иране.

«Китайское чудо» — так принято называть резкий подъем экономики в конце XX века, сделавший Поднебесную одной из величайших современных держав. Этот же эпитет мы бы использовали и для характеристики китайской игровой индустрии, ухитрившейся расцвести, несмотря на цензуру и относительную оторванность от остального мира.

Такие чудеса случаются, увы, не всегда, и зачастую игры в изоляции чахнут.

Подробности по теме
Час онлайна в день, урезанный до 100 игр Steam — каково быть геймером в Китае
Час онлайна в день, урезанный до 100 игр Steam — каково быть геймером в Китае

Венесуэла

Популярной в Венесуэле Runescape уже 20 лет, но у игры активная фанатская база по всему миру, обновления выходят по сей день

Страна находится под санкциями США, направленными на нефтяной сектор. Как пишет Forbes, за последние двадцать лет инфляция в стране достигала от сотен тысяч до миллиона процентов. Проще говоря, деньги стремительно обесценивались. В 2018 году килограмм мяса стоил 10 миллионов боливаровМестная валюта. при среднемесячной зарплате в 5,5 миллиона боливаров.

Очевидно, что в таких условиях о покупке консолей и даже видеоигр (чья цена привязана к доллару) можно забыть, но именно отсюда возник феномен венесуэльского фарминга.

В игре Runescape, чтобы прокачать персонажа, требуется уйма времени. Нетерпеливые игроки предпочитают покупать уже готового героя высокого уровня, не тратя время на унылый грайндРутинная прокачка.. Некоторые венесуэльцы воспользовались ситуацией, принявшись прокачивать героев в Runescape, а потом продавать их в Америку. Получилась настоящая работа: при 16 часах игры прибыль получается порядка $2 в день — по местным меркам, это внушительные деньги.

Венесуэльские грайндеры вызывают гнев обычных игроков, которые пришли в Runescape, чтобы расслабиться. В итоге на серверах начинается охота за теми, кто пишет в чате на испанском. Как пишет Рут Стракан из Investment Monitor, для обычного игрока встреча с перекаченным персонажем означает омраченный вечер отдыха, а для венесуэльца это вопрос того, удастся ли ему прокормить семью.

Иран

Engare — замечательная игра, разработанная в Иране. Ваша задача — чертить геометрические формы, прикрепляя «карандаш» к движущимся физическим объектам

Эта страна тоже находится под санкциями США на протяжении десятилетий. Ситуация с играми напоминает ту, что сейчас сложилась в России: платежные системы отрезаны от игровых магазинов, купить игру можно только через поддельный аккаунт, переплачивая из‑за разницы в курсах валют. Повсеместно распространено использование VPN.

Интересно, что консоли продаются — даже PS5 и Xbox Series S/X, — хотя официальных представительств Sony и Microsoft в стране нет.

Иранский феномен — это покупка одной игры на несколько человек.

Есть специальные магазины, продающие не игры, а аккаунты PlayStation Network. На таких аккаунтах установлена ровно одна игра — например, новая FIFA.

Покупатель приходит в магазин, зная, что вместе с ним такой же аккаунт приобретут и несколько других человек, но щедрая скидка по сравнению с ценой на коробочную или онлайн-версию этой же игры заставляет мириться с неудобствами. Возможно, нескольким покупателям приходится договариваться между собой о часах игры, чтобы не мешать друг другу (одновременно два одинаковых аккаунта не могут работать онлайн).

Северная Корея

В игре худо-бедно показан реальный Пхеньян. Проезжая мимо достопримечательности, можно подбирать открытки с описанием культурного объекта

На фоне того, что в стране нетЕго заменяет «Кванмен» — внутрикорейская сеть, лишенная доступа к всемирному интернету. интернета, проблемы с играми кажутся несущественными. Достоверную информацию о Северной Корее найти не так‑то просто, но, судя по всему, игры там застряли на уровне начала 90-х годов прошлого века. В компьютерном клубе можно поиграть в Mario Kart, только не в восьмой, для Nintendo Switch, а в самый первый, для SNES. Причина банальная — к северокорейским PAL-телевизорам не подключить никакую консоль, кроме пиратского клона SNES.

Если верить посту в Reddit, написанному по впечатлениям сбежавшего из Северной Кореи молодого человека, в стране популярна «Дота» (до недавнего времени — первая, а не вторая). Ввиду отсутствия Steam, играть в нее приходится по локальной сети и тайно, на съемных квартирах.

Первой игрой, разработанной в Северной Корее, официально считается «Пхеньянский водитель». В гифке чуть выше можно ознакомиться с тем, как она выглядит. Чтобы попусту не тратить время корейской молодежи, игра содержит культурную ценность: периодически в кадре возникает девушка-регулировщик и показывает знак, который водитель обязан соблюсти.

Еще одна северокорейская игра называется «Охота на янки», и в ней нужно убивать американских военных. За пределы «Кванмена» вырвался лишь один скриншот.