Завершился The International, ежегодный турнир по Dota 2 с рекордным призовым фондом в $40 млн. По традиции босс Valve Гейб Ньюэлл лично выступил на церемонии открытия. Про это редко вспоминают, но Dota не всегда была игрой Valve. 8 лет назад хозяева Steam судились из‑за нее с Blizzard, и до сих пор сложно поверить в то, что им удалось победить.

В начале двухтысячных, во время бума онлайновых игр, в воздухе витала идея сделать супергеройскую MMORPGМассовая многопользовательская онлайновая ролевая игра.. Marvel и DC, слишком занятым производством фильмов по лицензии, было не до того, а рядовому разработчику получить права хотя бы на одного популярного героя комиксов было просто нереально.

Корейский издатель NCSoft нашел, как тогда казалось, гениальный выход из положения. В игре City of Heroes номинально не было ни одного лицензированного супергероя, зато присутствовал редактор персонажей, в котором можно было самим создавать кого угодно и — по удивительному совпадению! — в этом редакторе нашлись все необходимые инструменты, чтобы собирать героев, очень похожих на Человека-паука, Венома или Халка. Ну а что такого — при желании можно и в Skyrim слепить себе Супермена, мало ли что там пользователи себе напридумывают.

Marvel не оценил остроумие NCSoft, ответив тринадцатью судебными исками, после которых City of Heroes прекратила свое существование.

Эта история не имеет непосредственного отношения к тому, о чем пойдет речь ниже, но отлично дает понять, что бренд — это самое дорогое, что есть в игровой индустрии. За него готовы биться насмерть.

© Valve Corporation

«Когда игра становится культурой, она продает сама себя без затрат на рекламу», — эта фраза босса Wargaming Виктора Кислого отлично описывает состояние Warcraft (Blizzard Entertainment) во второй половине нулевых.

Игра снискала такую славу, что начала порождать культы без каких‑либо усилий со стороны разработчиков. Одной из таких приятных неожиданностей стала вышедшая в 2003-м чрезвычайно популярная модификация для Warcraft 3 под названием DOTA (Defense of the Ancients). На русский язык это словосочетание можно перевести как «Защита древних», но в официальной версии последнее слово заменили более изящным каламбуром — «Древо»Древо Войны..

«Защита Древ»: здания ночных эльфов из Warcraft 3 и древние (по возрасту), и деревянные (по сути). Этот дурацкий и ничего, на первый взгляд, не значащий факт будет иметь колоссальное значение несколько лет спустя, когда две компании с миллиардными оборотами будут драться за «Доту».

С точки зрения геймплея DOTA напоминала Warcraft (ничего удивительного: ее создали разработчики-любители, используя редактор миссий Warcraft 3) с той лишь разницей, что управляли вы не целой армией, а только одним героем. Задача — проникнуть на базу соперника и уничтожить его Древние здания. В этом вам помогали отряды подконтрольных искусственному интеллекту бойцов, которые без вашего вмешательства автоматически бежали в направлении вражеской базы. Особенно интересно было играть вместе с напарниками, каждый из которых управлял одним из героев, и творчески комбинировать умения.

Blizzard обрадовалась растущей популярности модификации, но чем‑то из ряда вон выходящим она не была. Так, например, мод для Starcraft под названием Aeon of Strife, считающийся прообразом DOTA, тоже в свое время собрал крепкую фанатскую базу. Компании от этого одна только польза: проект дольше остается на слуху, зачем чинить что‑то, что и так работает.

Из Blizzard DOTA в итоге получилась Heroes of the Storm, не самая популярная, но и не провальная игра. Она существует по сей день

Первые звоночки о том, что Blizzard пора бы и подсуетиться, раздались в 2008 году. Тогда была анонсирована League of Legends; потом вышли Heroes of Newerth и Demigod от студий-конкурентов. Все эти игры копировали концепцию DOTA, но взамен корявого любительского интерфейса (тяжелого наследия непрофессиональной разработки) предлагали качественный сервис: быстрый матчмейкинг, обновляемый рейтинг игроков, удобное меню вместо командной строки. Все эти довольно поверхностные улучшения становились ключевым мотиватором к покупке, когда речь шла об онлайновой игре.

Blizzard, привыкшая отбивать атаки армий подражателей, в рабочем порядке трудилась над своей версией DOTA. Решено было заботливо взять под крыло любительскую модификацию, развить ее, заодно украсив знаменитыми героями из своих игр (инопланетянин Зератул из Starcraft сражался бы с паладином Утером из Warcraft). Проект, не долго думая, так и назвали — Blizzard DOTA.

Попробуйте представить себе изумление сотрудников Blizzard, когда в один прекрасный день они обнаружили, что игра с таким названием уже существует, более того — им самим использовать слово DOTA теперь уже нельзя.

Хозяева Steam и фактические монополисты на рынке PC-гейминга из Valve во главе с Гейбом Ньюэллом анонсировали свою Dota 2.

Когда первый шок от столь дерзкой кражи прошел, Blizzard подала в суд.

© Valve Corporation

Аргумент у Valve был очень простой. Незадолго до анонса она заключила контракт с одним из разработчиков оригинальной DOTA по прозвищу IceFrog, а следовательно, вместе с ним приобрелаНевероятно спорный, на наш взгляд, пункт. Элементарный контраргумент — IceFrog был не первым и не последним человеком, работавшим над DOTA, даже название придумал не он. права и на механику игры.

Blizzard резонно возразила, что не только механика, но и герои, и умения подчистую скопированы, у них даже похожие имена и названия. Valve лихо парировала: мало ли что там на кого похоже, главное — проверить, зарегистрированы ли слова как торговые марки. Если да, то их слегка меняли (так Yurnero Juggernaut стал просто Juggernaut), а если нет, то брали как есть.

Blizzard начала давить на название — DOTA. В этот момент и вскрылась главная уловка Valve. Хитрецы-юристы апеллировали к тому, что торговой марки DOTA не существовало. Valve сама зарегистрировала ее, опередив Blizzard! Окажись Blizzard чуть предусмотрительнее и сделай она в свое время из DOTA официально зарегистрированный товарный знак, Valve вряд ли покусилась бы на бренд, но теперь уже было поздно.

Тут-то, наконец, Blizzard вспомнила про упомянутые в начале статьи Древа. Ancients из вселенной Wacraft как раз-таки являлись ее интеллектуальной собственностью, на которую у Valve не было никаких прав. Но и здесь последовала сокрушительная контратака. Ancients-то, конечно, Древы, но только если мыслить слово DOTA аббревиатурой. А Valve аббревиатура вовсе не нужна, у нее совсем другое слово — Dota, первая буква заглавная, три последующих строчные. Что это слово значит? Да черт его знает, какая разница. Главное, что оно зарегистрировано как торговая марка, права на нее у Valve, остальным использовать нельзя. Это классический трюк из арсенала черного пиара, которым не брезгуют российские провинциальные политтехнологи, когда вместе с реальным кандидатом Ивановым выставляют еще одного Иванова (бездомного, за бутылку водки согласившегося выдвинуться в мэры города); неразборчивый избиратель запросто может поставить галочку не тому Иванову. Все. Blizzard было впору цитировать «Дубровского».

© Valve Corporation

Но не спешите жалеть Blizzard. У нее самой небезупречная репутация, и речь даже не о скандале с неподобающим отношением к женщинам. С самого основания вся корпоративная политика компании так или иначе выстроена вокруг заимствования уже имеющихся геймплейных наработок других авторов. Warcraft была клоном Dune 2, World of Warcraft копировала механики Everquest, Overwatch — клон Team Fortress (как раз от Valve).

В английском языке есть отличное выражение honor among thieves, которое на русский язык можно перевести примерно как «воровская солидарность», ну или буквально «честь среди воров». Valve совершила подлый, непристойный поступок по меркам обывателей, но в системе ценностей Blizzard это как раз-таки нормальный ход, вполне вписывающийся в нормы упомянутой чести. Публично Blizzard обвинила Valve в краже, билась с ней в суде, но про себя боссы компании наверняка подумали, что обыграли их изящно, хитро, а главное — по давно принятым самой же Blizzard правилам.

Надо было быть дальновиднее, заранее увидеть в DOTA ценнейший актив и своевременно защитить его. Компания подставилась, и в уязвимое место нанесли удар. Это стало ей уроком.

В большой семье клювом не щелкай.