От детей, которые выигрывают в конкурсах, выступают на сцене и становятся звездами, часто по умолчанию ждут новых успехов. Мы поговорили с теми, кто добился признания очень рано, о том, как они чувствовали себя в детстве. А еще спросили психолога, стоит ли пытаться влиять на детскую одаренность.

«Только на том, что ты талантлив, далеко не уйдешь»

Афанасий Прохоров

Певец, актер, танцор, пианист и театральный постановщик.

Я начал петь в шесть лет. Дома мы ставили маленькие семейные спектакли, как‑то раз папа спел «Блоху» Мусоргского. Я повторил за ним, он повернулся к маме и сказал: «Вот, родили вокалиста».

В 10 лет я переехал в США и начал профессионально заниматься музыкой. Большую роль в этом сыграл папа — педагог по вокалу, оперный режиссер, продюсер и композитор. Он развивал мой голос, а еще был одним из создателей детской студии Lucky Ten в Бостоне — там было 10 мальчиков, которые пели и танцевали по аналогии с десятью австралийскими тенорамиThe Ten TenorsАвстралийский музыкальный ансамбль. Много гастролирует по Европе, Канаде и США. Группа исполняет разнообразный репертуар: классические песни Queen, Bee Gees, ABBA, отрывки опер и австралийские мелодии.. Я стал солистом и вместе с Lucky Ten гастролировал по всему миру. Эти ребята — мои лучшие друзья. Между нами не было конкуренции, мы поддерживали друг друга без зависти. Куда бы ни ездили, показывали свой профессионализм и единство.

В детстве я репетировал, пока педагоги и хореографы не останавливали меня со словами, что необходимо отдохнуть.

А еще учился в школе и не должен был ее пропускать, поэтому бежал на репетиции прямо оттуда. Иногда работал до 11 вечера. Были моменты, когда я ощущал, что плохо готов к выступлению, — например, не успел всего за несколько часов выучить новую песню. Тогда мне хотелось спрятаться и никому не показываться. Но о том, чтобы бросить творчество и музыкальную карьеру, я никогда не думал.

Тогда я понял, что нервничать — это обычное дело. Если ты нервничаешь, значит, тебе не все равно. У меня были провалы, но были и хорошие выступления. Это часть становления артиста, через это надо пройти.

© Личный архив

Я хорошо отношусь к тому, что в детстве меня называли «русским вундеркиндом», потому что заслужил, чтобы люди восхищались моей работой и талантом. За моими выступлениями стояла кропотливая работа. Только на том, что ты талантлив, далеко не уйдешь.

Когда записи с моими выступлениями выложили на YouTube и они собрали много просмотров, нам начали звонить люди со всего мира, обо мне говорили как о «том самом мальчике из Бостона», а в школе стали называть «русской звездой». Это было приятно и чуть-чуть странно: ого, мои выступления смотрят даже в школе!

До сих пор мне говорят про детские видео. Я пришел в Бостонскую консерваторию, и обо мне все уже знали именно по ним. Мне присылают записи того, как кто‑то смотрит эти видео сегодня. Смущает ли меня это? И да, и нет. Я понимаю, что я уже вырос, у меня другой голос, и надо идти дальше, но этот опыт навсегда со мной.

Ломка голоса — сложный процесс, когда нужно беречь связки и приходится сталкиваться с ограничениями. Мне было страшно, но этот момент невозможно пропустить, через него надо пройти. Когда это происходило, я не мог солировать и оказался на сцене на втором плане. Но даже играя роль, в которой не надо петь, я делал это так, что все запоминали. Это помогало мне преодолеть психологически тяжелые периоды.

Когда я окончил Бостонскую консерваторию, началась пандемия. В Америке закрылись все театры, поэтому пришлось искать другую работу. Мне всегда нравилось быть продюсером и записывать музыку, делать аранжировки, и я начал заниматься видео, работал оператором, снимал рекламу. Преподавал танцы и вокал детям. Сейчас хочу научиться быть осветителем. Пандемия помогла мне понять, что у меня есть другие способности, которые хочется развивать, появились новые цели и желание их воплотить.

Недавно я исполнил давнюю мечту — записал несколько авторских песен, в ближайшем будущем хочу выпустить их с клипами. Я не останавливаюсь на чем‑то одном и счастлив, что мое творчество разнообразно. Творчество — это то, для чего я родился.

«Когда я ничего не делаю, то чувствую себя очень плохо»

Ева Уварова

Танцовщица, мастер спорта по художественной гимнастике. Участница телевизионных шоу «Dance Революция (Первый канал), «Танцы на ТНТ», «Танцуют все» (СТБ).

Танец привлекал меня с детства. На отдыхе в Турции я не пропускала ни одной дискотеки: мне всегда хотелось пойти на зов музыки, показать, какие чувства она вызывает. Но осознанно я захотела танцевать в 10 лет, когда попала на мастер-класс Ильшата Шабаева, победителя первого сезона «Танцев на ТНТ». До этого я занималась художественной гимнастикой, там нужна максимальная концентрация и вовлеченность в процесс. А в танцах есть место свободе — это очень меня привлекло.

На первое танцевальное шоу я попала спонтанно: в 2016 году мы с мамой узнали про предкастинг «Танцуют все» и решили попробовать себя. Я прошла все этапы отбора и стала его участницей. На тот момент мне было 11 лет.

Было тяжело, но я ведь занималась гимнастикой. Там все просто: иди отсюда, если ты пришел ныть и расслабляться.

Люди, которые жертвуют силами, комфортом и здоровьем, добиваются большего, чем те, кто себя жалеет. Я чувствовала, что мне хочется спать, а не тренироваться, нет желания наносить макияж и идти выступать, но потом понимала, что делаю это для себя. Почему бы мне не сделать себя лучше? Почему я должна останавливаться и возвращаться обратно?

В 2017 году со взрослой командой Red Haze Crew я поехала на чемпионат мира по хип-хопу в США. Мы пошли на Universal Studio, там меня узнали и попросили сфотографироваться. Я удивилась: «Ничего себе! Меня знают на другом континенте». В этот момент я впервые почувствовала себя известной. Но пока я не на таком уровне, чтобы говорить, что популярна. У меня были контракты с Calvin Klein, Street Beat, «Спортмастером», дважды с Tommy Jeans. Когда тебя выбирают как лицо бренда, это приятно. Не буду лукавить, мне нравится слава и внимание, но я должна делать еще больше, чтобы их заслужить.

Я всегда грезила о «Танцах на ТНТ». В 2016 году я снималась в детском спецвыпуске — тогда моя мечта осуществилась лишь частично. А полностью —год назад: я стала участницей шоу. Это было очень сложно. Мы жили в изолированном отеле рядом со съемочной площадкой, а мне невыносимо постоянно находиться в одном месте. Помню переломный момент: я узнала, что буду выступать с Ваней ДмитриенкоВаня (Иван) ДмитриенкоМузыкант, актер, участник шоу «Танцы со звездами», и расстроилась, потому что хотела соло под энергичную композицию, а не лирическую, поплакала, закрылась в себе. Но потом поняла, что веду себя некрасиво, и собралась. У меня была цель — дойти до конца.

В телевизионных проектах никогда неизвестно, кто победит. Там все субъективно. Я не вижу смысла переживать по этому поводу — лучше направить энергию на что‑то другое. Выступаю не для того, чтобы что‑то выиграть, а чтобы поделиться тем, что я умею делать на достаточно высоком уровне.

Я не обращаю внимания на жалость, когда кто‑то говорит, что у меня не было детства.

Почему я должна прислушиваться к мнению, которое мне не нравится? У каждого свой путь: кто‑то гуляет во дворе, кто‑то танцует в зале. Мы сами направляем себя туда, куда мы хотим. Я ни о чем не жалею, кроме того, что я давила улиток в три года и не думала, что они умирают. Мне просто нравился хруст домика. Это самое плохое, что я делала.

Когда я ничего не делаю, то чувствую себя очень плохо. Отдых для меня — смена деятельности: катаюсь на велосипеде, встречаюсь с друзьями. Мне всегда нужно отвлекать себя от главного занятия, иначе можно сойти с ума. Когда чувствую, что мне все надоело, полдня лежу, смотрю сериал, но потом собираюсь с силами и иду что‑то делать.

У меня крутая семья. Я знаю, что некоторые родители не разделяют интересы детей, но мои родители меня всегда во всем поддерживали и наставляли. Если бы не они, я не была бы сегодня собой.

Я не понимаю, когда детей заставляют чем‑то заниматься насильно. Надо пробовать ребенка в разных делах, нельзя давать ему сидеть просто так. Но если перегнуть, не будет желания заниматься ничем. Нужно знать меру: есть основное дело и какие‑то несколько маленьких.

Мои проекты отчасти связаны с мамой. Она выбирала их для меня. Как ты сам найдешь танцевальный проект в 11–12 лет? Родители были заинтересованы в моей реализации как танцора, и благодаря тому, что они находили интересные мероприятия, я продвигалась на новый уровень. Меня никогда никуда не тащили. Я просто не буду делать то, что мне не нравится!

Когда я была маленькая, неадекватные мужчины присылали мне неприличные фото в директ, но его читала мама. Недавно иностранец написал и прислал сцену изнасилования. Это главный минус известности. Ты всегда должен что‑то выдавать публике, а как только перестаешь это делать, становишься неинтересным, и тебя начинают провоцировать на реакцию.

Равнодушие страшнее, чем отсутствие эмоций. Ты вызываешь восторг или негатив — это в любом случае сильные чувства.

Я не обращаю внимания на хейт в соцсетях. Люди, которые пишут подобное, — глупые. Они тратят свое время на меня и не понимают, что делают мне лучше: увеличивается охват за счет комментариев. Тот факт, что они уделили время тому, чтобы сделать мне плохо, говорит только о том, что моя персона их волнует, а это приятно.

«Нужно жить и наслаждаться жизнью»

Кристина Дрозд

10-кратная призерка ВСОШ по экономике, праву, обществознанию, французскому и испанскому языкам

Я с первого класса участвовала в конкурсах и олимпиадах для младших школьников, потому что задачи по программе были слишком легкими, а мне хотелось идти дальше. А в шестом классе увидела, как ребята из моей школы берут призовые места во всероссе (заключительный этап Всероссийской олимпиады школьников. — Прим. ред.), и захотела в этом себя попробовать. В седьмом классе впервые поучаствовала во всероссе по праву. Всего у меня 10 дипломов: пять по праву, два по обществознанию, по одному — по французскому, испанскому и экономике. На заключительных этапах я была 14 раз: не сразу выиграла экономику и испанский и не вошла в число призеров по русскому языку и литературе.

В олимпиадах меня привлекало, что задания нешаблонные и подразумевают творчество, а для меня это и есть настоящее знание.

Олимпиада — это возможность выйти за рамки правильного и неправильного. Это маленькая жизнь, где делаешь интересные и сложные вещи и получаешь от этого удовольствие.

Было ли мне психологически тяжело? В седьмом-девятом классах я нервничала, боялась, иногда плакала по пути на вокзал. Однажды я сидела на кухне, плакала и вдруг сказала маме: «Я никуда не поеду». Она ответила: «Хорошо, не хочешь — не езди». Тогда я сама поняла, что сидеть в зоне комфорта и не пытаться выйти на другой уровень мне не нравится.

В 10-м классе я поставила себе цель: выиграть олимпиаду по экономике и связать свою жизнь с этим направлением. Тогда до призерства мне не хватило двух баллов. Я расстроилась и решила, что это не мое, злилась и не занималась месяца четыре, но в конце лета родители сказали: «Может, еще раз попробуешь?» Они видели, что экономика мне интересна. Я решила попытаться еще раз и взяла реванш в 11-м классе.

С возрастом я стала проще относиться к тому, что невозможно везде и всегда показывать гениальные результаты. После поражения победа воспринимается слаще и ценнее, она — мотиватор двигаться дальше.

Еще на олимпиадах я знакомилась с разными людьми, нас объединяла любовь к одному предмету. Так я встретила близкую подругу на олимпиаде по праву в восьмом классе. Эта дружба ценнее, чем диплом, который я тогда получила.

Я никогда не думала, что это все происходит ради дипломов. Мне важна возможность развиваться, а в подготовке к олимпиаде узнаешь что‑то новое в колоссальных объемах, учишься анализировать. Я люблю искать связи и понимать мир через спектр разных знаний, поэтому так хочется охватить как можно больше.

© Личный архив

Я никогда не чувствовала себя отделенной от одноклассников. Скорее наоборот: мне было хорошо, потому что я не должна была ходить в школу, как все. Я могу взять и позволить себе не прийти в школу, или прийти потому, что я хочу. При подготовке к олимпиадам я тоже сама решала, что и когда делать. Иногда понимала, что не хочу читать книгу, и вместо этого шла в бассейн. Олимпиады помогли мне понять, что, когда делаешь что‑то крутое, всегда существует доля ответственности, но есть и преимущества — ты сам контролируешь свою жизнь.

Для успеха важна самоорганизация. Я четко видела задачи перед собой. Если я не хотела читать кодекс, то я делала задачу со следующей недели, а кодекс обязательно изучала позже. Такое гибкое расписание помогало. Я не заставляла себя, а чередовала активность. Уставала от права — переключалась на языки.

Природная предрасположенность к участию в олимпиадах — это желание знать больше и копнуть глубже. Тебе хочется понять, почему правила такие, почему их не отменить. Это про вопросы к себе и миру. При желании любой ребенок может достичь результата, имея усидчивость и усердие, даже если хочет просто поступить в вуз без экзаменов.

Семья всегда говорила мне, что я особенная и у меня все получится.

Я благодарна за то, что мне внушили веру в себя. Если я чего‑то хочу, то я могу этого добиться. Сейчас я студентка, учусь в МИЭФ ВШЭ на программе двух дипломов с Лондонским университетом. Я ездила по обмену в Италию, была на стажировках, нашла постоянную работу.

Я точно знаю, что, только когда ты чувствуешь себя хорошо, ты можешь выбрать то, чем действительно хочешь заниматься. Нужно жить и наслаждаться жизнью, не бояться пробовать себя в разных направлениях.

Можно ли повлиять на детскую одаренность?

Алексей Обухов

Кандидат психологических наук

Говоря про одаренных детей, мы часто подразумеваем талантливых. Талантливый — это тот, кто оценен социумом или окружением. Но можно быть одаренным ребенком без социального подтверждения. «Академическая успешность» не равно «одаренность», хотя отличников часто называют одаренными. Академическая успешность требует исполнительности и высокого уровня саморегуляции, а одаренность скорее предполагает самостоятельность, творческий способ мышления.

«Сделать» из ребенка вундеркинда или как‑то повысить его одаренность на самом деле невозможно. В возрастной психологии есть понятие сензитивных периодов — моментов, когда человек наиболее чувствителен к воздействию внешней среды, что приводит к эффективному развитию. Если мы начинаем воздействовать на ребенка, а сензитивный период еще не начался, эффекта не будет. У любого ребенка есть ресурс, и он конечен. Если не сформированы базовые психические свойства, на основе которых строится сложная деятельность, попытка навязать ее будет бессмысленна. В лучшем случае ребенок сможет повторить то, что ему показали или сказали, без понимания сути.

Академическая успешность в российской системе образования чаще всего строится на хорошей памяти, а не на развитии мышления. Наиболее продуктивна память у детей в 5–10 лет. Но если эксплуатировать только память, то мышление не развивается, и на следующем сензитивном периоде, когда объем памяти уже перегружен, ребенок перестает «выезжать». Это иногда называют «затухающей одаренностью», но на самом деле мы просто видим, как ребенок перешел в следующий период, где невозможно использовать только хорошую память, нужны другие способности.

Перегрузки детей, особенно на раннем этапе, вряд ли приведут к чему-то хорошему. Развивающий эффект оказывает самодеятельность: когда ребенка что‑то привлекает, он начинает этим увлекаться, и взрослый просто это поддерживает. Создание среды и условий дает значительно больший эффект, чем целенаправленное педагогическое воздействие.

Настоящим ядром одаренности является мышление, творческие способности и мотивация.

Еще стоит отметить проблему стигматизации, когда ребенка посчитали одаренным и начали по-особенному к нему относиться: «Тебе много дано, к тебе особые требования». Это деформирует отношение со стороны сверстников, нарушает самооценку и адекватное самосознание ребенка. Отчасти поэтому специалисты публично не говорят детям «ты одаренный ребенок» — более корректно отметить выраженную мотивацию, высокие способности.

Одаренные дети находятся в зоне риска: им может быть сложнее строить отношения со сверстниками, вероятны трудности в эмоциональном развитии. Такому ребенку может быть тяжело и с самим собой, и в социуме, потому что любое общество настроено не на разнообразие, а на среднего человека. Быть человеком с выраженными способностями — дар, которым непросто владеть.

Подробности по теме
«Я все же не лицо России»: Лиза Янковская — любимая актриса года. Все дело в фильме «Ника»
«Я все же не лицо России»: Лиза Янковская — любимая актриса года. Все дело в фильме «Ника»