В пивбаре «Сосна и липа» заработал книжный уголок «Живет и работает», где продают потертого Пришвина, странные зины и философские сборники. С одной стороны, напоминает о «Проекте О.Г.И.», с другой – о вечной дружбе ума и алкоголя. «Афиша Daily» попросила владельцев подобрать вычурное пиво к чтению.
Санчир Бадаков
Сооснователь «Сосны и липы», музыкант группы Elektromonteur
Андрей Липа
Сооснователь «Сосны и липы», пивной блоггер
Денис Крюков
Владелец «Живет и работает», писатель
Лена Зайкина
Помощница Крюкова, специализируется на зинах

Датское пиво в стиле мумме

Альманах «Тарусские страницы», Калуга, 1961

Пиво — 700 р., книжка — 400 р.

Липа: «Сейчас начинает возрождаться этот старинный северноевропейский стиль пивоварения, и это один из примеров — настолько старинный стиль, что даже называние похоже на «мумию». На вкус оно — будто пьешь травяную настойку и закусываешь бисквитным пирогом, и от всего этого тебе действительно хорошо. Очень интересное сочетание, а Скандинавия — один из самых интересных регионов на предмет крафта».

Крюков: «Нас заинтересовало, что это пиво старое и травяное. На этот случай у нас есть отличный букинист — альманах «Тарусские страницы». Достаточно старая книжка: вот тут даже вырезана по непонятным причинам часть страницы — и, кажется, что-то более травяное в ассортименте нашего уголка найти будет сложно. В редакционном совете — Константин Георгиевич Паустовский, например. Каждый человек, кто был в Тарусе, знает, что это мир добра. И неважно уже, про что эта книга, обязательно про все хорошее».

Подробности по теме
Что пить
А я IBU? Как хорошо вы разбираетесь в крафтовом пиве
А я IBU? Как хорошо вы разбираетесь в крафтовом пиве

Бельгийский сауэр-эль

Четыре самиздатовских журнала

Пиво — 400 р., журналы: New Weird Russia — 200 р., Leb wohl Lotte — 250 р., «Юлия Попова» — 250 р., «Четыре» — 350 р.

Липа: «Это такой кислый эль — как будто взяли носки после пробежки и добавили солод. И получилась прежде всего свежесть. В пиве каждый год что-то становится модным, и вот это тренд 2016 года — дикие дрожжи, спонтанное брожение. Его специально хитро варят, чтобы оно было таким кислым. А еще в этом семействе напитков имеются настолько кислые эли, что они как винчик — долго выдерживаются в бочках».

Зайкина: «Кислый эль — мода года, и модный ответ от «Живет и работает» — зины, которым в нашем шкафу посвящена целая полка. В первом, New Weird Russia, неизвестные люди присылали в неизвестную редакцию свои литературные истории. В Leb wohl Lotte Настя Кайнеанунг интерпретировала отрывок из «Страданий юного Вертера». А вот Стас Гайворонский из «Ходасевича» и Юлия Попова, модный дизайнер, — они сделали истории про Выхино. И наконец, последний журнал — остаток тиража зина «Четыре», который издали художники Саша Маршани, Саша Федоровская, Маша Базилевская и Марта Пфайффер. Кроме как у нас, его уже нигде больше не найти».

Подробности по теме
Выставки в Москве
«Секс и сыр», «Паддингтон» и другие дикие самодельные журналы
«Секс и сыр», «Паддингтон» и другие дикие самодельные журналы

Бельгийский квадрюпель

Сборник статей журнала Tel Quel, «База», 2011, и Рубинштейн Л.С. «Большая картотека», «Новое издательство», 2015

Пиво — 300 р., Tel Quel — 1100 р., «Большая картотека» — 600 р.

Бадаков: «Это очень крепкий эль в бельгийском стиле. Есть исконные бельгийские сорта пива — дюбель, трипель, квадрюпель: соответственно, полегче, покрепче и хардкор. Бельгийские пивоварни — по-хорошему — должны достойно уметь варить свои исконные сорта. Вот этот квадрюпель — такой немного старомодный, в стиле, который часто практикуют в бельгийских монастырях. Иногда после­ закрытия бара мы с А­ндреем и Денисом оста­емся и выпиваем на тр­оих бутылочку. А потом — оп! — ­и утро».

Крюков: «Дюбель, трипель и квадрюпель — все это история про то, как нечто набирает запредельную концентрацию. Хорошая аналогия в мире книг — альманах издательства «База», посвященный французскому философскому журналу Tel Quel, где печатались Барт и Деррида. Огромный труд с дикой концентрацией авторов, разнесенных по годам. К этому можно присовокупить издание Льва Рубинштейна — в нем собраны все его открытки с 70-х годов. Такой квадрюпель Рубинштейна».

Подробности по теме
Лучшее в городе
50 баров с крафтовым пивом
50 баров с крафтовым пивом

Шведское пиво в стиле Juicy DIPA

В.Ермолаева «Собачки», Ad Marginem, 2014

Пиво — 500 р., книги — по 350 р.

Липа: «Выраженная тенденция в крафте конца 2016-го — IPA с добавлением определенных дрожжей, которые дают ему фруктовый аромат и практически убирают горечь. По определению IPA должен быть горьким, а здесь этого нет, и это странно. Кроме того, и цвет у него такой — непрозрачный и мутный, — что можно подумать, будто пьешь сок. За последние месяцы ушедшего года он стал очень популярным — как группа «Грибы», только гораздо приятнее».

Крюков: «У этого IPA нет характерной горечи — это нечто, что выдает себя за другое. В таком случае в комплект к нему пойдет идеальная история от издательства Ad Mаrginem. Они сделали серию репринтов детских книг 1920–1930-х годов, где участвовали великие художники и авторы — от Мандельштама до Катаева. Мы привыкли, что Ad Marginem выпускает книжки с текстами, а здесь они впервые выходят практически полностью в пространство картинок, при этом их посыл будто остается прежним».

Бельгийский империал-сэзон

Луис Вирт «Урбанизм как образ жизни», Strelka Press, 2016

Пиво — 700 р., книга — 250 р.

Бадаков: «Есть такой стиль пива, в нашем случае сваренный топовой бельгийской пивоварней, — сэзон. Его довольно давно начали варить в Валлонии. Суть в том, что в пиво добавляли не только хмель, но и травы, специи, которые можно было найти в регионе. Варили зимой и по возможности делали крепким, чтобы оно не испортилось к лету. Потому что летом — сбор урожая, а пить-то в поле надо. Приставка «империал» значит, что оно еще и крепкое, а, значит, вкусное. Просто я так считаю: почти все, что крепкое, — вкусное».

Крюков: «Вот, например, наш товарищ Стас Наранович, редактор сайта «Горький», спрашивает, с чем связан интерес широкой общественности к философским книгам. И сам себе он отвечает: ни с чем. Это просто такой сезонный вопрос. Сейчас стали популярны, скажем, философские сюжеты, иногда уходящие в сторону урбанистики или фотографии. А иногда — просто в розовый цвет».

Эстонский империал-стаут

Ikuru Kuwajima «Tundra Kids», Schlebrügge Editor, 2015

Пиво — 500 р., альбом — 1500 р.

Бадаков: «Опять приставка «имперский» — значит, плотное и крепкое. В данном случае мягкое и даже бархатистое. Ценители крафта обычно как раз за империал-стаутами охотятся, потому что с ними часто экспериментируют и добавляют разные ингредиенты во время варки — начиная с кофе и заканчивая малиной. IPA все пьют, потому что он горький и похож на пиво, а империал-стаут может быть выдержан в коньячных бочках. Иногда даже не понять, пиво ты пьешь или не пиво».

Крюков: «Речь про роскошное эстонское пиво, сравнимое по благородству с вином или коньяком. К такому подойдут альбомы нашего японского друга Икуру Кувадзимы. Странное образование: вроде бы это книжка, но открывается не с той стороны и разворачивается как-то хитро. Стоит немало, хотя вроде бы это книжка, а не альбом. Короче, крутые японские штуки».

Голландский барливайн, выдержанный в бочке

В.Козлов «Варшава», Ad Marginem, 2004

Пиво — 800 р., книга — 150 р.

Липа: «Все, что мы говорили до того об империал-стаутах, можно забыть, потому что это пиво из пив, вкусное и дорогое. Делает его одна из лучших пивоварен Западной Европы, кроме того, оно выдержано в бочке из-под бурбона, которая дает специфический аромат и 12 градусов. Будь моя воля, я бы покупал его ящиками и выдерживал, а потом пил бы сам, доставая только в непростые моменты жизни. От него может создаться такое философское настроение, когда хочется подумать об альт-райтах и их будущем в рамках мировой политической системы».

Крюков: «Идеальный рецепт для тяжелых моментов жизни — чтение исчезающих книг. Вот, например, от того же Ad Marginem — по-моему, третий текст писателя Козлова 2004 года. В отличие от первых двух он уже утратил некую лихость, но еще прыщаво-жесткий. Читать его не очень интересно — тем более за первые два романа («Гопники» и «Школа») мы уже поняли настроение автора, — если бы не одно но. Этот текст обладает чудодейственным абсолютно воздействием: Козлов описывает челночные будни 90-х в Белоруссии и живописует их таким мощным образом, что, прочитав страниц 20, понимаешь главное. Твоя жизнь удалась, нужно идти и радоваться, потому что у героев «Варшавы» происходит такое, что не дай бог, — такое шершавое, заскорузлое ничто».

Испанский сауэр-эль

Серватес «Интермедии», «Искусство», 1956, и Хосе Ортега-и-Гассет «Размышления о Дон Кихоте», Grundrisse, 2016

Пиво — 450 р., «Интермедии» — 250 р., «Размышления о Дон Кихоте» — 500 р.

Бадаков: «Вот эта вот ­каталонская пивоварня­ потратила целый год, чтобы сделать пи­во похожим на сангрию­. И, признаться, санг­рию я не люблю, а вот­ пиво, на нее похожее, — вполне. Обмотался х­амоном с ног до голов­ы и пьешь».

Крюков: «Испанская тема нам несколько чужда — тем более сейчас на дворе мороз. Но, на счастье, в шкафу присутствуют Сервантес со своей «Интермедией» и Хосе Ортега-и-Гассет».

Литовское пиво в стиле IPA

В.Кожевников «Март–апрель», «Детгиз», 1960 и книжки издательства «Красный матрос»

Пиво — 450 р., «Март–апрель» — 150 р., «Сборникъ задачъ противоалкогольнаго содержанiя» — 250 р., «Быт рабочей казармы» — 250 р., «Ложка и трусики *(Письмо из Туркестана)» — 250 р., «Про Тойво Анткайнена» — 250 р.

Липа: «Одна литовская пивоварня сварила пиво, которое назвали джин-тоник, конечно, не добавляя ни одного ни другого. По вкусу — как рассольник, такое пиво для опохмела. Люди, не страдающие алкоголизмом, скорее всего, не оценят».

Крюков: «Вот продукция издательства «Красный матрос» полностью для опохмела. У нас ее, к счастью, много. И отдельно стоит отметить вот эту книгу Вадима Кожевникова «Март–апрель»: любому мужчине с любого похмелья решает все вопросы. Ведь похмелье — это что такое: утренний подвиг, который длится до самого вечера. А тут все героическое и правильное. Если начать читать в метро, то придется реветь прямо в поезде. Потому что внутри — самый что ни на есть героизм».

Бар «Сосна и липа» регулярно меняет ассортимент напитков — представленных в материале может не оказаться в наличии. Редакция предупреждает о вреде алкоголя для здоровья.

Ресторан
Сосна и липа
  • Адрес: Покровка, 31
  • Время: пн-вс 14.00–23.00
Подробнее
на afisha.ru
http://www.afisha.ru/msk/restaurant/60505/
Забронировать
столик