«Афиша Daily» пообщалась с главой Burger King в России Дмитрием Медовым, благодаря которому русский BK стал известен экспансией по стране, провокационной рекламой в метро и приглашением половить покемонов директору «Макдоналдса».

— Давайте так: у вас есть пять слов — можете с их помощью определить, что такое Burger King?

— Для меня лично Burger King — самые вкусные бургеры, которые сейчас есть на рынке. Чуть больше пяти слов, но это так. Основное блюдо в нашем меню — воппер. В переводе что-то вроде «громила», «Годзилла», что-то большое. То есть бургер, который по размеру значительно больше, чем бургеры конкурентов.

— Прямо всех конкурентов?

— Ну не обязательно всех, но большой. И он делается строго под заказ: вы его заказали на кассе, и только с этого момента его начинают собирать — под вас. Там стопроцентная говядина, свежие овощи, две булки, котлета, ну и соус.

— С чем-то из компонентов, которые вы перечислили, бывали сложности?

— Мы решили все сложности: 90% всего объема нашей продукции производится на территории России, и есть только один продукт, который мы ввозим из-за рубежа, — это френч-фрайс, картошка (замороженный картофель не попал под санкции. — Прим. ред.). Но сейчас «Белая Дача» строит завод в Белгородской области, и мы через два года, надеюсь, будем на 100% локализованы.

— Burger King как международную компанию как-то коснулись санкции США?

— То есть?

© Сергей Карпов/ТАСС

— В 2014 году вы заявили, что в отличие от «Макдоналдса» Burger King будет работать в Крыму. Потом представители американского Burger King ваше заявление опровергли. Так все-таки будет или нет?

— Да, будет. Сроков пока не назову, но будет.

— А кому вообще принадлежит франшиза Burger King в России?

— Тут неправильно употреблять слово «франшиза». У нас совместное предприятие, организованное акционерами «Шоколадницы», мировым Burger King и «ВТБ Капитал» для развития сети на территории России. Это не просто франшиза, это компания, где есть управляющие партнеры, инвестор и держатель торговой марки, выполняющий функцию гаранта соблюдения стандартов качества. Мы отличаемся от всех конкурентов тем, что являемся российской компанией. Я не могу сейчас говорить о конкретных цифрах, но поверьте, у американского Burger King во владении миноритарный пакет, основная часть акций принадлежит российским участникам.

— Но помилуйте, в Москве вы выглядите очень по-американски. А существует ли какое-то внутреннее соревнование, скажем, между российским Burger King и Burger King в Европе, в азиатских странах и в США?

— Да, существует. И должен сказать, мы находимся в очень хорошем состоянии: за последние 6 лет мы дважды были лучшими в секторе «Европа — Ближний Восток — Африка».

— Кстати, я как-то зашел в Burger King в испанском городе Валенсия, и это было просто ужасно.

— Нам это тоже не нравится, но мы знаем, что компания пытается поднять многие рестораны в мире до уровня российских, и надеемся, что это получится.

© Сергей Карпов/ТАСС

— Как получилось, что русский Burger King оказался лучше?

— Во-первых, у нас все рестораны новые — мы их вот прямо сейчас строим. Во-вторых, наше отношение к качеству — оно все-таки глобально другое, потому что мы владеем ресторанами, а не отдаем их по франшизе, это два разных подхода. Еще момент: говорят, что к хорошему быстро привыкают, — и вот мы как раз стараемся задавать планку хорошего. И когда вы говорите, что где-то за границей вам Burger King не понравился, это значит, что мы действуем правильно.

— Насколько серьезную роль здесь играет контроль со стороны владельцев бренда?

— Первая и основная вещь, которую они контролируют, — качество и безопасность продукта. Пока нет сигнальных образцов из каждой партии, продукты не допускаются в ресторан. Каждый год каждый наш поставщик проводит вместе с нами аудит своей системы контроля качества. На это тратится огромное количество денег. Не дай бог что-то случится в одном из заведений сети, и это почти мгновенно ударит по всем шестнадцати, кажется, тысячам Burger King по всему миру. В такой ситуации нельзя рисковать. Кроме того, они контролируют наш бюджет и вообще финансы: у владельцев бренда есть места в совете директоров; но главное — безопасность продуктов.

— За шесть лет, которые Burger King работает в России, были случаи, когда на вас подавали в суд?

— Я, честно говоря, не помню такого. Наверное, контроль все-таки делает свое дело.

— Вы сами при этом недавно с иском выступили — подали в суд на Шнурова за безобидный, в общем-то, пост в инстаграме, а потом иск отозвали. Два вопроса: чем объясняется такое странное поведение? У вас что, нет чувства юмора? Шнуров сразу же написал во всех своих соцсетях, что это успех.

— Вы точно знаете, что он оценил это как успех?

A photo posted by Shnurov Sergey (@shnurovs) on

Подчиненные Медового обиделись не на фотографию, а на подпись к ней, которую мы не можем привести здесь в силу закона о печати

— Да, весь интернет в курсе.

— Ну что тут скажешь — меня в тот момент не было в стране, а некоторые сотрудники компании посчитали, что надо было обратиться в суд. Когда я узнал, мы сразу же эту историю развернули (Медовый извинился перед Шнуровым. — Прим. ред.). Это была, скажем так, нехорошо продуманная защита. А вообще мы благодарим всех, кто упоминает нас в песнях, стихах и анекдотах.

— Действует ли в ваших ресторанах правило «чем больше готовишь — тем лучше получается»? Известно, что трудно сделать один хороший бургер, десять — проще, а сотню — еще проще.

— Здесь я не согласен. Возможно, с какой-то другой едой это работает, но с бургерами — нет.

— То есть существует некое ограничение по количеству? Скажем, мы делаем N бургеров, а N+1 — уже нет, уже качество может упасть?

— Не в этом дело. Вопрос не столько в том, как вы жарите бургер, а в том, как контролируется качество уже приготовленного. Сколько он пролежит времени? Если минуту, то ничего страшного не произойдет. А если он пролежит двадцать? Или двадцать пять? Там же соус, хлеб — это же не мамины котлеты, которые могут два дня лежать в холодильнике, потому что они лежат там сами по себе, просто как котлеты. А здесь мы имеем дело с собранным блюдом, оно пропитывается, протекает. Вы можете пройти просто по фуд-корту и посмотреть, какие продукты у кого на витрине лежат. Как правило, это что-то простое — и что-то, что часто заказывают. Например, простейший гамбургер — его берут часто, его можно приготовить с каким-то запасом. А более премиальные, дорогие бургеры требуют индивидуального подхода. То есть вы его заказываете и ждете. Конечно, какую-то еду разогревают в микроволновке, но вы же такого не хотите! Это другой вкус. Бургер такого не переносит.

Рестораны Burger King в России: в городе Нягань

© Google Maps 1 / 4

Во Владивостоке

© Burger King 2 / 4

— А у кого вы, кстати, покупаете говядину?

— Нам мясо поставляют две компании — «Мираторг» и Marr. На самом деле, все работают на одном и том же мясе, с одними и теми же поставщиками. Разница только в составе и в требуемых объемах.

— Вы как-то воздействуете на поставщиков за счет объемов? Сильно ли вы давите на рынок?

— Мы давим не за счет объемов, а потому что мы очень прогнозируемы. Со всеми нашими поставщиками мы разрабатываем контракт не на три месяца или год, а на пять лет. Burger King обязуется выбрать у них эти объемы и гарантирует это, и таким образом мы отвечаем за стабильность их производства.

— И при этом вы продолжаете расти в России — этот рост учитывается?

— Да, конечно. И это важно, потому что стабильность, повторюсь, гораздо важнее объема.

— Про Крым мы говорили, а в каких еще странных места вы собираетесь открыться в России?

— Да мы уже много где открылись. В городе Нягань, например. Это опорный город «Роснефти», там все 60 тысяч населения работают в «Роснефти». От Екатеринбурга поезд туда идет полтора дня.

© Сергей Карпов/ТАСС

— А как вы завозите туда помидоры?

— Ну у нас есть локальные партнеры, туда ходят машины, ничего особенного. А вообще мы сейчас рассматриваем для запуска города, с которыми нет сообщения 2 месяца в году. Туда, скорее всего, придется вертолетами возить помидоры.

— Сколько же тогда там будет стоить бургер?

— Столько же. Вертолет же летит не только для нас, не везет 50 килограмм помидоров. Ну и это всего 2 месяца в году, в конце концов. Есть города, с которыми круглый год только авиасообщение, — нас они тоже интересуют.

— А вы сами едите в Burger King?

— Конечно, и довольно часто. Моя работа непосредственно связана с посещением ресторанов, и я отвожу этому минимум 2 дня в неделю. Пробую все и обязательно стараюсь делать это инкогнито — встаю в очередь, надеваю кепку, чтобы меня не узнали.

— То есть ваши работники не знают вас в лицо?

— Многие знают, конечно, но я стараюсь сделать так, чтобы они не узнали меня сразу. Хотя на некоторых кухнях даже висят мои фотографии, насколько мне известно.

Баннеры с такой рекламой выскакивали у пользователей, которые пытались войти в интернет в московском метро

1 / 5

Участники рекламного рынка предполагают, что разработало их малоизвестное агентство под названием Fistashki

2 / 5

— Как вы оцениваете еду, которую продаете, с точки зрения здоровья? Насколько она вредна?

— Я вам скажу так: вредно сейчас то, что люди стали значительно меньше двигаться. Все разговаривают о еде, а то, что все стали глобально меньше двигать ногами и руками, забывают. Вот те люди, которые много двигают руками-ногами, — у них особых проблем нет. Те люди, которые не двигают руками-ногами, — к сожалению, к их числу принадлежу и я, — у тех есть проблемы вне зависимости от того, как они питаются.

— Вы полагаете, что можно каждый день есть бургеры — главное, потом в спортзал ходить, и все будет нормально?

— Не важно, что именно вы едите — бургеры или не бургеры. Сходите к любому диетологу, и он скажет то же самое: не важно, что и сколько, важно, чтобы полученные с едой калории сгорали. Что там в бургере такого необыкновенного? Мясо, свежие овощи, немного соуса и две булки хлеба — что из этого вы не потребляете, так сказать, в другой жизни?

— Люди, которые профессионально занимаются выпечкой, вам возразят. Скажут, что вы наверняка добавляете в хлеб больше сахара — просто чтобы у булочки была более румяная корочка.

— Во-первых, все наше меню — все его белки, углеводы и жиры до грамма есть в каждом ресторане, можно посмотреть и сравнить. Во-вторых, я не знаю и, честно скажу, никогда не задумывался о том, сколько граммов сахара в хлебе, который вы покупаете ежедневно в магазине. Сильно сомневаюсь, что имеются какие-то большие различия с нашей булкой.

© Владимир Федоренко/РИА «Новости»

— А есть ли какой-то продукт, который вы ни в каком случае не стали бы продавать?

— Плохой.

— Собирается ли Burger King предпринимать какие-то шаги в сторону большей «зелености» меню?

— У нас есть вегетарианские предложения, на период поста — постное меню, есть рыбный ролл и рыбный бургер, салаты. То есть мы продаем полный спектр всего и для всех.

— И все равно при этом вы продолжаете говорить, что главное блюдо — воппер.

— Да, потому что мы — короли бургеров. У нас есть много всего другого, но это наша основа.

— Если посмотреть на вашу рекламную активность, то становится очевидна одна черта — нарочитая грубость, даже жесткость местами. Взять вашего главного маскота — Короля Бургеров, который приезжает на лимузине, рядом пасутся какие-то слабо одетые девушки, такой бандюган из фильма 1970-х, еще и в короне.

— Ну вы просто смотрели старые ролики, наверное. Теперь мы этот образ практически не используем — редко-редко где-то проскакивает.

— Но короны картонные вы все равно продолжаете раздавать?

— Так а что в короне такого? Мы ж короли бургеров!

Хулиганский персонаж по имени Король Бургеров то появляется в рекламных кампаниях BK, то из них надолго исчезает

— Не могу не вспомнить и ваш вызов директору российского «Макдоналдс» Хамзату Хасбулатову на предмет сразиться в Pokemon Go. Если я правильно помню, то проигравший должен был одеться в женскую одежду и простоять в таком виде день за кассой. Чем это кончилось?

— Пока он не ответил, ждем.

— А почему в женской одежде-то? Вы не боялись, что кто-то может обидеться — женщины или трансгендеры?

— Ну а на что нам с ним играть? На деньги, что ли?

— Ну можно одеться в костюм крокодильчика, например.

— Слушайте, ну не знаю. Когда мы думали над этим вызовом, то решили так. Сделали этот вызов совершенно спонтанно, очень быстро. Может быть, если бы думали подольше, придумали что-то поинтереснее.