Максим Сырников, Всеволод Чаплин и Ольга Сюткина делятся мнением о постных меню в ресторанах, которые за последние 5–10 лет превратились в обыденность.
Максим Сырников
исследователь русской кухни и повар, восстанавливающий традиционные рецепты

«Я сам долгие годы соблюдаю пост, и когда в ресторане нет постного меню, меня это удивляет. Все-таки хорошие заведения давно ввели такую традицию, потому что постящихся людей не так уж и мало. Многие из них вынуждены приходить в ресторан не для того чтобы развлечься, а чтобы элементарно поесть. Ко мне часто обращаются с просьбами составить постное меню в ресторанах из разных городов России — первое я делал более 10 лет назад в Петербурге, в ресторане «Аквариум». Тогда люди специально приходили на постные блюда, а несколько лет назад постное меню стали повсеместным явлением.

Я стараюсь не повторяться, в каждом ресторане придумываю что-то новое. Например, в ресторане в Вологде мы делаем потрясающие щи на бульоне из вологодских грибов, лапшу грибную самокатаную из гречневой муки. В Новосибирске у нас в меню бесконечное множество постных запеканок. Нельзя говорить, что распространение постных меню означает достижение какого-то уровня индустрии — везде разный уровень. Есть места, где повара понимают, что нельзя в постном меню давать спаржу со сливочным соусом, как мне тут недавно предлагали. А есть шеф-повара, которые соблюдают пост сами, — я таких знаю достаточно. Знаю и рестораторов с шефами, которые не хотят внедрять постные блюда принципиально: такие вот они убежденные атеисты — по крайней мере они так говорят. Это их право, ну ради бога, — значит, какая-то часть гостей будет обходить их ресторан стороной во время поста.

По моим ощущениям, во время Великого поста в рестораны стало приходить больше гостей, и я наблюдаю тенденцию по востребованности. С другой стороны, я категорически против каких-либо обязательств. Ресторанный бизнес — прежде всего бизнес, и нельзя никому ничего навязывать. Нужно смотреть за потребностями клиентуры, как и в любом другом бизнесе. Смешно, когда в стейк-барах заводят постные меню».

Здесь и далее: блюда из постных меню московских ресторанов в 2015 и 2016 гг. Тако с нори и авокадо, 400 р. в ресторане Pinch.

© Pinch 1 / 6

Cвекольный крем с гвоздикой и сельдереем, 370 р. в Haggis Pub & Kitchen

© Haggis Pub & Kitchen 2 / 6
Всеволод Чаплин
настоятель храма Святителя Николая на Трех Горах, бывший председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества

«Пост соблюдают от четверти до трети всего нашего населения, и то, что люди имеют возможность выбирать постную пищу, — очень неплохо. Это вообще должно быть чем-то естественным для России. Ведь естественно, что есть магазины с халяльными и кошерными продуктами. Образ жизни людей, связанный с религией, стоит уважать.

Я сам иногда хожу в рестораны во время поста, особенно если участвую в каком-то торжестве, или бывает так, что негде перекусить, когда активно перемещаюсь по городу. В этом году еще не был, но думаю, на Благовещение одну встречу устрою в ресторане (в прошлом году большой резонанс вызвала фотография с Чаплиным, который ел филе-о-фиш в «Макдоналдсе» во время Великого поста, но, как оказалось, в рыбный день. — Прим. ред.)

В некоторых ресторанах постные блюда могут оказаться навороченными, выглядеть как кулинарный изыск. Но в пост важно не только что ты ешь, а сколько ты ешь, и сколько ты тратишь на еду. Дорогие блюда, в которых высчитано отсутствие животных компонентов, но при этом они считаются роскошью, — это прямо противоположно духу поста (в прошлом году «Афиша» приводила цены на гречку в ресторанах, самой дорогой (1500 р. за 300 г) оказалась гречка в «Палаццо дукале». — Прим. ред.).

Простая пища — это овощи, простой салат, супчик, соленья. И все это вполне может быть продуктами отечественного происхождения. Бывает, что на постный стол кладут привезенные экзотические фрукты, злоупотребляют тем, что морепродукты формально не относятся ни к мясу, ни к рыбе, и заваливают ими стол. Или, например, подают имитации мяса. Ну это все лицемерие: с одной стороны, ты формально постишься, а с другой — поддаешься услаждением вкуса».

Ольга Сюткина
историк, вместе с мужем написала «Непридуманную историю русской кухни»

«На Руси люди совершенно по другим принципам жили, у человека имелись четкие установки. Большая часть были верующими, поэтому пост был естественным жизненным укладом. Если человек принимал решение поститься, то брал на это благословение, и только церковь его могла поддержать — в трактир он уже не ходил.

Было ли меню для постящихся в трактире, никого не интересовало. Наверняка до революции в заведениях общепита варили постные щи и что-то простое — отчетливых сведений у меня по этому поводу нет. Что касается морских гадов, по поводу которых нет единого мнения, тоже сложно ответить. Вот молокане, например, не только не ели морепродукты — они выбрасывали посуду, в которой варились раки, потому что считали ее поганой. Был четкий устав, что есть в пост: дни без масла, рыбные дни. А те, кто держал жесткий пост, ели только сухой хлеб и картошку.

К сожалению, сейчас в России многие рассматривают пост как гастрономическую практику. Часть людей думает так: «Я сейчас попощусь, а за это время похудею». Это совершенно неправильный подход; священники говорят, что пост — это не про еду, это практика для души».