Хайни Захариассен, сооснователь приложения Vivino, изменившего мировую схему потребления вина, выступил на Simple Congress в Москве. Алкогольный эксперт «Афиши Daily» Антон Обрезчиков поговорил с ним о том, как самое популярное в мире приложение (32 млн пользователей, 10 млн вин в базе) объединяет людей страстью к сканированию винных этикеток.

— Когда Vivino только начиналось (в 2010 году. — Прим. ред.), мир был совсем другим: хипстеры на подъеме, эйфория по поводу соцсетей и так далее. Скажите, вы правда собирались быть соцсетью?

— На самом деле, социальная часть нашей сети получилась не такая уж большая, как это кажется. У нас есть, конечно, элементы соцсети, но не это является главным. Люди используют нас как элемент принятия решения о покупке вина и в гораздо меньшей степени — как социальную платформу, и это большой сюрприз для нас, мы думали, что эта часть приложения будет куда более значимой. И мы никогда не росли как Snapchat, но все равное растем, сейчас у нас 20 000 новых пользователей каждый день.

Подробности по теме
«Wine Folly»: хипстеры учат всех разбираться в вине
«Wine Folly»: хипстеры учат всех разбираться в вине

— Как выглядит, c вашей точки зрения, среднестатистический пользователь Vivino?

— Когда мы стартовали, на рынке уже было 600 приложений для любителей вина, но мы отличались тем, что хотели сделать приложение не для винных гиков. Ядро наших пользователей — это обычный среднестатистический потребитель вина, хотя есть и региональные отличия. В США это чуть более люксовый сегмент, а во Франции, как и в других «винных» странах, это вообще все покупатели вина, но особенность заключается в том, что здесь в основном речь идет не о топовой категории вин, не о тех, которые идут на экспорт, речь идет об обычных, «повседневных» винах, которые выпиваются на внутреннем рынке. В России, я думаю, все тоже по-своему. Здесь потребитель моложе. В Штатах, наоборот, он старше и богаче, это люди ближе к пятидесяти. Сегодня у меня, кстати, встреча с русским клубом Vivino.

— Я неплохо знаю членов русского клуба Vivino, кстати, на днях его президенту как раз исполнилось пятьдесят, и я думаю, что основному количеству членов этого клуба на самом деле как минимум за сорок…

— Забавно. Честно говоря, я не очень уверен по поводу демографии…. Как вы теперь знаете. Главное, что все эти люди любят вино, это важно (смеется).

— А ваши персональные вкусы — как они изменились, с тех пор как вы стали заниматься приложением?

— Я начал с очень агрессивных австралийских ширазов и очень любил их. Сегодня я скорее люблю калифорнийские каберне и новосветские пино-нуары, более полнотелые вина.

Подробности по теме
Насколько хорошо вы разбираетесь в вине?
Насколько хорошо вы разбираетесь в вине?

— Ваше приложение не первая популярная система рейтингов для вина, есть стобалльная шкала у Роберта Паркера и журнала Wine Spectator, есть двадцатибалльная, принятая у некоторых европейских критиков, все они были общеприняты в мире любителей вина до появления Vivino. Справедливо ли сказать, что, уменьшая систему оценки до пятибалльной, мы получаем меньшую точность оценки? Что мы теряем?

— Я думаю, немного. Мы переходим на шкалу оценки, которой пользуются все — Google, Apple, вообще все. Это важно. Стоит понимать при этом, что скорее мы переходим с двадцатибалльной шкалы на пятибалльную, но также у нас можно выставлять оценки до десятых. Если же мы говорим о стобалльной шкале оценки вина, то, как вы знаете, на самом деле она начинается с пятидесяти, при этом все те вина, которые действительно можно пить, — у них оценка начинается, как правило, с 80. Но вот что важно, так это объем оценок: у Wine Spectator 20 тыс. читателей в год, у нас 100 тыс. в день. Совсем другие пропорции, правда?

— Извините, у меня для вас сюрприз. Мне кажется вы должны это попробовать (на столe появляется бутылка недорогого и очень популярного в России вина абхазского производства).

— Да, я только что посмотрел, у него оценка 3,9, оно на пятом месте среди самых сканируемых русских вин. Это же сладкое вино?

— Полусладкое, из сорта «изабелла», оно сделано в Абхазии, где сложно делать нормальное вино: там субтропический климат, который подходит для цитрусовых, поэтому вполне возможно, что это балк (вино, поставляемое из какой-либо винодельческой страны наливом), скорее всего — из Молдавии…

— Вау. Пахнет жевательной резинкой…

— 3,9 — это 90 баллов по Паркеру, многие дорогие и престижные вина из известных аппелласьонов имеют такую же оценку. Как так получается?

— У меня нет действительно хорошего ответа для вас, я бы не хотел обвинять кого-либо за его предпочтения. Мы просто коммуникационная платформа, которая отражает то, что нравится людям. Это уже не первый раз, когда я сталкиваюсь с хорошими оценками для вин такой категории…

— О, простите, я чувствую этот аромат, хотя между нами расстояние примерно метра два…

— Да… Вы знаете, есть много вин примерно такого же уровня из сорта «мускат», если вы посмотрите на их качество и их оценку, вы будете очень сильно удивлены. Но, на самом деле, их качество примерно соответствует их цене, а их секрет заключается в том, что они очень ароматные. Сколько это стоит? 15 долларов, как-то так, наверное?

— 400 рублей по акции в продуктовом дискаунтере, 9–10 долларов, как-то так.

— Это нормально, у нас есть много вин по 9 долларов с оценками 3,9, хотя, по-моему, его следовало бы оценить на 3,2, но мне не хотелось бы обвинять людей. Что там пишут в комментариях? Кто-нибудь говорит, что это ужасно?

— Да нет, пишут, что это прекрасное вино для встреч с друзьями…

— Конечно, оно не должно быть так оценено, обсужу это с моими русскими друзьями сегодня.

1 из 6
2 из 6
6 из 6

— Vivino может что-нибудь сделать для того, чтобы люди перестали пить такие вина, или это не его миссия, поскольку оно просто комьюнити и приложение?

— Конечно, да, мы просто комьюнити, и, конечно, да, мы должны уважать вкусы членов нашего комьюнити. Но на самом деле, нужно понимать, что для большинства пользователей, поставивших высокие оценки этому вину, оно останется просто стартовым вариантом, началом знакомства с миром вина, и со временем они начнут пить что-то более изысканное, как это произошло со мной, начинавшим с тяжелых и не очень дорогих австралийских ширазов.

— Знаете ли вы, что сомелье в ресторанах вас просто ненавидят, поскольку многих из них вы фактически лишаете работы?

— У нас всегда был этот вызов, но тут есть несколько моментов. Во-первых, далеко не все рестораны с вином имеют сомелье, я думаю, речь может идти лишь о самом люксовом сегменте. Вот что, я думаю, сомелье должны делать —использовать приложение, чтобы понимать, какие вина имеют оценку 3,5, и предлагать людям гораздо более лучшие вина.

Подробности по теме
Как говорить с сомелье, чтобы вас поняли?
Как говорить с сомелье, чтобы вас поняли?

— Очень четко видно, как ваше приложение изменило привычки при покупке в HoReCa, — например, винных баров без сомелье стало гораздо больше. А что изменилось в режиме домашнего потребления?

— Десять лет назад, когда вы приходили за вином в супермаркет, некоторые вина могли оказаться нормальными, а некоторые нет. Мне кажется, что сегодня хороших супермаркетных вин стало гораздо больше, в том числе благодаря нам.

— Есть ли примеры, когда целые винные регионы или стили выстрелили благодаря Vivino?

— Скорее мы сделали известными какие-то небольшие винодельни, причем по всему миру — во Франции, Испании, Италии, у которых иначе бы вообще не было шансов пробиться на рынок или быть замеченными рейтингами Wine Spectator или такими критиками, как Роберт Паркер, но их заметили потребители и сделали их популярными. Или, например, благодаря Vivino пользователи узнали, что в Китае, оказывается, есть хорошее вино. Хотя и плохое, конечно, там тоже есть.

— А новые винные категории, такие как оранжевые вина, натуральные вина, их возрастающая популярность как-то отражается приложением?

— У нас нет сортировки по таким особенным категориям, мы не можем вычленить, например, оранжевые вина или кошерные, мы можем следить за этим лишь по конкретным винам, которые выходят в лидеры в обычных категориях, красные, белые, по странам, но я хочу сказать, что оранжевые или натуральные — все это очень небольшая часть рынка.

— Сильно ли отличаются винные предпочтения в разных странах, в разных регионах в пределах одной страны, у вас есть глобальное понимание процесса?

— Конечно, мы анализируем это постоянно. Например, в США, в каждом штате, за исключением Вашингтона и Орегона, на первом месте по популярности калифорнийские вина. Восточное побережье больше ценит французские вина, чем Западное — ведь у тех есть Калифорния. Если вас интересуют какие-то особенные моменты по потреблению вина во всем мире, например, если вы пишете про португальские вина и вам нужно понимать, какие португальские вина популярны в России, — мы можете найти у нас такую информацию.

— Вы из IT, как вы себя чувствуете в довольно закрытом и специфическом винном мире?

— Да, я из IT, и когда я начинал работать над приложением, я сразу же понимал, что я не хочу стать винным экспертом, я просто хочу написать приложение, которое бы помогало ориентироваться такому же простому потребителю, как я, у винной полки в супермаркете. Конечно, я узнал о вине немного больше с тех пор, мне нравится эта индустрия, помогать ей в технологическом смысле, становиться более прикольной — это удивительное чувство.

— С кем проще говорить — с айтишником или с винным человеком?

— Я думаю, что для меня теперь одинаково просто общаться и с теми и с другими, но с технарями все-таки немного проще.

— А винные люди из России, почему вам было важно поговорить с ними?

— Я никогда не был здесь, хотя у нас здесь очень большая база — около миллиона скачиваний, это девятое или десятое место, и мне было интересно посмотреть на все это лично, рассказать о Vivino.

Подробности по теме
Винишко, интересное, недорого: Антон Обрезчиков о новом этапе винного потребления
Винишко, интересное, недорого: Антон Обрезчиков о новом этапе винного потребления