Оскорбления, избиения, бегство через окна, одинаковые отмазки, криминальные районы — то, с чем регулярно сталкиваются контролеры общественного транспорта. «Афиша Daily» провела несколько часов с сотрудником ГКУ «Организатор перевозок» Елизаветой Звонаревой и поговорила об особенностях профессии.

Мне 25 лет, я работаю инспектором-контролером почти три года. Попала сюда самым обычным образом: подруга устроилась и мне посоветовала. В феврале защищаю диплом в МГППУ на клинического психолога и надеюсь найти работу по специальности.

Мой рабочий день начинается с того, что к семи часам утра мы собираемся всей сменой, получаем задания от замначальника и едем по всему Восточному округу. Если есть специальное задание на определенный маршрут, отправляемся только туда.

Обычно работаем группами не менее двух человек, иначе за остановку невозможно проверить весь салон. В среднем каждый контролер за смену выписывает 3–4 постановленияПо данным ГКУ «Организатор перевозок» за 2017 год на наземном транспорте Москвы зафиксировано 221 740 нарушений правил оплаты проезда. Общая сумма штрафов за эти нарушения — 240 626 500 рублей. о безбилетных проездах. Между собой мы общаемся жестами, чтобы не кричать через весь салон. Две сомкнутые ладони означают, что пассажиры прошли вдвоем, рука, которая изображает нырок, — пролез под турникетом, движение опущенной ладонью вперед — выходим на ближайшей остановке.

Об оправданиях

Безбилетный пассажир — тот, у кого нет билета, кто предъявил его без отметки о погашении, у кого истек срок годности билета, кто предъявляет проездной, который принадлежит другому лицу, например социальную карту. Пассажиры, которых ловим без билета, ведут себя по-разному. Были те, которые бегали по сиденьям от меня, вылезали из салона трамвая через окно. Одна женщина прошла в трамвай по социальной карте — видимо, чужой. Когда я ее попросила предъявить билет, она ответила, что только что выбросила его в окно и у нее ничего нет. В подтверждение разделась догола и предложила себя обыскать.

Она ответила, что только что выбросила его [билет] в окно и у нее ничего нет. В подтверждение разделась догола и предложила себя обыскать.

Безбилетным пассажирам мы выносим постановление по делу об административном правонарушении: заполняем бланк с паспортными данными, местом и временем нарушения, названием маршрута, бортовым номером и объяснением пассажира. Если человек не хочет предъявлять документ или его нет с собой, вызываем наряд полиции или самостоятельно проходим с пассажиром в ближайшее отделение ОВД. Полиция реагирует быстро, в течение 5–10 минут. Были случаи, когда безбилетников приводили в ОВД для установления личности, а они оказывались в розыске.

В целом, оправдания всегда одни и те же: «выкинул билет», «закончился безлимитный проезд», «меня провел друг или просто пассажир», конечно же, этого «друга» никогда в салоне не оказывается. Еще одна распространенная история, когда пассажир рассказывает, что кассы на остановке нет, а у водителя нет сдачи, и поэтому он не продает билет. Продажа билетов у водителя — дополнительная услуга. Никто ему денег на сдачу не дает, поэтому водитель часто разменивает сам и сдает из своего кошелька. Тем более он не будет рисковать и брать крупные купюры, потому что не сможет никак их проверить на подлинность. Некоторые пассажиры этим пользуются и специально дают купюры большого номинала.

Подробности по теме
Почему станции чистят опилками и другие вопросы менеджеру метро
Почему станции чистят опилками и другие вопросы менеджеру метро

О тех, кто попадается чаще всего

Я уже заранее умею вычислить безбилетника. По манере поведения могу определить, насколько пассажир воспитан, сдержан или агрессивен. Чаще всего без билета ездят приезжие из других регионов России и Средней Азии. В основном «зайцами» оказываются люди вполне трудоспособного возраста — от 25 до 35 лет. А вот бездомных мы не трогаем. Во-первых, у них нет с собой документов, а полиция часто отказывается ими заниматься. Во-вторых, им банально негде согреться: многие собирают деньги, покупают билеты и ездят, греются. Они порядочные граждане, чего их трогать.

Довольно распространенная история, когда одни пассажиры пытаются помочь другим, но невольно их выдают. Например, человек прошел по чужой социальной карте, а контролеру предъявляет обычный билет. Какая-нибудь бабушка скажет, чтобы мы его не трогали, потому что видела, как он прикладывал социальную карту и по ней прошел. Пассажиру придется предъявлять карту — если она оформлена на имя другого человека, мы ее изымаем (Изымают карты только контролеры «Мосгортранса», которые работают вместе с контролерами ГКУ «Организатор перевозок». — Прим. ред.).

В нашей стране случалось, что контролеры высаживали детей из транспорта на мороз, и они умирали. Но это вопиющие случаи! Так не должно происходить. Мы не высаживаем никого, ни на мороз, ни на жару. Мы заинтересованы выполнять лишь свои обязанности — привлекать к административной ответственности безбилетного пассажира.

О взятках и зарплате

Притом что проезд стоит относительно недорого, некоторые безбилетники пытаются дать взятку: предлагают от двухсот рублей до пяти тысяч. Не стесняются даже того, что мы ходим с видеорегистратором, который всегда записывает видео и звук. Но я никогда не слышала, как кто-то брал деньги. Всех сотрудников периодически проверяют на полиграфе. Меня проверяли уже дважды за три года.

Пусть меня посадят за эти слова, но у нас очень низкая зарплата. Летом работаем по жаре, с меня сходит три пота, я мокрая, как не знаю кто. Еще и пассажиры, которым тоже жарко. Некоторые без билета, не хотят давать паспорт. Или стоишь на остановке в холод, уже колотит, согреться негде, а автобус не едет из-за аварии. А зарплата у меня, как у уборщицы в школе. Контролеры могут зарабатывать от 28 до 48 тыс. рублей, в зависимости от должности и разряда. Причем эксперт первой категории ничем не отличается от других, одни и те же полномочия и обязанности. Но большинство сотрудников находятся на низших должностях, а высших — буквально единицы.

Об агрессивных пассажирах

В районе Бакунинской улицы или метро «Бауманская» безбилетными чаще всего оказываются воспитанные люди, которые из-за несобранности не оплатили проезд. А вот районы Выхино, Новогиреево, Перово, у Открытого шоссе, площади Подбельского или Гольяново — туда лучше вообще не соваться. Если туда ехать, то с целым полком полиции. Гольяново — очень криминальный район, где безбилетниками часто оказываются бывшие заключенные. С ними культурно общаться и привлекать к административной ответственности — сложно. Если хочешь потрепать себе нервы, едешь в Гольяново, Выхино или на Вешняковскую улицу. Мы между собой называем эти места «деревня Гадюкино». Там тяжело уговорить человека дать паспорт и оплатить проезд. Чаще всего такие пассажиры остаются безнаказанными.

Бывает, что угрожают пистолетами, ножами, шприцами и даже применяют физическую силу. Мне как-то сломали руку: безбилетный пассажир хотел убежать в открытую дверь, но случайно задел меня и протащил по всему проходу. Однажды нашего сотрудника ударили по голове бутылкой. Мы от этого никак не защищены. Поэтому мне хотелось бы, чтобы контролеров приравняли к должностным лицам, как полицейских, чтобы можно было использовать какие-то средства самообороны.

Бывает, что угрожают пистолетами, ножами, шприцами и даже применяют физическую силу. Мне как-то сломали руку.

Ну а поскандалить с контролером — святое. Очень много «адвокатов»: «Да не трогайте вы ее, может быть, у нее действительно нет денег. Может, у нее семеро по лавкам, а вы деньги требуете». Объясняем, что денег не требуем, что, если человек не оплатил проезд, мы просим паспорт, чтобы составить протокол. В ответ слышим: «Да ладно вам, не сочиняйте, вы собираете взятки. Все вы такие, шакалы, сволочи, сердца у вас нет! Курица не птица, контролер не человек!»

Подробности по теме
«Нас не считают за людей»: сотрудники нелюбимых всеми служб о работе и клиентах
«Нас не считают за людей»: сотрудники нелюбимых всеми служб о работе и клиентах