Построенный архитектурным бюро WALL павильон Департамента информационных технологий напоминает древнеегипетские фризы, а проект Павелецкой площади – выглядит как кадр из фильма про далекое будущее. «Афиша Daily» поговорила с основателями бюро Рубеном Аракеляном и Айком Навасардяном.

О пустоте

Рубен Аракелян
Архитектор, сооснователь WALL, до этого — сотрудник бюро «Меганом»

«Архитектура все больше уходит от здания как объекта и произведения искусства — внимание переключилось на городскую пустоту, которой можно заниматься как дизайном ландшафтов или в плане программирования, насыщения пустоты новыми смыслами. Это актуально в Москве: в городе множество домов культуры, парков и кинотеатров советского времени, созданных для определенного образа жизни в условиях плановой экономики. Все эти вещи требуют переосмысления архитекторами ради социальной гибкости. Соответственно, и архитекторы переориентировались от создания шедевров на менеджмент городской среды.

Но я вижу в этом и проблему: искажается сакральный смысл профессии архитектора как демиурга, автора чуда в городе. Все-таки изначально это искусство, а не программирование. Мы пытаемся найти баланс между двумя крайностями, хотя наше понимание профессии более академическое. Мы считаем, что архитектура все еще способна создавать шедевры».

Айк Навасардян
Архитектор, сооснователь WALL, до этого также работал в «Меганоме» Юрия Григоряна

«Освоение пустот в Москве проблемно еще и из-за отсутствия градостроительного регулирования. Если в США городские пространства уже больше 70 лет объект регуляции, то у нас все происходит на основе девелоперских инициатив, что в итоге совсем не обязательно для выполнения. Город становится плотнее, и уровень первых этажей остается в рамках договоренностей между инвесторами и властями. Из-за этого наши проблемы вроде вездесущих заборов и закрытых кластеров».

О размытии профессии

Аракелян: «Есть два варианта возникновения городских объектов. Сверху вниз, когда власть говорит, что здесь будет рынок, а тут библиотека. И снизу вверх, когда люди заявляют о своих желаниях власти. В Москве власть боится отдавать решения на откуп жителям, ожидая хаоса. Менталитет тут не такой, как в Голландии или Дании. Но если город принимает на себя столько ответственности, то неизбежен конфликт с жителями.

Мы пытаемся искать тут баланс. На стадии проектирования учитываем интересы местных жителей и для этого тратим собственные ресурсы. Очевидно, что профессия архитектора размылась: сегодня автор проекта вынужден учитывать интересы всех участников городской среды, и ему недостаточно одного архитектурного образования. Ты должен быть и социологом, и экономистом, и философом, и психологом. Со всеми нужно говорить на своем языке. Например, чиновнику нужно объяснить, почему плотная застройка выгоднее, чем дискретная. В последнем случае налогов с территории получается на сумму X, а если в застройке есть еще и коммерция, музей, библиотека и театр, то налогов уже 100X. Тогда чиновник заинтересуется».

Подробности по теме
Реально «моя улица»: как жители Китай-города устроили себе бруклинский дворик
Реально «моя улица»: как жители Китай-города устроили себе бруклинский дворик

Кто работает в бюро WALL

Название — аббревеатура от World Architecture Local Line

Карен Билян

архитектор

Анна Кипарис

ведущий архитектор

Юля Талыкова

ведущий архитектор

Рубен Аракелян

партнер бюро

Сергей Терехов

главный архитектор

Марина Гусенцова

ведущий архитектор

Настя Митина

архитектор

Илья Самсонов

ведущий архитектор

Вика Пепанян

архитектор

Вова Козицкий

архитектор

Мария Финагина

архитектор

Мария Оганян

ведущий архитектор

Алина Назмеева

ведущий архитектор

Кристина Святодух

ведущий архитектор

Елена Ситдикова

пиар-менеджер

Айк Навасардян

партнер бюро

О макетах

Аракелян: «К каждому проекту мы создаем визуализацию — макеты и графику. Конечно, иногда достаточно просто текста. Когда мы работали в «Меганоме», однажды построили дом по эсэмэске: Юрий Григорян отправил строителям в Никола-Ленивце сообщение, и они построили домРечь идет об объекте «Сарай». Ну а нам нравится сам процесс, нравится высказывание в компьютерной графике и макетах, которые прекрасно делает Айк. Наши макеты самодостаточны, мы стремимся, чтобы каждая вещь была самостоятельным произведением искусства. Наши преподаватели говорили: «Каждое движение должно быть таким, чтобы его можно было унести в Лувр».

Навасардян: «Мы делаем макеты во многом для себя, чтобы быть уверенными, что наш проект и правда представляет ценность. Японцы делают по каждому варианту проекта идеальный макет. Даже если есть небольшие сомнения, к работе надо относиться по совести. А 3D-программы представления об архитектуре не дают».

Подробности по теме
Посмотрите на 5 проектов спортивного центра Nike в парке Горького
Посмотрите на 5 проектов спортивного центра Nike в парке Горького

Проекты бюро WALL

Павильон Департамента информационных технологий на ВДНХ

2016, реализован

Лаконичное решение фасадов превратило здание в звезду инстграма

1 / 4

Сначала были сделаны 3D-модели материнской платы, с их помощью изготовили формы, которые залили бетоном

2 / 4

Аракелян: «Когда на ВДНХ поменялось руководство, его разделили на несколько зон, в том числе «Парк знаний», на территории которого находится наш павильон. Департамент информационных технологий попросил сделать новый объект, чтобы проводить там выставки, образовательные программы и прочие мероприятия. Задачей было найти образ технологий — визуальную составляющую мы нашли в материнской плате. Павильон должен был называться «Умный город», а структура платы отражает эту идею: это плита с элементами, образно на город похожая. К тому же у нее узнаваемая текстура из проводов и чипов.

Другой задачей было ландшафтное решение: чтобы не получился эдакий чемодан, мы сделали павильон из трех частей. Так он визуально бьется на более мелкие части. Два помещения соединены ядром-холлом, образовались внутренние дворы для открытых мероприятий. После мы перенесли образ платы на фасады, сделанные из бетона — строительного материала, известного со времен Древнего Рима. В итоге оказалось похоже на такое послание древних в будущее. Дом глухой, как храм — храм технологий, а три больших застекленных отверстия задают систему координат».

Подробности по теме
Nowadays: как сделать архитектурное бюро, работающее по принципам глянца
Nowadays: как сделать архитектурное бюро, работающее по принципам глянца

ТПУ на Павелецкой

2015, проект

Площадь Павелецкого вокзала наполнится разными пространственными типами: тут будет кратер, холмы, лес, озера

1 / 6

Логистический уровень распределяет человеческие и транспортные потоки между разными зонами ТПУ

2 / 6

Аракелян: «На Павелецкой площади хотели возводить торговый центр по аналогии с «Атриумом» у Курского вокзала и «Европейским» у Киевского. Но инвестор обанкротился, и объект заморозили. Власти не устраивает, что в центре оказался огромный пустырь, который приводит к нематериальным убыткам: рейтинг города падает.

До нас все делали точечную концепцию площади, хотя задача там шире. Сзади вокзала есть депо, которое планируют перенести, а на его месте устроить новый терминал для «Аэроэкспресса» — для двухэтажных поездов, которые начнут курсировать к чемпионату мира по футболу. Через инвестора нас попросили сделать цельную концепцию: разработать площадь, прилегающие улицы и терминал. В этом проекте было много адресатов: город запретил закрывать здание вокзала, инвестору нужно было окупить площади коммерческими пространствами, жители хотели парк. К тому же стояло условие создать для площади новую идентичность — ТПУ должен был иметь современный облик. Соединив все запросы, мы придумали историю с живым ландшафтом. Сами холмы — это зона отдыха, они не выше пяти метров, и не закрывают вокзал. Между ними проложены тропы, которые связывают все точки площади, под ними — подземная логистика. За счет единого дизайна мощения ландшафт переходит на соседние отрезки улиц.

Сейчас о реализации ТПУ городские власти договариваются с инвесторами: место очень привлекательное — планируют, что пассажиропоток может значительно расшириться, так что сейчас идут политические и финансовые переговоры».

Подробности по теме
Железный фонтан, дом шахмат и другие чудесные памятники армянского модернизма
Железный фонтан, дом шахмат и другие чудесные памятники армянского модернизма

Станция метро «Солнцево»

2014, конкурсный проект, вошедший в десятку финалистов

От надземных павильонов WALL отказалось, чтобы не рушить ландшафтный контекст местности

1 / 4

Платформу архитекторы представили в виде «белой комнаты» со стенами, которые раздвигаются, когда прибывает поезд

2 / 4

Станция метро «Технопарк»

2014, консультация

Аракелян: «Мы открыли бюро в 2014 году, и это совпало с невиданной новостью: город устроил открытый конкурс на архитектуру станций метро «Солнцево» и «Новопеределкино». Подали заявки тысячи команд, и мы вошли в десятку финалистов. Конечно, мы не выиграли конкурс, но это был прецедент — все-таки нашему бюро было меньше года. Нас заметили и попросили выступить консультантами при создании станции метро «Технопарк». Там был сложный консервативный заказчик, с ним было трудно общаться, но ситуацию мы смогли спасти».

Навасардян: «Реализация проекта «Технопарка» тогда уже началась, монтировали металлоконструкции, но проект не был согласован с городом. Когда властям показали проект, они ужаснулись и попросили нас помочь. При этом бюджет сократился во много раз. Мы долго боролись, но в итоге получилось сделать спокойную, простую станцию».

Винодельня в Армении

2017, стадия проектирования

Форма здания напоминает традиционные сосуды

1 / 3

Чтобы понять, как расположить элементы, чтобы они приняли определенную форму, пришлось сделали макет

2 / 3

Навасардян: «Пожалуй, самый интересный сейчас проект лично для нас — это винодельня в Армении. Там нет нормативных требований по пожарной безопасности и экологии, так что все делается на уровне интуиции, и проект получается чудесный. Это исключительно ландшафтная архитектура, и для нас счастье работать с таким контекстом: постройка в нетронутой природе».

Рубен Аракелян: «Это не только архитектурный проект, но еще и реабилитация пришедшей в упадок деревни. В регионе у людей нет работы, так что мы хотим применить концепцию Lo-Fab (locally fabricated, то есть сделанная местными — как в Никола-Ленивце. — Прим. ред.). Есть концепция Pre-Fab, в которой все делается из готовых индустриальных элементов, а в Lo-Fab все делается руками местных жителей. Они сами дуют стекла, делают ковку для окон, двери, кладку. Получают таким образом рабочие места, обслуживают и осваивают здание. И при этом получают зарплату. Здание становится инструментом реабилитации жизни людей, перестает быть замкнутыми проектом».

Подробности по теме
Алехандро Аравена: проекты, цитаты и прическа лауреата Притцкера-2016
Алехандро Аравена: проекты, цитаты и прическа лауреата Притцкера-2016