Вооружившись любимым монти-пайтоновским принципом «а теперь нечто совсем иное», мы публикуем фотографии архитектуры Армении. Позднесоветское наследие, еще недавно казавшееся бесчеловечным уродством, сегодня может стать отдельным поводом для поездки на историческую родину Ким Кардашьян.

За последние пару лет миланские фотографы Роберто Конте, Стефано Перего и Мария Брыжко объездили всю Армению, сфотографировав как программные постройки советского модернизма, так и менее известные вещи. Многие из них находятся в труднодоступных местах и в не самом хорошем состоянии. Снимки не скрывают разрухи — итальянцев волновала не только эстетическая сторона, но также современный контекст и вопрос сохранности зданий. Ведь этому наследию долгое время не придавали значения и будто заново открыли в 2010-е. Оказалось, что архитектура, заряженная утопической романтикой и неповоротливым обаянием, — едва ли не главная художественная ценность брежневской эпохи.

В 2011 году Taschen издал книгу Фредерика Шубина «Cosmic Communist Constructions Photographed», через четыре года разбитый советский ресторан «Времена года» с мозаикой переделали в музей «Гараж»; своеобразный культ вокруг модернизма стран СЭВ поддерживает Calvert Journal и всевозможные сообщества энтузиастов (например, это).

При этом чем «региональнее» постройки, тем более живую реакцию они вызывают: Подмосковье, Тбилиси, среднеазиатские республики… Кажется, публикации с позднесоветскими спорткомплексами, профилакториями, похожими на космические корабли, и монументами партизанам — интернет-феномен вроде мемов с котикам, от которых невозможно оторваться. Убедиться можно на примере этого, что называется, ультимативного гида по армянскому модернизму архитектурного критика Тиграна Арутюняна.

Подробности по теме
Отель «Гранд Будапешт»: причудливая красота советских санаториев
Отель «Гранд Будапешт»: причудливая красота советских санаториев

В чем специфика темы

Дом молодежи, Ереван
© literature.slovaria.ru

В вопросе сохранности построек и интересе к ним за пределами страны. Нередко известность в Армении они обретали, когда принимались решения о сносах, и тут надо вспомнить несколько характерных историй.

Летний зал кинотеатра «Москва»

© Karen Balyan Archive 1 / 3

Проект, посвященный сохранению «Москвы», представленный на «Арх-Москве» в 2010 году

© Karen Balyan Archive 2 / 3

Во-первых, это Дом молодежи (архитекторы Тарханян, Хачикян, Погосян, 1983 год), который, несмотря на дебаты и протесты, был снесен в 2010 году, чтобы построить на его месте современную гостиницу. Потом профессиональная общественность боролась (и успешно!) за сохранение летнего зала кинотеатра «Москва» (архитекторы Кнтехцян, Геворкян, 1968 год), вместо которого предполагалось восстановить снесенную в 1930-е церковь Погос-Петрос V века. И уже почти десятилетие не утихают споры по поводу брошенного символа Еревана — аэропорта Звартноц (архитекторы Тарханян, Хачикян, Погосян, 1983 год)

Подробности по теме
Зачем вы это сделали
Зачем сносят Таганскую телефонную станцию и что не так с этой историей
Зачем сносят Таганскую телефонную станцию и что не так с этой историей

Что издано по теме

Макет аэропорта Звартноц на выставке Trespassing Modernities в Стамбуле

© Ruben Arevshatyan 1 / 3

Книга Карена Бальяна про творческую группу, построившую Дом молодежи, аэропорт Звартноц и ряд других знаменитых зданий Еревана

2 / 3

Одним из импульсов интереса к архитектуре модернизма стран СССР была выставка «Sowjetmoderne» в Вене в 2012 году. После нее и спасения «Москвы» Армения начала участвовать во многих конференциях, посвященных постройкам 1970–80-х годов, а в 2014 году выставила проект на архитектурной биеннале в Венеции, центральной темой которой также стало модернистское наследие. Главные люди, повлиявшие на его реабилитацию, — искусствовед Рубен Аревшатян, который выступал сокуратором на биеннале, и историк архитектуры Карен Бальян.

Подробности по теме
Лучший вид на этот город
Советский модернизм: 10 зданий, которые вы считаете уродством, а мы — красотой
Советский модернизм: 10 зданий, которые вы считаете уродством, а мы — красотой

Что это за итальянцы

Роберто Конте и Стефано Перего начали карьеру со съемок заброшенных индустриальных пространств в Италии. Потом круг их интересов расширился: они стали работать с современной архитектурой и советским конструктивизмом. Армянский фоторепортаж во многом является продолжением темы брошенных построек.

Индустриализация: дома и заводы

Многоэтажки в районе Малатия-Себастия

© Roberto Conte 1 / 3

Там же

2 / 3

Индустриальное строительство породило эстетику жилых домов, в которых все элементы размножались и подчинялись друг другу, как в орнаментах. Для жителей их красота была неочевидной — долгое время панельные дома воспринимались как некрасивые и антигуманные. Однако на снимках Конте и Перего узоры армянских панелек проявляют себя совсем по-другому. Другим символом индустриализации были фабрики: например, бывший завод каучука «Наирит», самый большой в Ереване.

С 2010-х завод «Наирит», который в 1980-е производил до 10% всего мирового синтетического каучука, простаивает

© Roberto Conte 1 / 4

Наиритовый клей, с помощью которого в СССР чинили прохудившуюся обувь, делали здесь

© Roberto Conte 2 / 4

Конте снимал не только жилые, но и ведомственные панельные дома, объединенные применением бетонных деталей с традиционными мотивами. Здание Республиканского центра геодезии и картографии (архитектор Армен Агалян, 1980 год) — самая видная постройка на проспекте Комитаса. 9-й корпус Политехнического института тоже прямоугольник, но вытянутый вдоль улицы. Его входная часть декорирована оранжевым туфом.

Здания-иконы

Митинг 24 апреля 1965 года
© Nikita Zarobyan Archive

Цицернакаберд

Мемориал жертвам геноцида армян в Османской империи был построен после митинга 1965 года, приуроченного к 50-летию трагедии: люди вышли с требованием увековечить память. В том же году по поручению ЦК и генерального секретаря Якова Заробяна был проведен конкурс, в условиях которого обозначили две идеи — скорбь и возрождение. В результате выбрали проект молодых архитекторов Артура Тарханяна и Сашура Калашяна, а в 1967 году открыли памятник. Это расположенные под углом 12 базальтовых плит, образующих круг, рядом — 44-метровая стела. Форму интерпретировали по-разному: говорили, что плиты похожи на застывшее пламя или склонившиеся фигуры.

Здесь и далее: мемориальный комплекс Цицернакаберд

© Roberto Conte 1 / 4
© Roberto Conte 2 / 4

Спортивно-концертный комплекс

Вторая икона — СКК им. Карена Демирчяна, (Акопян, Тарханян, Погосян, Хачикян, Мушегян, 1976–1983 годы). Построить дворец спорта в Ереване было решено еще в 1960-е, однако финансирование удалось найти только в следующем десятилетии, и выбор места рядом с мемориалом вызвал протесты. Идеологом проекта стал первый секретарь ЦК КП Армении Карен Демирчян, именем которого назван комплекс. Здание сложено из парусообразных форм; судя по эскизам Артура Тарханяна, прототипом здания был орел.

Здесь и далее: виды СКК

© Roberto Conte 1 / 6
© Roberto Conte 2 / 6

Кинотеатр «Россия»

© Stefano Perego

Еще одна постройка этой команды (Тарханян, Хачикян, Погосян, 1974 год), за которую они были удостоены премии Совмина в 1979 году. Раньше на месте кинотеатра располагался рынок, и торговля взяла верх, постепенно съев культуру в 1990-е. А в 80-е «Россия» была самым большим кинотеатром в Армении — вмещала 2500 зрителей. Композиция здания составлена из двух криволинейных объемов зрительных залов — будто две московские «России» (он же «Пушкинский») поставили спина к спине. Тема вогнутых кинотеатров вообще была популярна в 1960–70-е годы, и это здание стало в ней своего рода планкой.

Подробности по теме
Москва изнутри
Сауна, боулинг, олень Михалыч и мощи: что происходит со стадионами Олимпиады-80
Сауна, боулинг, олень Михалыч и мощи: что происходит со стадионами Олимпиады-80

После распада Союза кинотеатр пришел в запустение. С начала 1990-х внутри обосновались торговые палатки, в середине нулевых его намеревались снести. В итоге к началу 2010-х была реконструирована и превращена в торговый центр часть здания. По сей день его будущее туманно.

Станция метро «Еритасардакан»

© Roberto Conte

Название переводится с армянского как «Молодежная» (архитектор Степан Кюркчян, 1981 год), потому что находится в самом центре, недалеко от многих университетских корпусов. В центральной части под углом расположен цилиндрический объем, который выполняет роль светового колодца для вестибюля.

Дом шахмат им. Тиграна Петросяна

Здесь и далее: Дом шахмат им. Петросяна Жанны Мещеряковой (1967–1970 годы)

© Roberto Conte 1 / 3
© Stefano Perego 2 / 3
Петросяна встречают в Ереване
© Photolur

В 1963 году Тигран Петросян победил в турнире на звание чемпиона мира и породил армянский шахматный бум: город жил победой, на площадях и в парках обосновались игроки, власти задумались о строительстве центра, который бы олицетворял важность этого спорта. Возведенное по проекту Жанны Мещеряковой в 1970 году треугольное здание облицовано оранжевым камнем и будто приоткрыто по углам. Характер ему придают тематические барельефы скульптора Давида Ереванци. Что касается самой Мещеряковой, то она, будучи выпускницей Ереванского политеха, долгие годы работала в проектных институтах над типовыми проектами, и Дом Петросяна стал самой яркой точкой в ее карьере.

Брошенный торговый центр в городе Аштарак (Роберт Мирзоян, 1980-e) — типологически близко Дому шахмат
© Stefano Perego

Аэропорт Звартноц

Старый терминал аэропорта Звартноц. Архитекторы Тарханян, Хачикян, Шехлян, Черкезян
© Stefano Perego

В 2007 году, после постройки нового корпуса, управлением которого занимается аргентинская компания, будущее старого терминала оказалось под вопросом. Его возвели в 1981 году в форме раскрытого веера, в центре которого возвышается главная доминанта — башня с диспетчерской.

Фрагменты

© Roberto Conte

Ограда вдоль улицы Прошяна, в рисунке которой можно уловить намеки на ленту Мебиуса, стала настолько узнаваемой, что попадала на обложку книги архитектора Андрея Иванова.

Ее спроектировал архитектор Эдуард Тангян: на первый взгляд незначительная работа стала самой узнаваемой среди всех его построек.

Чайка

© Stefano Perego

При въезде в город Абовян к северу от Еревана в 1960-м был установлен монумент архитектора Оганеса Акопяна и художника Ваника Хачатряна, представляющий собой двукрылую конструкцию из железобетона. Достопримечательность демонстрировали Хрущеву во время его первого визита в Армению в 1961 году. Генсеку она страшно не понравилась — дело было в разгар борьбы с «архитектурными излишествами».

Музей братьев Микоян

Архитектор Р.Акопян, 1982 год
© Stefano Perego

Музей братьев Микоян — деятеля советского правительства и авиаконструктора, разработавшего вместе с Михаилом Гуревичем самолет МиГ-21, — в селе Санаин тоже имеет конструкцию, похожую на крыло чайки.

Монумент в честь 50-летия вхождения Армении в состав СССР

Архитекторы А.Тарханян, С.Аветисян, Х.Ватинян, 1970 год
© Stefano Perego

Он установлен в армянском Сколково — городе Дилижан, ставшем знаменитым благодаря построенным там школам UWC и «Айб». Напоминает вытянутую корону и состоит из пяти — по количеству десятилетий — приоткрытых под острыми углами треугольных плит.

Фонтан в Гюмри

Артур Тарханян, 1982 год
© Stefano Perego

Композиция фонтана настолько выразительно передает его функцию, что даже без воды он смотрится впечатляюще. Форма похожа на огромную люстру, состоящую из множества раскрывшихся, как бабочки, металлических листов. Заброшенный фонтан стал символом некогда процветавшего города.

Центральный автовокзал в Раздане

Архитектор Генрих Аракелян, 1978 год
© Roberto Conte

Административный центр Котайкского района — город Раздан — сильно отрезан от всех туристических маршрутов. Итальянцы нашли тут модернистское сокровище — не работающий сейчас центральный автовокзал. Комплекс состоит из двух частей — прямоугольного малоэтажного здания из оранжевого туфа, где располагались кассы и зал ожидания; он соединяется аркой с объемом, похожим на раскрывшийся цветок. Внутри него были магазин и бар.

Самая известная работа автора вокзала в Раздане — станция бензозаправки в Гюмри

© Karen Balyan Archive 1 / 2

Она не сохранилась

© Karen Balyan Archive 2 / 2

Обсерватория в горном поселке Бюракан

Архитектор Саркис Гурзадян, 1976 год
© Stefano Perego

Купол характерными горизонтальными членениями напоминает шлем космонавта.

Столовая пансионата Союза писателей

Ее спроектировал не молодой модернист, а вполне себе заслуженный архитектор Геворг Кочар в 1969 году — выпускник ВХУТЕИНа, конструктивист, соавтор здания самого пансионата.

Здесь и на следующей фотографии: пансионат Союза писателей на озере Севан. Геворг Кочар и Микаэл Мазманян, 1935 год

© Mikael Mazmanyan Archive 1 / 2
© Karen Balyan Archive 2 / 2

В конце 1930-х Кочар был репрессирован, но по доброй воле судьбы работал архитектором на севере — проектировал Норильск и Красноярск. После возвращения в Армению его самым знаменитым творением стала именно столовая. Каплевидное здание стоит на одной точке опоры, что усиливает его общий футуристический облик.

© Maria Bryzhko

В 2016 году это здание получило грант от Фонда Гетти и будет отреставрировано в ближайшие годы.

Автобусные остановки

© Maria Bryzhko 1 / 3
© Stefano Perego 2 / 3

Послевоенные советские автобусные остановки — пример того, как можно делать максимально нескучную архитектуру для самого скучного занятия: ожидания. На Западе их впервые оценила немецкий фотограф Урсула Шульц-Дорнбург, которая подробно отсняла их, начав в 1997 году в Армении. Итальянцы сняли три: одну возле города Эчмиадзин и две на трассе Ереван — Гюмри.

Смотровая площадка на озере Севан

© Stefano Perego

Конструкция 1970-х годов, прозванная местными жителями «рыбий хвост».

Вышка для прыжков в воду

© Maria Bryzhko

Еще одна лирическая «заброшка» — вышка в бывшей детско-юношеской спортивной школе в Эчмиадзине.

Станция канатной дороги в Ереване

© Maria Bryzhko

В столице Армении канатная дорога в свое время соединяла центральное плато с районом Норк-Мараш. После краха Союза этот вид транспорта пришел в упадок, а здание, состоящее из круглых прозрачных форм, решили демонтировать.