Реклама
Будущее городов России глазами молодых архитекторов
27 октября 2022 16:12
«Афиша Daily» попросила выдающиеся отечественные молодые архитектурные бюро показать и рассказать, каким они видят будущее городов России.

Kosmos

Москва, Цюрих, Грац, Нью-Йорк

Леонид Слонимский

Сооснователь и партнер архитектурного бюро

Города с их компактностью и плотностью — наиболее экономичный и экологичный тип проживания людей, но не когда они разрастаются до колоссальных размеров и превращаются в несомасштабные человеку мегаполисы. Статус города-миллионника не должен быть тем, к чему непременно надо стремиться. Намного здоровее было бы развивать малые и средние города с местным самоуправлением, компактной транспортной системой и близостью к природе. Жизнь в таких городах более комфортна. Она лучше с точки зрения экологии, дает возможность для здорового развития всей страны и уменьшает неравенство между провинцией и столицами.

Архитекторы и планировщики не должны забывать, что наша индустрия — строительство — ответственна почти за половину вреда окружающей среде. Мы постоянно строим все больше и больше квадратных метров. В это же время есть огромное количество заброшенных зданий, пространств и городов, в которые можно вдохнуть жизнь.

Несмотря на давление политиков, девелопмента и заказчиков, мы должны постоянно задавать себе вопрос: насколько действительно необходимо строить что‑то новое? Возможно, у нас уже есть многое, что нам нужно, и нам стоит просто заново это осмыслить? И вместо сноса старого здания мы можем реконструировать существующее. Или вместо строительства нового спального микрорайона на окраине мегаполиса можно восстановить убывающий малый город с помощью культурной, туристической или бизнес-программы.

Megabudka

Москва

Кирилл Губернаторов

Партнер и сооснователь бюро

Прямо сейчас мы работаем над проектом города будущего, его рабочее название — Protopolis. Размышляя над ним в течение нескольких лет, мы пришли к выводу, что при разговоре о реальном физическом городе нужно учитывать весь опыт строительства прошлого, условия настоящего. Также надо внимательно изучать прогнозы и социальные, технологические и экологические тенденции будущего.

Амбиции архитекторов при этом необходимо полностью исключить. Мы должны участвовать в глобальных процессах как эксперты и не зацикливаться на том, как выглядят улицы и фасады.

Именно оторвавшись от визуального аспекта городов, мы сможем использовать сильную сторону нашей профессии — глубинный подход к проектированию. Это позволит нам говорить, например, о саморазвитии города за счет генерации сообщества и о стремлении к автономности, которое даст понятные границы развития города и его естественные ограничения. В таком случае первоочередная цель проектирования — изменяемость и приспособляемость городов.

Plombir Architectural Bureau

Нижний Новгород

Дмитрий Соколов

Руководитель бюро

Одна из главных проблем современных российских миллионников — отсутствие современных генеральных планов развития. Из‑за этого города сильно расползаются. Это, в свою очередь, сильно осложняет работу и синхронизацию всех сфер городского развития и обслуживания, будь то благоустройство, транспорт или торговля. В результате люди, которые живут на окраинах, не могут пользоваться теми же сервисами и удобствами, что и жители центра.

Если бы на вопрос «Что можно улучшить в российских городах через пятьдесят лет?» отвечали писатели-фантасты, они бы сказали, что мы будем летать на ховербордах и все будет роботизировано, как в фильме «Назад в будущее». С точки зрения человека, который занимается городским планированием, ответ был бы следующим.

Идеальный город — это место, где люди могут пользоваться всеми удобствами вне зависимости от района и достатка и где они чувствуют свою принадлежность к месту, в котором живут.

И, пожалуй, это город, где жители научились заботиться не только о своем домашнем уюте, но и о городской среде. Потому что, если в мегаполисе всего 5000 муниципальных работников, ни к чему хорошему это не приведет.

CNTR Architects

Екатеринбург

Андрей Чуйков

Основатель бюро

В первую очередь при работе с тканью мегаполиса важно развивать культуру диалога и принцип междисциплинарности, будь то масштаб отдельного квартала или проекта развития города. Урбанизированная среда крупного города — сложная многоуровневая структура. В ней переплетаются запросы разных групп пользователей. Силами одних архитекторов и проектировщиков не разработать действительно комплексный проект.

При этом архитекторы, которые в прошлом были «творцами», в будущем — скорее менеджеры проекта в огромной песочнице из пользователей городской среды, проектировщиков и специалистов разных областей — от экономистов и социологов до программистов и биологов. Такой диалог позволяет увидеть запрос, выходящий за рамки исключительно архитектурной или градостроительной практики.

«Новое»

Москва

Сергей Неботов

Партнер архитектурного бюро

Мне кажется, сейчас почти все российские города (крупные или малые) сталкиваются с одним вызовом — поиском собственной идентичности. Смена политического и идеологического контекстов и быстрое развитие технологий заставило «населенные пункты», будь то город-миллионник или историческое поселение, заново придумывать причины собственной необходимости, особенности и ценности для горожанина. В контексте борьбы за человеческий капитал эти процессы значительно ускорились. Понимание себя и объяснение всем, кто ты и зачем, — ключевая проблема в социальной модели города как пространства коллективного сосуществования.

Исходя из этого, идеальный российский город через пятьдесят лет — это не столько какая‑то невероятная архитектура, сверхтехнологичная инфраструктура или экологичность. Скорее, это социально устойчивое, культурно самобытное, экономически самодостаточное пространство. Оно будет наполнено понятными и взвешенными смыслами. И из‑за них человек решит жить именно в этом месте.

Nord Domos

Калининград

Представители бюро

Человек вышел из природы, и жить в природной среде для него максимально уютно и естественно.

Мы должны вырвать человека из каменных и бетонных джунглей.

Мы должны уйти от многоквартирных домов в частный сектор, увеличить площадь городов и выбрать малоэтажную застройку, чтобы у каждой семьи был свой небольшой участок и необходимая инфраструктура. При таком способе зонирования люди находятся среди зелени и в тишине, а в центре города сосредоточены только офисы и торговые центры. Естественно, этот способ развития подразумевает рост экономики, общий уровень достатка населения должен быть высоким, у всех должны быть автомобили.

Rhizome

Санкт-Петербург

Евгений Решетов

Сооснователь бюро

Наше время ставит перед нами вызовы, соизмеримые по своей сложности и значимости с проблемами начала XX века. То время породило масштабный феномен, который мы привыкли называть современной архитектурой. Баухаус, функционализм, авангард — это результат мысли и талантов архитекторов и дизайнеров того времени. Они старались сгладить противоречия нового времени, перенастроить всю архитектурную дисциплину под нужды общества с мыслью о лучшем будущем.

Сейчас мы стоим на пороге или даже уже одной ногой ступили в эпоху глобальных кризисов: климатического, национальных государств и других. Мир меняется, перед архитекторами целая россыпь глобальных проблем. Каждая из них требует локального и контекстуального решения.

Индустриальная эпоха предлагала единое решение глобальных проблем — отсюда скука и нелепость размазанных по всему миру единообразных панельных домов. Новый мир и новая экономика требуют от нас мыслить глокальноГлокализация — это процесс развития, при котором на фоне глобализации вместо ожидаемого исчезновения региональных отличий происходит их сохранение и усиление.. Проблемы и вызовы у человечества едины, но одна и та же проблематика (к примеру, климатическая) требует локальных решений, узкой экспертности, заточенной под контекст. Ценность региональных архитектурных практик — в глубоком и тонком понимании специфики конкретного места.

Российским архитекторам пора перестать страдать ерундой и заниматься эскапистской интеллектуальной игрой по устаревшим книжным лекалам.

Стоит думать о будущем как о вызове, включиться в глобальную повестку и искать локальные и уникальные ответы на общие проблемы.

«Хвоя»

Санкт-Петербург

Георгий Снежкин

Сооснователь архитектурного бюро

Мы будем говорить о городе, который любим и знаем лучше всего. В Петербурге существует три сферы, которые больше других нуждаются в новых идеях. Первая — это вода. Центр тяжести, главное место силы Петербурга вовсе не Дворцовая площадь, а акватория Большой Невы. То, как сегодня используется этот ресурс, вызывает как минимум недоумение.

Вода должна стать смысловой и транспортной связью частей Петербурга.

Новые каналы, раскрытые существующие реки и протоки придадут особое качество городской среде, сформируют локальные биотопыЧто это?Это однородный по условиям жизни для определенных видов растений или животных участок территории. и позволят нам увидеть Петербург заново. И это мы не упоминаем об очевидных преимуществах водной логистики. Если смотреть на эту проблему шире, Нева и Финский залив могли бы объединять не только разные районы города, но формировать прибрежную агломерацию, в теории не ограниченную территорией Российской Федерации.

Вторая часть — расширение. Придумывание роста города, в том числе в сторону моря, — мощный вызов. У нас нет ответа на этот вопрос. Сейчас даже самые ответственные точки роста превращаются в злокачественную структуру многоэтажного неполноценного жилья. Этот поток нужно не остановить, но перенаправить. Третья часть — это наследие. Городу нужны идеи сохранения ценностей и их постоянная ревизия.

Мы уверены, что направлять эти изменения должны архитекторы. Сегодня мы в лучшем случае решаем тактические задачи на уровне конкретного надела. Мы бы хотели включиться в процесс придумывания и проектирования города, стремимся к содержательному разговору о его будущем.

расскажите друзьям
Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров