С начала «спецоперации» в Петербурге снесли сразу несколько зданий. «Афиша Daily» собрала истории этих построек, а также спросила у архитектурного критика, потерял ли что‑то город в результате их уничтожения.

Научно-исследовательский морской институт связи и телемеханики на территории «Ленэкспо»

Наличная, 6

© citywalls.ru

Здание на этом месте было возведено в 1929–1932 годах, но во время Великой Отечественной войны оно было разрушено практически до основания — в него попали две авиабомбы. Новую постройку в стиле сталинского неоклассицизма возвели вскоре после окончания войны. Оно не является объектом культурного наследия.

О планах снести здания выставочного центра заговорили еще в 2019-м. В начале этого года был представлен проект жилого комплекса «Морская резиденция» от архитектурного бюро «Литейная часть-91». Комплекс состоит из восьми жилых домов высотой в пять этажей, пяти семиэтажных жилых зданий (три из них заявлены как элитное жилье), десятиэтажного торгово-развлекательного комплекса с апарт-отелем, корпуса с начальной школой и детским садом, а также гостиницы на 300 номеров.

В феврале градозащитники обратились в КГИОП (Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников) с просьбой внести постройку в список объектов культурного наследия, однако документы им вернули из‑за несоответствия требованиям. При этом комитет наложил временный запрет на снос здания до момента определения его историко-культурной ценности.

5 марта институт разрушили. Вскоре выяснилось, что Госстройнадзор не выдавал разрешения на уничтожение. Сейчас идут разбирательства — собственника территории могут привлечь к административной ответственности.

Манеж лейб-гвардии Финляндского полка

Большой просп. В.О., 69 / 20-я линия В.О., 19

© citywalls.ru

Манеж лейб-гвардии Финляндского полка был построен в середине XIX века — по идее, возраст должен был защитить его от уничтожения. Однако в 1930-е его перестроили под хлебозавод, а в 1960-е здесь появился второй этаж. В документах указан 1938 год постройки, поэтому объектом культурного наследия здание не является.

В 2020 году Градостроительный совет Петербурга ­одобрил проект возведения на этом месте элитного комплекса на 146 квартир, разработанный мастерской архитектора Евгения Герасимова. Градозащитники несколько лет пытались остановить разрушение и доказать, что верная дата появления здания — 1854 год. После долгих разбирательств 7 апреля этого года суд все-таки одобрил снос, а 8 апреля здесь уже шли демонтажные работы. Ситуацией заинтересовался Следственный комитет.

Хладокомбинат товарищества «Унион»

Шкапина, 43–45

© citywalls.ru

Склад-холодильник построили в 1908 году по проекту известного архитектора Фридриха Постельса — автора многих зданий в стиле модерн в Петербурге. В нем располагались холодильные машины и специальные камеры для хранения продуктов.

Жилой комплекс здесь решила возвести компания «Антарес» (входит в Glorax Group), она получила разрешение на полный демонтаж строений. Активисты обратились в КГИОП, но комитет ценности в дореволюционном здании не увидел. Снос начали еще в прошлом году, но приостановили по решению суда — до момента, пока не будет улажен спор с градозащитниками. В итоге суд встал на сторону застройщика, и в апреле 2022 года разрушение склада-холодильника завершили.

Бани Екимовой

Малый просп. П.С., 4

Снос здания дворцового корпуса комплекса зданий бывшего завода «Навигатор» (торговые бани Екимовой) на Малом проспекте Петроградской стороны
© Сергей Ермохин/ТАСС

Бани Екимовой в советское время служили помещениями завода «Навигатор». Вокруг даты постройки этого здания также идут споры. Активисты считают, что оно возведено в первой половине XIX века, но в документах указан 1948-й. Градозащитники судятся за признание дома объектом культурного наследия. Они добились предварительной защиты бань Екимовой на время рассмотрения иска, однако снос это не остановило. На этом месте планируют построить ЖК от московской компании «ПИК».

Мария Элькина

Архитектурный критик, автор книги «Архитектура. Как ее понимать»

Волна сносов объясняется тем, что, с одной стороны, от них сейчас отвлечено внимание, а с другой — государство понимает, что бизнесу надо дать максимум возможностей. Это работает как катализатор — запускается то, что и раньше витало в воздухе. Людей пугает такой быстрый процесс принятия решений.

Если говорить про реальные последствия для города, то их нужно разделить на две категории. Есть ценность исторических зданий, которые сносят, — об этом сейчас много говорят. Где‑то эта ценность несомненно присутствует, а где‑то она вымышлена защитниками наследия. Я убеждена в том, что корпуса «Ленэскпо» сами по себе не являются уникальной архитектурой, которую непременно следовало бы сохранить в аутентичном виде. Еще более парадоксальная ситуация с манежем лейб-гвардии Финляндского полка. Это, конечно, не памятник архитектуры XIX века, а хлебозавод, построенный в 1930-е. Судебное разбирательство строится на том, что в этом здании есть кирпичи манежа лейб-гвардии. Сейчас ведется дискуссия о том, являются ли старые кирпичи поводом сохранять постройку. С моей точки зрения, это манипуляция, и памятником она не является.

Более важный вопрос, который почему‑то обсуждается гораздо меньше, — что будет построено на месте снесенных зданий.

Драма заключается в том, что на очень ценной для города прибрежной территории появится жилье. Возможно, до этого она использовалась не лучшим образом, но все-таки она была публичной, там происходили городские события. Теперь выгодоприобретателями будут только владельцы квартир и застройщики, а город это место для себя потеряет. Стоит обратить внимание на функциональное наполнение новых зданий и их художественную ценность. Возможно, «Ленэкспо» — это не очень хорошая архитектура. Но будет ли лучше то, что на его месте появится, — большой вопрос. Я могу сказать: нет, не будет.

С другой стороны, место манежа Финляндского полка застраивает компания «Легенда», которая делает один, а иногда и два первых коммерческих этажа. Это может дать Василеостровскому району новые кофейни, салоны красоты и прочее. Художественно предложенные решения — не лучшие из возможных, но и не худшие. Об этом стоило бы вести разговор в публичном поле, но мы его не слышим.

Я бы сказала, что мы отправляем претензии не в то ведомство.

Люди обращаются в КГИОП, который занимается охраной памятников, а это вопрос к Комитету по градостроительству и архитектуре. Но и не только к нему, потому что он тоже подчиняется законам и требованиям. Мне кажется, что Петербургу в первую очередь нужно остановить жадное освоение территорий под жилую застройку. Если люди увидят, что город развивается гармонично, появляются новые общественные пространства и рабочие места, среда становится лучше и интереснее, такого острого протеста не будет. А разговор про сохранение наследия часто притягивают за уши, чтобы решить другие проблемы.

Подробности по теме
Старейшие кинотеатры России: как они жили раньше и как будут выживать сейчас
Старейшие кинотеатры России: как они жили раньше и как будут выживать сейчас