В Петербурге предлагают построить 320-купольный храм выше Исаакиевского собора. И не где‑нибудь, а на Охтинском мысе, который 10 лет назад градозащитники уберегли от строительства небоскреба «Охта-центра». «Афиша Daily» поговорила с авторами проекта о том, нужен ли такой храм городу.

© PapaUrban
1 из 3
© PapaUrban
2 из 3
© PapaUrban
3 из 3

«Количество куполов символизирует надвигающийся 320-летний юбилей Санкт-Петербурга, а высота храма составит 141,8 метра, что отсылает к количеству дней Великой Отечественной войны», — говорится в сопроводительном тексте проекта, опубликованном в телеграм-канале «Клизма романтизма».

На цокольном этаже предлагается устроить археологический музей, где будут экспонироваться остатки средневековых крепостей Ландскрона и Ниеншанц: пятигранная форма плана вторит очертаниям крепости XVII века.

Вокруг храма собираются разбить ландшафтный парк и организовать парковку на 1703 машино-места, что соответствует году основания Петербурга. Авторы проекта — творческое объединение молодых архитекторов PapaUrban.

Ксения Веретенникова

Архитектор, соавтор проекта, участница объединения PapaUrban

Есть такой жанр «бумажная архитектура» — это когда берется какая‑то острая градостроительная задача и для нее предлагается неосуществимое решение. Далеко не всегда это делается на серьезных щах. Наши картинки подчеркнуто абсурдны, и, само собой, мы не пытаемся призвать к строительству храма. Эта постироничная арт-манифестация — метод привлечения внимания к проблеме застройки Охтинского мыса.

Мы в PapaUrban и раньше много работали с этой территорией — разрабатывали альтернативные концепции археологического парка, общественных пространств. Например, участвовали в создании проекта «Мыс_ли на охте» — согласно ему, здесь создается большой парк и построен только небольшой музейный павильон. Таким образом мы пытались спасти это место от застройки, но все эти проекты внимания не привлекали, они собирали по 10–15 лайков в соцсетях, и никакого диалога вокруг них не завязывалось.

Сейчас угроза застройки нависла всерьез, компания, которая владеет этой территорией («Газпром нефть». — Прим. ред.), не собирается сдаваться, несмотря на протесты горожан. Два года назад они выбрали проект застройки и пока настаивают на этом варианте.

Проект, выбранный компанией «Газпром нефть». Бюро Nikken Sekkei

© Nikken Sekkei
1 из 2

Проект, выбранный компанией «Газпром нефть». Бюро Nikken Sekkei

© Nikken Sekkei
2 из 2

Мы хотим, чтобы об Охтинском мысе больше говорили, эту проблему нельзя замалчивать. Здесь нельзя строить офис, эта территория чрезвычайно ценна для города. И с археологической точки зрения: здесь были найдены изделия эпохи неолита (с V по III тыс. до н. э. — Прим. ред.). Мы общались с Петром Егоровичем Сорокиным, который долгие годы возглавлял археологическую экспедицию на Охтинском мысе. Он показывал нам документы, доказывающие ценность сохранившихся здесь объектов — например, укреплений шведской крепости Ниеншанц XVII–XVIII веков. Многое пострадало в ходе подготовки к строительству, но там все еще есть что спасать. Почти все явно будет уничтожено, если здесь появится офис.

Это ошибка и с градостроительной точки зрения: в этом районе остро не хватает парков, общественных пространств и зеленых зон. И если думать об устройстве города, здесь должна быть композиционная пауза, которая ценна своей воздушностью и незастроенностью.

PapaUrban появилась в 2014 году, когда мы еще учились в ГАСУ. Мы берем интересующие всех темы и предлагаем для них архитектурное видение. Например, мы занимались «Тучковым буяном», когда там уже начали строить Судебный квартал, и до последнего бились, чтобы там был парк (в 2019 году стало известно, что строительство Судебного квартала приостановлено, а на этом месте планируют создать парк. — Прим. ред.). Тогда наша альтернативная концепция громко прозвучала, но с Охтинским мысом так долгое время не получалось, поэтому сейчас мы выбрали чуть более эксцентричный способ напомнить о проблеме.

Подробности по теме
Бодипозитив от архитектуры: как (и зачем) полюбить уродливые здания 90-х и 00-х
Бодипозитив от архитектуры: как (и зачем) полюбить уродливые здания 90-х и 00-х