Заксобрание Санкт-Петербурга приняло поправки к закону о «наливайках», запрещающему работу баров площадью до 50 квадратных метров. Теперь многие культовые места города рискуют оказаться на грани закрытия. «Афиша Daily» узнала у владельцев и сотрудников петербургских заведений, как поправки повлияют на их работу.

Законодательное собрание Санкт-Петербурга приняло в третьем, окончательном чтении поправки к закону «Об обороте алкогольной и спиртосодержащей продукции». Они предполагают ужесточение федерального закона о продаже алкогольных напитков: депутаты увеличили минимальную площадь зоны обслуживания заведений, которые могут продавать алкоголь, с 20 до 50 квадратных метров. Теперь рестораны и бары, чей зал меньше установленной площади, не смогут торговать спиртными напитками: это повлечет за собой закрытие многих авторских заведений. Закон начнет действовать с 1 января 2021 года.

В мае 2020 года в силу вступил федеральный закон о запрете на размещение «наливаек» в жилых домах. Закон распространяется на заведения, чья площадь зоны обслуживания клиентов составляет менее 20 кв.м, однако региональные власти получили право ужесточать это правило. Автор законодательной инициативы и петербургский депутат Денис Четырбок заявил, что все места с площадью менее 50 кв.м, работающие в режиме распивочной или рюмочной, должны быть закрыты.

Федеральный закон приняли для запрета деятельности заведений, которые круглосуточно торгуют алкоголем в жилых домах, тем самым мешая жильцам в ночные часы. Заксобрание Петербурга решило увеличить допустимую площадь заведения, ссылаясь на множество жалоб от жителей прилегающих к «наливайкам» домов. Кроме того, зачастую подобные заведения торгуют спиртным нелегально.

Уже на стадии разработки поправок эксперты, рестораторы и владельцы баров выражали опасение, что под запрет случайно попадут некоторые бары и рестораны, работающие на небольшой площади. Вместе с тем алкомаркеты, торгующие круглые сутки, под действие закона не попадают, так как их площадь превышает установленную законопроектом, хотя именно они зачастую представляют проблему для жителей домов, в которых магазины расположены.

Парадоксально, что законопроект и новые поправки к нему предлагают оценивать качество того или иного заведения через его площадь, а не через более глубокую экспертизу обслуживания.

По всему миру расположены заведения площадью 10 кв.м и меньше, которые притягивают туристов и становятся региональными или мировыми легендами. Это относится и ко многим барам Санкт-Петербурга, которые теперь, после принятия поправок, попросту закроются, если не смогут изменить род своей деятельности.

«Авторы законопроекта, вестимо, никогда не бывали в «Пиф-пафе», Orthodox, «Полутора комнатах» и еще в десятке превосходных заведений, которые «наливайками» уж точно назвать нельзя. Мы лишимся полусотни аутентичных баров с неповторимой атмосферой и персонализированным взаимодействием с гостями, чем всегда славилась петербургская хорека», — рассказал сохранивший анонимность работник одного из баров, подпадающих под действие законопроекта. «А еще человек пятьсот одновременно лишатся работы, не говоря уже о баркиперах, создавших свои небольшие бары путем многолетнего совершенствования собственного мастерства. Законопроект уничтожит самобытную, активно развивающуюся часть современного Петербурга, за которую в данный момент мы испытываем гордость перед москвичами и европейцами. Это глупо и неуместно: лишить работы и выстраданного годами места стольких людей только из‑за того, что какому‑то депутату что‑то показалось».

Владельцы баров опубликовали петицию против поправок к законопроекту, чтобы привлечь внимание общественности к проблеме. Обращение было опубликовано еще до принятия поправок: на сегодняшний день его подписало более 10 тысяч человек. Автор прошения, владелец бара «Ясли» Алексей Зарайский, указывает на то, что значительная часть заведений, которые принесли Санкт-Петербургу заслуженную славу барной и гастрономической столицы, оказывается вне закона.

«Жаль, что нет диалога с властью и за полтора года обсуждения законопроекта никто не только не пригласил представителей бизнеса к обсуждению проблемы, но и не выяснил, сколько же баров пострадает, хотя сведения о площадях и планировках приложены к заявлением на получение лицензии на розничную продажу алкогольной продукции. Мы опасаемся, что с закрытием маленьких баров грязи, шума и уличного пьянства станет в разы больше, так как наши места займут мини-маркеты, для которых ни моральных, ни законодательных ограничений в силу специфики их деятельности просто нет», — комментирует законопроект генеральный директор бара «Продукты» и кафе «Бейрут» Лиза Извозчикова. «Мы считаем, что принятый закон никак не ударит по магазинам-оборотням: для того чтобы обеспечить комфорт жителей жилых кварталов, нужно заниматься исполнением существующих законов и норм. Например, проверять наличие двойных лицензий (магазин и общепит) у одной точки и соблюдение тишины на улицах в ночное время — это обязанность патрулей полиции, а не рестораторов, как многие почему‑то думают».

Пандемия коронавируса нанесла колоссальный ущерб малому бизнесу в России, а принятые поправки окончательно уничтожат множество предприятий, которые не смогут перепрофилироваться.

Сменить род своей деятельности бары и рестораны могут до вступления закона в силу. Таким образом, на полное изменение рода своей деятельности или поиск дополнительных квадратных метров заведениям, площадь которых не устраивает депутатов, выделяется меньше полугода.

«Власти разрешили поработать до 1 января и с этой даты начнут отзывать лицензии на реализацию алкоголя у тех, кто не проходит под новые требования. Новый закон направлен против ночных алкомаркетов, но не ударит по ним вообще никак: лицензий у этих магазинов нет и отзывать нечего», — рассказал Николай Яковлев, генеральный директор кафе «Стирка 40°». «Суммарная площадь занимаемого помещения у нас больше 50 кв.м, но теперь нам придется менять внутреннюю конфигурацию помещения и уменьшать подсобку до минимума. Мы с коллегами написали коллективное письмо губернатору еще в июне, когда стало известно, что закон как‑то подозрительно быстро готовится. На письма нам не ответили, но третье чтение внезапно перенесли на сегодня, 8 июля. На мой взгляд, это знак — власть наши возражения видит, но воспринимает не как часть культуры города, а как магазин «Росал».

Подробности по теме
«Доставка не имеет смысла»: как московские кафе и бары переживают кризис
«Доставка не имеет смысла»: как московские кафе и бары переживают кризис