Павильон на Патриарших реконструируют, и, возможно, его облик существенно изменится. После того как за павильон вступился архитектор Евгений Асс, собственник пообещал, что здание сохранится в первоначальном виде. «Афиша Daily» поговорила с архитекторами и застройщиком.

Константин Антипин

исследователь советской архитектуры

Павильон на Патриарших прудах — своеобразный архитектурный каприз эпохи генсекопада. Подобно тому, как во времена классицизма в садах и парках появлялись павильоны в экзотических китайском или мавританском стилях, это классическое здание было спроектировано и построено в эпоху господства тяжелого и брутального позднесоветского модернизма. Но этот павильон появился не на пустом месте. Его автор Михаил Хазанов постарался в более долговечном материале и с минимальными изменениями внешнего облика воссоздать стоявший здесь ранее деревянный павильон-грелку при катке. Только получив задание на этот объект, архитектор пришел домой и с досадой пожаловался родителям, что ему подсунули проектировать какую‑то грелку. По иронии судьбы оказалось, что старое здание 1939 года — одна из первых работ его отца Давида Хазанова.

В 1983 году Михаил Хазанов уходит из «Моспроекта-2» в «Курортпроект» и теряет возможность работы над этим объектом. Дальнейшее проектирование взяла на себя районная мастерская Бориса Палуя. Михаил Хазанов продолжал участие в работе, а затем приезжал на авторский надзор, но основная работа над рабочими чертежами была проведена архитекторами Дмитрием Лукаевым и Людмилой Мотиной. В результате павильон открылся крупной выставкой бумажной архитектуры — второй после проведенной в редакции журнала «Юность» — и в течение какого‑то времени находился в руках у молодежной секции Союза архитекторов. Затем здание сменило множество владельцев и функций, а сегодня ему угрожает серьезная реконструкция, грозящая повышением этажности и нарушением оригинальных пропорций, так бережно сохраняемых на протяжении многих десятилетий.

Михаил Хазанов

архитектор, автор перестройки павильона в 1982 году

На рубеже 1981–1982 годов руководитель мастерской принес мне бумажку «Павильон-грелка на улице Адама Мицкевича по заказу управления внешнего благоустройства и озеленения Краснопресненского района». Прихожу на Патрики, смотрю — ничего. Стоит очень хороший гранитный цоколь, а дальше все покосилось примерно под 80 градусов к воде. Я думал, как его спасти. Нарисовал картинку с павильоном, прудом и плывущим по нему лебедем, прокатал ее раз 10 на ксероксе и решил попробовать объявить здание памятником истории и культуры. Пришел в охрану памятников. Два знакомых инспектора подвели меня к начальнику, показываю ему картинку и говорю, что павильон нужно разобрать. Он смотрит и говорит: «Разрешу только разборку с восстановлением». Берет прямоугольный штамп «Согласовано» и пишет от руки: «Разборка с восстановлением фасадов». Я с этим штампом бегу в исполком Краснопресненского района. Прихожу к главному архитектору района, а он говорит: «Какой памятник? Я помню, как его строили!» Я стою и думаю, что говорить… И потом тот добавляет: «А хотя нет, там что‑то было… Ну ладно». Так что иногда нужно выдержать паузу.

Что касается проекта, то принципиальным моментом было сохранение восприятия здания как одноэтажного. В цоколе устраивались раздевалки для катка, поэтому он был повышен на один блок. По инициативе Дмитрия Лукаева со старого здания на задний фасад были перенесены рельефы с конькобежцами и лодочником. К проекту нынешней реконструкции у меня одна главная претензия: легкий одноэтажный павильон хотят превратить в трехэтажный дом с окнами. При этом нарушается ордер, ради видов из ресторана уничтожается аттик. Все это водружается на тот же цоколь, что был сделан для одноэтажного павильона, — пропорции рушатся. Очень жаль, что по благополучным местам приходятся такие удары, ведь в даже в центре Москвы есть множество неблагоустроенных уголков, в которых можно было бы без ущерба воплощать подобные проекты. Здорово, что жители, взявшись за руки, встали на защиту здания.

Евгений Асс

архитектор, ректор МАРШ

Павильон существует не сам по себе — это часть ансамбля Патриарших прудов. А Патриаршие пруды в градостроительном отношении представляют собой явление абсолютно уникальное: я проводил исследование, в котором проверял пропорции высоты зданий и деревьев, глубины откосов, ширины аллей и так далее — это все находится в удивительно тонких гармонических сочетаниях. Хотя, скорее всего, так получилось случайно, это объясняет притягательность места не только для жителей окружающих домов, но и для всех москвичей и туристов. И в этом ансамбле важную роль играет именно павильон. Его габариты и архитектурный строй были очень тонко подобраны сначала архитектором Давидом Хазановым в 1939 году, а затем с некоторыми изменениями повторены при возведении здания заново в 1985 году уже его сыном Михаилом.

Существует понятие масштаба, соответствия размера здания пространству, в котором оно расположено. Представим себе, что на этом месте стоял бы десятиэтажный дом, — наверное, это была бы совсем вопиющая глупость. Но сейчас здание с этими арками, колоннами и плоским завершением очень точно попадает в масштаб окружающего пространства. Павильон необходимо сохранить в том виде, в котором он существует. Руководство департамента, к которому мы обращались, отвечает, что к ним проект не поступал. При этом он опубликован в открытом доступе в сети, и строители, уже начавшие работы на павильоне, руководствуются именно им. Если их не остановить, реконструкция приведет к надстройке здания, по размерам сопоставимой с ним самим. Архитектура этой надстройки, с моей точки зрения, совершенно ужасна, но в данном случае беспокоит сам факт изменения габаритов. Даже если бы качество архитектуры было хорошим, я бы все равно ее не поддержал, поскольку она изменяет масштаб сооружения в отношении ко всем Патриаршим прудам.

Так, по словам Е.Асса, выглядит проект у рабочих, ведущих реконструкцию павильона

И тут возникает важнейший вопрос: в чьих интересах это происходит? Ведь разговор об увеличении возник только после того, как у этого здания появились новые владельцы, и они захотели сделать там ресторан. А ресторатор говорит, что маловато места, чтобы там разогнаться, — надо вдвое увеличить площадь. И тогда возникает эта ужасающая идея. Но стоит ли оно того? Действительно ли можно пожертвовать объектом культурного наследия ради сиюминутной выгоды одного бизнесмена. Ведь мы видим, как быстро сменяются рестораны в окрестностях. Пройдет два года, и ресторан продадут — появится новый владелец, он надстроит еще два этажа… Лиха беда начало. А ведь еще надо иметь в виду, что ресторану понадобится отдельный вход со стороны Большого Патриаршего переулка (со стороны, противоположной пруду), там сейчас нет парковок, необходимых для заведения такого уровня, так что придется пожертвовать и частью бульвара, и газоном и так далее. То есть последствия будут трагическими не только для самого здания, но и для парка в целом. Сейчас наши общественники ведут работу по борьбе с этой стройкой. Надеюсь, что нам удастся ей противостоять.

пресс-служба ГК «Киевская площадь»

В павильоне на Патриарших прудах планируется создание новой ресторанной концепции, осуществленной в содружестве с объединенной компанией «Рестораны Раппопорта». В рамках ремонтных работ не предусмотрены кардинальные изменения. Павильон не будет перестраиваться: не существует ни проекта реконструкции, ни планов реконструировать здание. Внешний вид и функциональная составляющая сохранятся без изменений.

Подробности по теме
Михаил Хазанов отвечает на вопросы о московской архитектуре
Михаил Хазанов отвечает на вопросы о московской архитектуре