В 2012 году житель Томска Александр Лунев выкупил у муниципального правительства дореволюционную водонапорную башню за 1,5 миллиона рублей, вложил в ее обустройство и реконструкцию еще более 4 миллионов и шесть лет самостоятельной непрерывной работы. Александр рассказал «Афише Daily», почему не стоит повторять его опыт и зачем ему дом в башне.

Александр Лунев

Директор компании по разработке программного обеспечения, радиоведущий

Памятник культуры регионального значения

Водонапорная башня — памятник культуры регионального значения, построенный в 1895 году. Когда я делал проект ее реставрации и приспособления, я хотел прежде всего обустроить все внутри. Но внешний облик по условиям мне нужно было воссоздать в неизменном виде, что, думаю, мне удалось. Хотя, это должна оценивать специальная комиссия департамента культуры. Все правовые вопросы решались восемь-девять месяцев, и начать строительство я смог только в 2013 году. Сейчас в башне есть шесть этажей, лестница и необходимые коммуникации.

Рядом с башней, еще при строительстве, был угольный сарай. После на этом месте работало кафе. В 1990-е ребята, которые продавали здесь чебуреки, построили сараи. Мэрия не смогла заставить снести их, но когда чебуречники исчезли, сделала финт ушами: получила на эти пристройки технический паспорт, и они стали частью башни. Это уже само по себе противоречит историческому облику. Я их тоже отремонтировал и теперь использую. Кроме того, цвет самой башни, который я выбрал, не совпадает с цветом, указанным в проекте. Но если департамент культуры заставит меня ее перекрасить — я сделаю это.

Единственный дурачок в Томске

По ходу строительства и реконструкции башни власти не проявляли никакого участия. В первый год, когда я составлял проект реставрации и приспособления, мне отвечали на формальные запросы, согласовали проект, но впоследствии чиновники ни разу со мной не связывались. Так что есть ощущение, что я нахожусь на пороховой бочке.

Я боюсь обращаться к чиновникам за советом, потому что точно знаю, что сам факт того, что я работаю над памятником самостоятельно, а не привлекаю за бешенные деньги лицензированную организацию, — уже нарушение законодательства об охране памятника. Возможно, они поэтому и сами ко мне не суются, потому что если будет проверка — мне не поздоровится, а для них это огромный пиар-урон. В России либо прецедентов мало, либо совсем нет.

Насколько мне известно, я в Томске единственный дурачок, который полностью за свой счет взялся реставрировать такое здание.

Здание полностью состоит из подлинных исторических деталей. В нем сохранились стены из дерева на пятом и шестом этажах, кирпичное основание, в подвале 120-летние чугунные трубы — судя по всему, самый ранний томский водопровод, — перекрытие чердака и крыша с восьмериком на верхушке. Деревянной обшивке крыши было сто двадцать с лишним лет — ее, как и металлическое покрытие, пришлось заменить, но цвет сохранился.

Подробности по теме
Я купил завод, чтобы отреставрировать усадьбу XIX века под Липецком
Я купил завод, чтобы отреставрировать усадьбу XIX века под Липецком

Дом-башня за пять миллионов рублей

Мне пришлось многому научиться: я освоил сварку, бетонные, земляные и электрические работы, плотницкое мастерство, изучил работу водопровода и канализации. Строительство продолжается уже шесть лет, и я немного устал. Хочется довести работу до какого-то финала, но ее все еще много. На лето 2019 года запланирована большая работа с кирпичной частью башни — ее основанием. Нужно почистить, расшить швы, покрыть защитным материалом, починить окно и дверь на первом этаже. Но главная цель — жить в башне и это, вероятнее всего, осуществится в ближайшие месяцы. Сейчас я живу в пристройке к башне.

На пятом и шестом этажах уже работает отопление. И этот сезон становится первым в его 120-летней истории, когда в башне наверху сохраняется положительная температура зимой. В плане коммуникаций все более или менее готово: зачищаем стены, потолок, строим лестницу с пятого на шестой этаж.

В башню я вложил уже больше 5 миллионов рублей. Изначально думал, что уйдет много денег, рассчитывал на 1,5–2 миллиона. Но я тогда ничего не смыслил в строительстве, не представлял объемов работы, ее сложности и то, насколько дорого все это обходится.

Когда потратил все деньги, которые у меня были, все заемные, которые удалось найти, кредиты, которые потратил на погашение других кредитов, понял, что немного просчитался.

Все это принесло последствия — например, мне больше никогда не дадут кредитов, я не смогу владеть серьезным имуществом в России и не каждый банк согласится открыть мне счет. Меня мучают приставы и регулярно названивают коллекторы.

Провал на «Бумстартере» и помощь незнакомцев

За все это время мне очень помогли люди в интернете, они скидывали деньги на конкретные строительные нужды: когда я закупал стальные балки, когда нужно было вставить окна на пятом и шестом этажах, когда случилась катастрофа фланцевого адаптера и мне срочно нужны были деньги. Но когда нужно было собрать миллион рублей, чтобы обустроить внешние фасады башни, я денег не собрал. Краудфандинг на «Бумстартере» провалился. Мне все же удалось собрать 200–300 тысяч рублей, но запускать подобные кампании я больше не буду.

Чтобы держать всех неравнодушных в курсе и рассказывать о том, куда уходят средства и на что они нужны, я пытался писать о процессе строительства в ЖЖ. Но мне не хватает организованности, чтобы писать что-то регулярно. Кроме того, иногда происходят огромные перерывы в работе из-за отсутствия средств, поэтому я решил просто публиковать в своих соцсетях снимки работ и событий — все, что происходит.

Поддержка близких и работа над ошибками

Мой дом — старая водонапорная башня. Мне нравится, как звучит и как выглядит эта идея. Мне казалось скучным покупать квартиру в ипотеку или неплохой собственный дом в коттеджном поселке. Башня будет одна на всю Россию. Хотя я знаю, что уже несколько людей вдохновились этой идеей и хотят отстроить свою. Близкие мне люди относятся к инициативе с большим сочувствием, мол человек гробит много лет своей жизни на фигню. Но на то они и близкие, что знают меня, все понимают и поэтому поддерживают.

Самый часто задаваемый вопрос: «Не жалеешь ли ты о том, что во все это ввязался?» Нет, но если бы я сейчас оказался в 2012 году, собирая информацию про башню и планируя деятельность, я бы сделал все по-другому, не так спешно. Составил бы многолетний план, а не порол горячку, как в первые пару лет, и это не привело бы к таким тяжелым материальным последствиям.

Тем, кто захочет повторить мой опыт, я бы посоветовал найти хорошего психотерапевта.

Разумеется нужно взвесить свои силы, оценить, насколько ваши желания будут соответствовать возможностям. Должна быть уверенность в ресурсах, времени и силах, нужно оценить состояние участка земли, изучить объект с правовой точки зрения, чтобы здание было правильно зарегистрировано, а не было разрушенным инженерным сооружением.

Подробности по теме
Культуролог в Коломне запустила производство пастилы и открыла музей. Туристы в восторге!
Культуролог в Коломне запустила производство пастилы и открыла музей. Туристы в восторге!