В формате «первый взгляд» Станислав Зельвенский рассказывает о новинке «Странный ангел», пилотную серию которого снял режиссер Дэвид Лоури, автор «Истории призрака».

Самое странное в этом сериале — что его сделали только сейчас, при том что Джек Парсонс, реально ходивший по земле герой «Странного ангела», — совершенно поразительный персонаж, и даже сухой пересказ его биографии — это не просто готовый сценарий, а сценарий какого-то фантастического комикса про гениальных ученых, черную магию, секс, шпионаж, инопланетян и заговоры. Характерно, что Марк Фрост в «Тайной истории Твин Пикс», которая оказалась дайджестом конспирологической параллельной истории США, выделяет Парсонсу весьма значительное место.

В пилоте «Ангела» мы знакомимся с ним в конце 30-х, незадолго до войны: по радио в какой-то момент бодро рапортуют о Мюнхенском соглашении. Молодой Парсонс (ирландец Джек Рейнор) живет с женой (австралийка Белла Хиткот) в Пасадине, благополучном пригороде Лос-Анджелеса, на ее, главным образом, деньги: сам он во время Депрессии бросил колледж, чтобы помогать родителям, и теперь работает на химической фабрике. По ночам Парсонс ездит в пустыню, где вместе со своим другом Ричардом (Питер Марк Кендалл) из Калифорнийского Технологического пытается запустить самодельную ракету — вновь и вновь терпя неудачу, но не унывая. Парсонс, более того, поднимает ставки, позвав на эксперимент начальника Ричарда, светило из Европы (Раде Шербеджия). Еще один важный персонаж — подозрительный новый сосед Парсонсов (Руперт Френд, Питер Квинн из «Родины»), который катается на мотоцикле, что-то делает с животными и с нескрываемым удовольствием бросает вызов пасадинским социальным нормам.

Трейлер «Странного ангела»

Не будем вдаваться в подробности, но химику-недоучке Парсонсу предстоит стать революционером в ракетостроении и одновременно крупным оккультистом, лос-анджелесским резидентом телемы Алистера Кроули. Роковую роль в его жизни сыграет дружба с Л.Роном Хаббардом, он впутается в политику и, чего уж там, погибнет при загадочных обстоятельствах. Наверное, если вообще ничего не знать про Парсонса, смотреть сериал будет интереснее, но он все-таки известная фигура, и авторы из этого исходить не могут: когда, к примеру, герой обнаруживает в тихом пригородном доме черную мессу, они скорее подмигивают примерно понимающему, что к чему, зрителю, чем пытаются его ошарашить.

Сцена с мессой — к особняку съезжаются черные автомобили, Парсонс находит окошко, видит жреца с ножом, обнаженную жертву, вскрикивает, вызывает переполох — сделана по всем канонам бульварного романа, и это неслучайно: герой увлекался палп-литературой еще прежде, чем превратиться в ее ожившего персонажа. В пилоте есть несколько невероятно красивых фантастических сцен, сделанных в оттенках красного (можно вспомнить, что один из продюсеров — Ридли Скотт), иллюстрирующих книжечку про китайского охотника, которую читает Парсонс: тот максимально наивным, но где-то и трогательным образом как бы становится его двойником.

© CBS

При этом палп палпом, но и шоураннер Марк Хейман, соратник Даррена Аронофского, переписавший в сериал одну из биографий Парсонса, и ведущий режиссер Дэвид Лоури, автор «Истории призрака» — люди достаточно высоколобые. Первая серия называется «Весенние гадания», очевидно, по начальному фрагменту «Весны священной» Стравинского (с которой явно перекликается и нервный саундтрек Дэниэла Харта, постоянного соратника Лоури), и это, надо полагать, ключ ко всей будущей истории. Жизнь ученого как мистический ритуал — и метафорически, и буквально. С одной стороны, жертва, брошенная, так сказать, на алтарь новой, на глазах рождающейся науки, с другой — попытка найти себя и вырваться за рамки обыденного самыми дикими способами. Через космос. Через секс (это точно будет важная линия, и нам акцентированно показали, как с этим пока у Парсонсов скучно). Через наркотики. Через черную магию. Сериал начинается неторопливо, но есть ощущение, что он разгонится, а там уже топливом для него будет служить сама эта эксцентричная, увлекательная, вероятно, печальная, словно приснившаяся кому-то судьба.