Второй сезон «Мира Дикого Запада» уже перевалил за середину, поэтому пора подводить первые итоги и искать ответы на новые загадки. Текст предназначен только для тех, кто уже посмотрел серии или по какой-то причине не боится спойлеров.

Итак, 5-я серия, «Танец Акане», была посвящена уже широко разрекламированному ранее парку с самураями «Мир сегунов». Правда, как выяснилось, из-за лени делосовского сценариста Ли Сайзмора тот оказался ремейком парка «Мир Дикого Запада» лишь с поправкой на специфику Японии периода Эдо. Захваченные в плен японцами Мейв и ее свита реально столкнулись с дежавю и копипастом их сюжета из деревни Свитуотер, а точнее, сцены ограбления публичного дома из первого сезона, — только в антураже из классических фильмов Акиры Куросавы. Даже мелодия The Rolling Stones переигрывается на японский манер. Здесь Гектор столкнулся со своей японской интерпретацией в образе ронина, девушка-змея увидела девушку-дракона, а Мейв глядела, словно в зеркало, на гейшу Акане, которая тоже спасает свою как бы дочь.

В этом персонаж Сайзмора продолжает отрабатывать якобы отсутствующую самоиронию у создателя сериала Джонатана Нолана — вот, мол, поглядите, я смеюсь над собой и своим методом. Известно же, что Нолан сам горазд использовать одну и ту же сцену по несколько раз и доносить мысль дважды в разных интерпретациях. Да чего уж там, Нолан даже выпустил два сериала подряд про становление разумных машин: «В поле зрения» и «Мир Дикого Запада». Так что шутка «попробуйте написать 300 сюжетов за три недели» — это горькая правда о том, что нам предстоит еще увидеть триста одних и тех же сценок, реверсий и повторов. Ведь по методу Нолана — плоха та сцена, которую нельзя использовать несколько раз. Забегая вперед: если можно использовать Энтони Хопкинса два раза, то почему бы не использовать?

Надо отдать должное создателям сериала: серия «Танец Акане» исполнена на высоком производственном уровне, декорации и костюмы отдают любовью к тем самым фильмам Куросавы, больше половины эпизода герои разговаривают на японском языке. На первый план взяли заметных японских артистов вроде Ринко Кикути («Кумико — охотница за сокровищами, «Тихоокеанский рубеж-2») в роли Акане или Хироюки Санады («Последний самурай») в роли ронина Мусаши. Несмотря на то, что в чем-то эпизод выглядит как салат из клише о японской культуре (ниндзя, самураи, гейши, поединки), но в отличие от недавнего «Острова собак» Уэса Андерсона такой прием легко оправдывается тем, что это, собственно, и есть парк из клише, собранных специально чтобы забавлять посетителей, которым приелась западная культура «Вестворлда».

Правда, до «Мира сегунов» тоже докатилась волна неполадок, поэтому сюжеты здесь протекают с некоторой долей импровизации. Сегун с «Армией крови» встал неподалеку от деревни и решил для развлечения приобрести юную танцовщицу Сакуру, но гейша Акане, которая воспитала Сакуру, вопреки сюжету и согласно новым свободолюбивым феминистическим настройкам убивает посланца сегуна, желая дать отпор. Для этого она нанимает ронина Мусаши, который когда-то сам командовал армией сегуна, но теперь стал вольным воином. На подмогу идет Мейв, которая открыла в себе вшитые знания всех языков, а кроме того, научилась управлять другими хостами телепатически без слов, из-за чего перепуганные японцы прозвали ее ведьмой. Видимо, она научилась подключаться к встроенной сети между всеми роботами, о которой говорил Бернард еще в начале второго сезона. Ранее управлять хостами без голосовых команд мог только герой Энтони Хопкинса, что может навести на мысль, что Роберт Форд уже по состоянию на первый сезон был не совсем человеком, ведь подключиться мыслями к вайфаю роботов — это вам не VPN на Telegram поставить.

Акане, Мейв, Сайзмор и подручные под видом китайской делегации проникают в стан «Армии крови» сегуна, но их довольно быстро вычисляют, предусмотрительно лишив всех важных бойцов слуха, чтобы защититься от ведьминых приказов Мейв. Планы наших героев рушатся, поэтому Акане соглашается станцевать перед мерзким сегуном в обмен на свою Сакуру. Но не случайно «Мир сегунов» был придуман для любителей сюжетов пожестче: сегун не был бы сегуном, если бы не нарушил свое обещание, убив Сакуру прямо на глазах у Акане. Бедная гейша начинает тот самый свой танец, который дал название 5-й серии. Поклонники японской культуры, наверное, увидят гораздо больше значений в языке жестов танца Акане, но очевидно, что в нем заложены метафоры восстания роботов и обретения себя (нам показывают, как Акане будто бы снимает маску). Танец заканчивается шокирующим убийством сегуна-угнетателя.

Пока в японской деревне царят самурайские страсти, в оригинальный Свитуотер прибыла Долорес со своим войском. Их родной город засыпан трупами и следами восстания, но Долорес больше интересует еще работающий поезд, на котором они смогут отправиться на базу «Делос», где люди могут спрятать ее отца Абернати. Как и герои японской части, в Свитуотере робот Клементина тоже встречает своего доппельгангера в лице новой Клементины, но девица не очень понимает все происходящее после лоботомии. Например, в прошлой серии она полусознательно увела Бернарда в пещеру, но что самое странное — Долорес даже не спросила ее о пропаже столь важного пленника. Неужели Долорес в курсе игры Роберта Форда?

Долорес больше обеспокоена своим возлюбленным Тедди: она, как и многие девушки, хочет прокачать своего парня и вмиг превратить его из плюшевого мишки в сурового медведя. Благо у Долорес есть под рукой техник с гаджетом, который реально может это сделать. Такое решение она оправдывает жертвой во благо революции роботов: дабы стать сильнее, нужно пожертвовать слабыми (дело доходит до метафор с коровами и мухами, но мы это постараемся забыть). В 6-й серии выясняется, что после прошивки Тедди стал более умным и дерзким, что действительно очень ему идет, так что пока никаких очевидных минусов не наблюдается (разве что он избавляться от людей без тени сомнения), но наверняка нам еще покажут обратную сторону медали такого изменения.

Чем дальше движется второй сезон, тем очевиднее, что авторы сериала сознательно противопоставляют два пути, которые выбрали Мейв и Долорес. Долорес пошла по дороге ярости и мести, подчиняя себе всех вокруг. Тем самым Долорес сама превращается в то, против чего она борется. Чем она теперь отличается от людей, которые точно так же, как и она, поступила c Тедди: залезали в голову и навязывали свою волю? Мейв же выбрала дорогу милосердия и свободы, все больше понимая, что не все роботы хотят знать о своей природе, поэтому она позволяет многим самим решать свою судьбу. Так, например, Акане сообщает, что «некоторые вещи слишком дороги, чтобы их потерять даже ради свободы». Долорес бы на такой аргумент тут же припомнила сказку про слабых коров, но Мейв принимает такой выбор, не вмешивается, а потом позволяет Мусаши без ее помощи испытать свою судьбу в поединке с врагом. Долорес отклоняет просьбу Тедди остаться на родной земле, а вот Мейв уважает решение Акане и Мусаши не покидать родину, так что мы этих героев, наверное, больше не увидим (а вот японскую девушку с татуировкой дракона и с луком взяли с собой дальше).

Мейв верит, что чувства долга, сопереживания и любви — это не просто код в голове, а проявление живой души. Судя по одобрительным переглядкам с Мейв, в это даже начинает верить сценарист Ли Сайзмор, но он все равно предательски связывается с базой парка по предварительно украденной рации. Слепая вера в душевные дела натыкается на жесткую правду жизни: когда Мейв с попутчиками из «Мира сегунов» наконец-то попадают в родной дом Мейв, то выясняется, что этот сюжет с материнскими чувствами давно уже перепрошили, а у ее «дочери» уже есть другая «мать». Жестокий удар по вере в правдивость кодировки чувств, но с другой стороны — на что она еще рассчитывала?

Теперь мы, возможно, узнаем, была ли нелогичная жажда спасти дочь свидетельством живого решения андроидного сознания или все-таки такой поворот зачем-то нужен был в игре Роберта Форда. Возможно, все это нужно, чтобы Мейв объединилась с индейцами, которые ведут себя не совсем привычно: раньше они по сюжету вырезали ее семью, а теперь говорят, что «нам суждено идти одним путем». Как известно по видеообрывкам из первой серии, Долорес будет сражаться против индейцев, так что, может быть, еще увидим войну интересов между Мейв и Долорес. Вообще индейцы во втором сезоне ведут себя крайне странно: внезапно отпускают людей на свободу, в третьей серии на ручье хотят забрать Сайзмора, не реагируют на голосовые команды Мейв (хотя она еще не пробовала это сделать на их родном языке, но в 6-й серии она даже не пытается ими управлять) и явно знают что-то важное о происходящем вокруг. Поэтому интересно подумать о том, участвует ли призрачный народ в игре Роберта Форда — если да, то что им поручено. Возможно, в парке они выполняют функцию замаскированных спасателей, поэтому они всегда вмешиваются в экстренные ситуации и забирают людей, когда становится небезопасно.

Пока что есть ощущение, что Форд на самом деле все еще всем заправляет, растворив свое сознание внутри системы. Выяснилось, что кто-то внутри сети может импровизировать, блокировать попытки взлома и всячески хозяйничать. Очевидно, что на такое способен Роберт Форд. И вот нам показывают Форда, величаво играющего на клавишах внутри парка. Да, нам вернули героя Энтони Хопкинса, и в следующей серии, надеемся, он хоть немного прояснит свой план Бернарду. Но как Форд проник в систему после смерти? Ранее нам рассказали, что Бернард по его приказу напечатал чье-то сознание в виду шарика, а затем загрузил его «Колыбель» с сознанием всех роботов. Очевидно, что это был шарик с сознанием Форда. Теперь он живет внутри сети, которая для киношной ясности представлена как фильм внутри фильма (с узким соотношением сторон, слоу-мо и прочими красивостями).

Ролик к 7-й серии указывает, что у Бернарда было много версий

Поскольку нам вернули Роберта Форда, то возникает теория, что во втором сезоне нам вернут и его старого коллегу Арнольда в исполнении Джеффри Райта. А может быть, даже уже вернули! Есть подозрение, что флешфорварды, в которых Бернард со службой безопасности вылавливает сотни трупов хостов из озера, на самом деле рассказывают уже не о Бернарде, а восстановленном Арнольде, чье сознание погрузили в новое тело, поэтому он ничего не помнит. Ведь нам показали воспоминание, как тридцать лет назад Арнольд приводил Долорес к себе домой, чего Бернард по определению не должен знать. Это флешбэк Арнольда. Кроме того, первая сцена второго сезона, где Долорес говорит с Бернардом о снах, действительно оказалась допросом копии героя Джеффри Райта на достоверность — точно так же Уилльям проверял копии Деллоса, когда хотел создать его бессмертную версию. Теперь Бернарда готовят к тому, чтобы он стал носителем бессмертного сознания Арнольда. Осталось только понять, почему во время этого перехода от Бернарда к Арнольду «Колыбель» уничтожат и вычистят, случится массовое убийство хостов, море осушат, а под ним, скорей всего, найдут тот самый секретный проект «Слава», который Долорес называет оружием.

Пока Долорес мчится на поезде к краю карты, чтобы пробить стену, где хранится ее отец Абернати, дочка Человека в черном тоже тянется к своему отцу и пытается вытащить его из игры, но пока безрезультатно: после душевных разговоров у костра Уилльям наутро сбежал от дочери и был таков. Кстати, дочь зовут вовсе не Грейс, как это было ранее указано для отвода глаз в базе актеров, а как и должно — Эмили. Человек в черном тоже подозревает, что ему подсунули не настоящую дочь, а лишь копию (что вполне объясняет, откуда Эмили знает столько языков), но пора бы уже подозревать, что и сам Уилльям уже давно не человек. Почему-то он путается в воспоминаниях о своей дочери (не помнит про слонов), налегает на алкоголь (хотя в реальной жизни не пьет). Наверняка все это можно списать на стресс и банальное, вполне человеческое непонимание между дочерью и отцом, но, видите, создатели сериала развели такую паранойю насчет того, кто робот, а кто нет, что подозрение уже перебрасывается на всех.

Разбор 1-й серии
Разбор 2-й серии
Разбор 3-й серии
Разбор 4-й серии
Смотреть в «Амедиатеке»