Станислав Зельвенский — о том, что во втором сезоне «Очень странные дела» все еще могут кое-чем удивить. В новых сериях фантастики о городке рядом с секретной лабораторией авторы добавили новых героев и увеличили размах.

Конец октября 1984 года: Рейган избирается на второй срок, пару дней назад вышел «Терминатор», братьям Мэтту и Россу Дафферам, постановщикам ностальгического сериала «Очень странные дела», исполнилось по восемь месяцев, подозрительных личностей в американской глубинке еще автоматически записывают в советские агенты (деталь на злобу дня), даже если речь идет про маленькую девочку.

У девочки, известной нам благодаря жутковатой отсылке к Освенциму как Одиннадцатая, тем временем отросли кудрявые волосы: с момента ее побега, исчезновения Уилла Байерса и образования в правительственной лаборатории дыры в ад прошел ровно год. Дыра по-прежнему на месте, так же как и лаборатория: преемник доктора Бреннера, правда, похож уже не на Йозефа Менгеле, а на бруклинского психотерапевта. Он без особого успеха наблюдает за Уиллом, которого продолжают тревожить страшные видения.

© Netflix

Майк, Дастин и Лукас в отсутствие Одиннадцатой заводят себе новую подружку по имени Максин, она же Безумный Макс, — без паранормальных способностей, но рыжую, из Калифорнии и со скейтом. Нэнси опять встречается с исправившимся Стивом (но со значением поглядывает на Джонатана). Мама Уилла завела себе пухлого, добродушного и подкованного в электронике бойфренда с повадками Сэма Гэмджи . Наконец, у шерифа Хоппера свои секреты.

Поскольку жертвовать больше чем одним симпатичным героем за сезон Дафферы, очевидно, не готовы, а новые персонажи неизбежно появляются, сериал постепенно разрастается и приобретает черты мыльной оперы — до Твин Пикса Хокинсу еще далеко, но то ли еще будет через пару сезонов. В первых сериях намечено аж три любовных треугольника во всех трех возрастных категориях (полноценно развивается, справедливости ради, лишь один из них), а когда приходит время решающей битвы со злом, силам добра приходится делиться на несколько групп: все вместе они не поместятся не то что в машину, но и в микроавтобус.

© Netflix

Правда, почти все новые лица — отличные. Скажем, экс-репортер, помешанный на теориях заговора, — пришелец из предыдущего десятилетия. Или рыжая девочка. Или ее сводный брат, крайне язвительная, но в конечном счете не злая карикатура на провинциальных кинобунтарей 1980-х а-ля «Бойцовая рыбка». Человек, пожалуй, подвинувший на пьедестале лучших персонажей второго плана младшую сестру Нэнси и Майка, которая все время ест и явно знает больше остальных.

Другое дело, что изобилие сюжетных линий не всегда благоприятно сказывается на ритме: сериал только ближе к концу набирает полный ход, а до этого грешит известной монотонностью. А полторы серии, посвященные приключениям Одиннадцатой вне Хокинса — почти на территории «Людей Икс», — и вовсе принесли, наверное, больше вреда, чем радости.

© Netflix

Но чего уж там, при отдельных недостатках «Дела» — снова море удовольствия; второй сезон ничуть не хуже, а то и повеселее первого. Пресловутые greatest hits поп-культуры 1980-х — лишь один, не самый значительный элемент сериала. «Чужой», «Гремлины» (Дастин их явно не смотрел, как так вышло?), стрижка маллет , игровые автоматы, Майкл Майерс, Metallica, Фарра Фосетт — бесчисленные милые детали, которые раздражают пуристов своей поверхностностью и радуют всех остальных, не стоили бы и гроша, если бы Дафферы не придумали, что с ними делать. Все они подчинены истории, придавая ей краску и объем, как спрей Фарры волосам Стива, но не перетягивая на себя внимание. Даже хоррор, рисковавший надоесть быстрее прочего, — параллельная реальность, Демогоргон и так далее сконструирован элегантно: тут есть не только «Сайлент-Хилл» (а теперь еще и «Обитель зла»), но и что-то кэрролловское, это безрадостное Зазеркалье, засасывающее детей в свои кроличьи норы. Характерно, что лучше всех там ориентируется Одиннадцатая: 11 и вверх тормашками 11. В этом сезоне — спойлер, но микроскопический: еще мелькнет Восьмая.

© Netflix

Где-то Дафферы, может быть, работают грубовато: несколько сцен достигают драматического накала мема про Карла , и все эти «друзья не врут!» слишком уж просятся на футболки и кружки. Или вот запоздалый вопрос: почему из четырех главных мальчиков два — одинаковые? Зато авторы к их чести по минимуму занимаются фан-сервисом (совсем без этого в 2017-м — никуда) и предпочитают смотреть вперед, а не назад. Это не революция, но это живо, остроумно, красиво, в меру страшно и трогательно чаще, чем ожидаешь. При этом братья берут не только телячьими нежностями и удачно переработанным Джоном Хьюзом: когда кое-кого тут связывают, обкалывают наркотиками и начинают тыкать раскаленной кочергой, «Дела» определенно перестают быть похожи на детский утренник (если ребенка зовут не Риган, конечно). К слову, если семейство Байерс и теперь не переедет на новую квартиру, это будет подиковиннее Демогоргона.

Подробности по теме
Альтернативное мнение: рецензия на первый сезон «Очень странные дела»
Альтернативное мнение: рецензия на первый сезон «Очень странные дела»