Станислав Зельвенский посмотрел в Венеции документальную версию «Изгоняющего дьявола» Уилльяма Фридкина и религиозный триллер Пола Шрейдера, который тоже когда-то снял приквел для «Экзорциста». «Афиша Daily» ведет венецианский дневник вместе с Mastercard, официальным партнером кинофестиваля.
партнерский материал
партнерский материал

В начале фестиваля синхронно показали свои новые работы два титана «нового Голливуда» 1970-х — Уилльям Фридкин и Пол Шрейдер. 71-летний Шрейдер (как раз в Венеции был снят его «Комфорт незнакомцев») участвует в основном конкурсе с фильмом «Первая реформистская». Редко снимающий 82-летний Фридкин, не так давно получивший здесь почетного «Льва» за выслугу лет, представил вне конкурса документальную ленту «Дьявол и отец Аморт».

Фридкиновский «Дьявол» — скорее из разряда курьезов. Это компактная, чуть больше часа, документалка об итальянском экзорцисте — своего рода эпилог к «Изгоняющему дьявола». Фридкин — который исполняет тут роль ведущего, и довольно неплохо: сразу признается, что, когда снимал «Изгоняющего», имел об экзорцизме самые теоретические представления. А сейчас на старости лет заинтересовался и нашел в Ватикане 90-летнего отца Аморта, звезду этой непростой профессии, к которому стоит очередь из одержимых нечистой силой.

Главный номер фильма — обряд, который милейший отец Аморт проводит над итальянкой по имени Кристина и который Фридкину разрешили тихонько снять. Это уже девятый, что ли, экзорцизм Кристины — предыдущие результата не дали. Увидишь такое, конечно, не каждый день: священник читает молитвы, женщина пытается вырваться из рук участливых родственников и ругается не своим голосом. Но в целом действие скорее разочаровывает: на мертвых языках героиня не говорит, голова ее не крутится вокруг своей оси, нет даже обещанной нечеловеческой силы. Еще один эпизод — кажется, куда более эффектный — Фридкин просто пересказывает: камеру он почему-то не включил и предлагает верить ему на слово.

Позиция автора поначалу не вполне ясна: он вроде бы не лишен здорового скепсиса и расспрашивает — помимо недавно скончавшегося, как и отец Аморт, писателя Уилльяма Питера БлэттиАвтор романа «Изгоняющий дьявола» («Экзорцист»). — нескольких ученых (и всего одного епископа). Но если комментарии психиатров и нейробиологов сводятся, разумеется, к тому, что много непонятного, но пахнет психозом, самовнушением и т. д., то самого Фридкина все дальше уносит в сверхъестественные трактовки. В какой-то момент это почти заразительно; впрочем, лишь пока не зажжется свет.

Там, где у Фридкина — развесистый католический мистицизм, у Шрейдера — холодная протестантская ярость. Эрнст Толлер (Итан Хоук) — настоятель в маленьком кальвинистском приходе в штате Нью-Йорк. Вверенная ему церковь исторически значимая, туда ходят экскурсии, а верующие — не особенно. Толлер, тем не менее, старается на совесть и, когда его прихожанка по имени (разумеется) Мэри (Аманда Сейфрид) просит о помощи, сразу откликается. Выясняется, что она беременна, а ее муж Майкл (Филип Эттингер), экологический активист, настолько убежден, что планете придет конец в самое ближайшее время, еще на наших глазах, что не хочет приносить ребенка в этот мир.

Толлер в замечательно зрелом исполнении Хоука — еще один фирменный шрейдеровский одиночка, бывший армейский капеллан, отправивший сына в Ирак и потерявший его, а следом и брак, и карьеру, разбавляющий теперь свое служение алкоголем в промышленных количествах. Не секрет, что Шрейдер всю жизнь переснимает «Таксиста», свой самый знаменитый сценарий: «Хардкор», «Американский жиголо», «Чуткий сон» и т. д. — в общем-то, кто станет жаловаться? Личный экзистенциальный кризис его героев перерастает в жестокое противостояние с коррумпированным обществом и равнодушным Богом. Детали, конечно, меняются: здесь точка кипения, помимо истории с Майклом и Мэри, — церемония повторного освящения церкви, балаган для губернатора, спонсора-олигарха и оборотистого покровителя Толлера из более успешной общины.

Подробности по теме
«Форма воды» Гильермо дель Торо: человек-амфибия на Венецианском кинофестивале
«Форма воды» Гильермо дель Торо: человек-амфибия на Венецианском кинофестивале

Вдобавок «Первая реформистская» — еще и вольный ремейк «Дневника сельского священника», классической драмы Робера Брессона (о котором Шрейдер когда-то написал книгу) — оттуда прямо перекочевали некоторые элементы интриги, и проблемы героя с желудком, и собственно дневник, который Толлер ровным почерком выводит в своей аскетичной комнате.

Разумеется, он пишет кровью — как и сам Шрейдер. К его традиционным обсессиям добавилось, очевидно, изменение климата — и это не единственная деталь, делающая фильм остросовременным. Шрейдер повторяется, но он жадно смотрит по сторонам, и последние работы («Каньоны», «Человек человеку волк») показывают, нравятся они или нет, насколько он бесстрашен. «Первая реформистская» — прямолинейное, отчаянное и мощное высказывание, черно-белый религиозный фильм, раскрашенный красными разводами эксплуатейшен-триллера. Отдельные повороты и художественные решения вызывают запрограммированную оторопь — но вообще от того, в какой Шрейдер сейчас режиссерской форме, захватывает дух.

В этом году вместе с Mastercard мы уже рассказали вам все о Каннском кинофестивале. Теперь мы внимательно следим за тем, что происходит на кинофестивале в Венеции. Узнать больше можно на специальном сайте «Афиши» и Mastercard.