Андрей Никитин делится впечатлениями о новой серии «Игры престолов», в которой герои работают не только языком, но и наконец берутся за оружие. Текст содержит спойлеры из второго эпизода седьмого сезона.

Пока армия Короля ночи черепашьими шагами движется к Стене, события второго эпизода «Бурерожденная» переносятся на юг, где готовится смена власти: шатающийся под Серсеей Железный трон вот-вот сменит хозяина.

Погода на Драконьем Камне не лучше, чем в Москве этим летом: ливни и ураганы. Выбрав этот остров в качестве стартовой точки покорения Вестероса, Дейнерис Таргариен не собирается задерживаться на нем слишком долго. Поэтому спешно проводит смотр союзников. Получилась немного карикатурная сборная сильных и независимых женщин Вестероса: Оленна Тирелл, Эллария Сэнд, ее три дочери — Песчаные Змейки, жрица Мелиссандра и Яра Грейджой; на вопрос, почему единственные мужчины в их компании — это три кастрата и один карлик, ответьте мне вы.

Те, правда, слишком хотят отомстить, а эмоции — плохой помощник в игре престолов. А вот Дейнерис, напротив, не хочет быть «королевой пепла». И как последовательный гуманист вместо решительной атаки на Королевскую Гавань планирует долгую осаду. Таким образом мирным жителям вместо быстрой смерти от драконьего пламени светит долгая и мучительная — от голода и инфекций.

Подробности по теме
Первая серия новой «Игры престолов»: Север помнит, Ширан поет, лед не тает
Первая серия новой «Игры престолов»: Север помнит, Ширан поет, лед не тает

Надо сказать, что Дейнерис — кошмар для политтехнолога. Бурерожденная мало того что дочь Безумного короля, она еще и привезла в Вестерос орду диких кочевников-головорезов, отряд безжалостных боевых кастратов и трех огнедышащих монстров. С таким набором трудно выиграть, так сказать, симпатии избирателей — то есть рассчитывать на хоть кого-нибудь из жителей Семи Королевств.

В то же время у самой Таргариен есть вопросы даже к своему избирательному штабу. На старте серии она напоминает Варису, только что устроившему для нее выгодный союз с Тиреллами и Дорном, что тот сначала служил ее отцу, потом — свергнувшему его Роберту Баратеону, против которого он немедленно начал плести интриги в пользу следующего короля; убийцу, которого он к ней отправил, Бурерожденная тоже не забыла. Варис произносит речь о том, что он слуга простого народа, страдающего от деспотов, и Дейнерис — лучшее, на что этот народ может рассчитывать. На том и сходятся.

Если Варис даже самые коварные интриги регулярно оправдывает, так сказать, общим благом ойкумены и вообще гуманистическими намерениями, то его антипод Мизинец, напротив, расшатывает пресловутую лодку, что твой Навальный — позиции действующего премьера. Вот уже вторую серию он только и делает, что гнусно ухмыляется. Хотя прибывший с ним отряд рыцарей долины Аррен спас от поражения в Битве Бастардов армию Джона Сноу, благодарностей он не дождется — тот даже не скрывает своего отвращения к Мизинцу. Повезло — в Винтерфелл пришло сразу два письма. Одно от Сэма Тарли, убирающего горшки за учеными в Староместе: тот вычитал, что крупнейшее месторождение драконьего стекла, необходимого для изготовления оружия против Белых ходоков, находится на Драконьем Камне. Второе — от Дейнерис, требующее приехать и преклонить колено. Все карты совпали. Северяне противятся его отъезду, и громче всех — Санса. Джон Сноу говорит сестре, что временно оставляет ее у руля. В углу снова улыбается Мизинец.

Джон отправляется на свидание с тетей — но о том, что они родственники, пока знают только зрители. Из героев «Игры престолов» это известно одному Брану, да и то благодаря видениям. А это, согласитесь, неважное свидетельство. Единственный выживший очевидец рождения Джона Сноу (то есть на самом деле Таргариена) — это Хоуленд Рид, отец везущей Брана на саночках Миры Рид, который в сериале пока появлялся только во флешбэке. Кажется, без его возвращения все сюжетные ниточки не связать.

Тем временем еще один папа занимает место слетевших с доски персонажей. Отец Сэма Тарли, проверенный военачальник, нужен Ланнистерам. Когда-то нанесший единственное поражение армии Роберта Баратеона во время его восстания против Безумного короля, Рендилл Тарли из сериала с тех пор не имеет заметной роли в игре престолов (в книге немного иначе) и тихо служит дому Тиреллов. Он гневно напоминает Джейме Ланнистеру, что не бьет врагов в спину, не режет им горло на свадьбе, а стало быть, и Тиреллов не предаст. Тот немедленно напоминает, что Тиреллы теперь заодно с заморскими дикарями и евнухами — а титул Хранителя Юга вакантен с момента гибели Мейса Тирелла в результате грандиозного взрыва в храме. Тарли ничего не отвечает, но все всё понимают.

Вообще второй эпизод в основном развешивает на стене ружья, которые начнут палить ближе к финалу. Сын Рендилла, неуклюжий Сэм Тарли, по методичке проводит первую в своей жизни операцию, которая должна спасти от неизлечимой серой хвори рыцаря Джораха Мормонта: он же явно теперь присоединится к Дейнерис? Тем более что Даарио Нахарис остался за морем.

Тем временем Арья Старк узнает от Пирожка, что Джон Сноу и Санса отняли Винтерфелл у маньяка Болтона. Отложив убийство Серсеи на потом, она разворачивается на 180 градусов и направляется домой — и ей стоит поторопиться, поскольку Санса, кажется, слишком многому научилась у Серсеи. По пути Арья встречает своего лютоволка Нимерию, укусившую в первом сезоне Джоффри и с тех пор гуляющую сама по себе в лесных чащах. И хотя волчица отказывается бросить стаю, никто не сомневается, что в нужный момент Арья сможет на нее рассчитывать.

Мейстер Квиберн отводит Серсею в подвалы, где демонстрирует решение проблемы драконов — тяжелый арбалет. Логика, надо полагать, такая: «Сработало у Барда-Лучника в «Хоббите» — сработает и у нас!» Производится и демонстрационный пуск. Правда, в отличие от черепа в подвале дракон — цель не только очень мобильная, но и смертельно опасная. Но время еще есть, можно сформировать из арбалетчиков зенитно-ракетные полки.

Тем более что осада Королевской Гавани, кажется, откладывается. В то время как Безупречные отправляются во внезапный рейд на Бобровый Утес (не сюрприз — если присмотреться к трейлеру, то можно увидеть кадры, где они врываются в цитадель Ланнистеров), флот Железных островов отправился в Дорн, чтобы переправить его армию к столице. И если долгожданная сцена секса между Серым Червем и Миссандеей наконец-то состоялась, то веселый one night stand Элларии Сэнд и Яры Грейджой был вероломно прерван нападением армады ее дяди Эурона. Усатый Джек Воробей на стероидах лично убивает двоих Песчаных Змеек, минутами ранее споривших, кому из них достанется Серсея, а кому Гора, а Яру, Элларию и Тиену берет в плен. Его племянник Теон Грейджой трусливо прыгает за борт, пока их флот догорает посреди моря. Армиям Дорна не приплыть в Королевскую Гавань, стало быть, Эурону можно свататься к Серсее не с пустыми руками. Обещанный свадебный подарок при нем, и он хорош — убийца дочери Серсеи. Страшно представить, на что способна любящая мать.

Учет потерь: в этой серии нас покинули две Песчаные Змейки — увы, вряд ли их уход хоть кого-нибудь расстроил. Тем не менее тренд на истребление вестеросского истеблишмента продолжен. На данный момент полностью истреблены наследники Ланнистеров, со смертью Станниса с карты исчезли Баратеоны, от дома Тиреллов осталась только бабушка Оленна, дорнскую династию Мартеллов добили Эллария Сэнд и ее Змейки, численность которых тоже сократилась до минимума, Фреи и Болтоны сжиты со свету в полном составе. Словом, если речь Вариса «служу народу» что-нибудь значила, то игра престолов может закончиться Вестеросской Народной Республикой.

Тизер следующей серии

Записки на полях:

В этой серии нам неспроста вернули Неда Старка в образе статуи — в сцене, когда Джон Сноу набросился на Мизинца. В первом сезоне Нед точно так же схватил Бейлиша за горло. Все мы, конечно, помним, чем это в итоге закончилось для героя Шона Бина.

Сквозной линией эпизода стала тема запоздалых и фейковых новостей: до свиты Дейнерис долетела весть о короновании Сноу, Арья только сейчас узнала о возвращении Винтерфела, Джон Сноу получил сразу две весточки, Серсея распространяет фейк-ньюс о тирании Дейнерис, а Сэм Тарли узнает, что учебники истории трактуют события и откровенно создают фейки.

Кстати, когда Сэм хотел предложить мейстеру более поэтическое название талмуда по описанию идущих войн, то, конечно, в голову тут же пришло, что он сейчас вымолвит: «Игра престолов».