Рекап-рецензия на «Драконий Камень» — первую серию седьмого сезона «Игры престолов» и шестьдесят первую для всего сериала.

«Начнем?» — спрашивает в конце новой серии Дейнерис Таргариен, обозревая свои новые владения в замке Драконий Камень, который и дал название эпизоду. Однако после томительного ожидания стартовая серия оказалась чересчур разминочной и не по рангу скромной. Просто необходимо отметить этот день на полях мировой истории телевидения, когда даже в вышедшей в тот же день серии «Твин Пикса» был секс (!), а в новой «Игре престолов» — не было. «Песнь льда и пламени» пока предпочитает заниматься расстановкой фигур на шахматной доске сериала, приберегая все остальные телодвижения для следующих эпизодов. Хотя серий в этом году будет не так уж много — всего семь штук. Один патрон уже использован для стартового выстрела, осталось шесть.

Тон эпизоду задает пролог, который представляет собой условный ремейк Красной свадьбы, где роль мерзкого старикашки Уолдера Фрея на себя примерила наша многоликая Арья. В прошлом сезоне она перерезала горло устроителю Красной свадьбы, а теперь, нацепив его лицо, решила уничтожить всю мужскую часть клана Фреев (молодую жену оставляет в живых) одним убойным пиром. Назовем его Красный пир. Отравленное вино делает свое дело, а мы понимаем, что Арья все еще Арья (была теория, что она мертва, а ее лицо забрала Бродяжка) и она следует своему расстрельному списку обидчиков Старков.

© HBO

В принципе многое о скудности серии говорит тот факт, что самой обсуждаемой и мемоемкой сценой недели стал эпизод с песней Эда Ширана. Когда еще такое могло случиться? Арья двигается в сторону Королевской Гавани и по пути встречает солдат из войска Ланнистеров на привале, которые оказываются приятными собеседниками, а один из них и вовсе — певучим рыжиком в исполнении поп-ремесленника Ширана. Они травят байки, а Арья рассказывает, что едет убивать королеву. Ширан и компания смеются. Арья еще пока не знает, что ей нужно не к Серсее, а в родной Винтерфелл, где снова обитают Старки, но уже чувствует, что изменилась, и не станет убивать людей у костра, как делала это с Псом.

У Серсеи свои заботы. К ним со всех сторон приближаются враги, а брат Джейме ничего толком не придумал для защиты, еще и лезет в душу с разговорами об их сыне-самоубийце. В пандан к этому приехал свататься Эурон Грейджой, который предлагает руку и сердце взамен своему прославленному флоту. Совершенно непонятно, как он за такой короткий срок сколотил такую огромную флотилию, хотя всего несколько серий назад лишь обещал взяться за стройку кораблей. Спишем это на условность фэнтези. Грейджой отлично отыгрывает свой стендап Джека Воробья с уколами в сторону Джейме, но Серсея ему отказывает, поэтому неугомонный Эурон обещает вернуться с подарком. Скорее всего, за трофеем в знак своей верности он отправится в Дорн.

© HBO

Переходим к другому дуэту брата и сестры, между которыми в этом сезоне тоже должна пробежать искра раздора, — Джону Сноу и Сансе Старк. Наклевывающийся конфликт интересов нам пытаются показать на примере сцены совета северных лордов, где Санса во время выступления Джона неловко пытается вставить свои пять копеек и оспорить авторитет брата у всех на глазах. Она считает, что нельзя прощать предателей: их нужно презирать до последнего отпрыска. Джон же на трепетных и преданных юнцах показывает, что дети не должны платить за грехи своих отцов, из-за чего Санса остается неправой. В темном углу Мизинец упивается каждым недовольным взглядом Сансы.

Королева Серсея прислала Джону Сноу издевательскую записку, чтобы он, как и все остальные, присягнул ей на верность, но гораздо важнее тут другая записка, которую для Сноу пишет толстяк Сэм Тарли из своей Цитадели. Между уборкой дерьма за старыми книгочеями он пробирается в секретную библиотеку, где — о, чудо — в первом же попавшемся талмуде обнаруживает довольно очевидную вещь: в Драконьем Камне хранятся залежи драконьего стекла, способного убивать Белых ходоков. Теперь об этом узнает Джон — и у него появится повод поехать в Драконий Камень и познакомиться с кхалиси. В принципе эта встреча — уже решенное дело, остается только загадкой, в какой же момент Джон узнает, что она его тетя.

© HBO

Также нам показывают, что до Цитадели уже добрался больной серой хворью рыцарь Джорах: он уже сидит в одной из карантинных камер. То есть у создателей сериала есть время на то, чтобы показывать трехминутные и не слишком информативные проходы Белых ходоков, тренировки Подрика, а вот на то, чтобы показать, как заметный персонаж проник в одну из самых важных локаций сериала, — нет. Хорошо, во время этой сцены с Белыми ходоками нам действительно показали, что среди живых мертвецов есть зомби-великан, но это и так было в принципе понятно — в их рядах окажутся все погибшие существа. Но сколько можно показывать это бесконечно дефиле ходоков? Джон Сноу уже два раза успел сгонять от них туда и обратно, пока они все еще бредут. Даже Бран Старк на одних лишь санках (!) добрался до Стены быстрее, чем мертвая конница Короля ночи. Видимо, Джон Сноу успеет еще два раза слетать к тете Дейнерис, прежде чем мертвецы дойдут до цели.

Таким образом в первой серии нам показывают, как все герои подчищают свои хвосты. Арья разбирается с Фреями, Серсея разбирает руины своего величия, кхалиси стирает пыль со стола, Сэм в прямом смысле разгребает дерьмо. Драконов нам особо не показывают, но и они наверняка где-то на скале вылизывают свои хвосты. Пес Клиган тоже разгребает прошлое — хоронит скелеты деревенского мужика с дочерью, которые в четвертом сезоне погибли из-за него (он отобрал у них еду, оставив голодать). Пес не верит в бога, но его чудодейственный напарник Торос показывает огненное знамение, где убийца-агностик видит замок, Стену и армию Белых ходоков. Так нас подводят к тому, что у этой шайки Тороса вскоре состоится миссия против морозоустойчивых зомби.

Давайте посмотрим правде в глаза: «Игра престолов» превратилась в слишком предсказуемое зрелище, персонажи скользят по понятным аркам, сюжет ясен на семь ходов вперед: Джону Сноу суждено встретиться с Дейнерис и узнать правду о своем рождении, Арье нужно будет вернуться домой, Сансе промоет мозги Мизинец, Грейджоям придется сразиться за Дорн, Сэм Тарли вместе с мейстером вылечит Джораха и т. д. Есть ощущение, что весь седьмой сезон будет таким промежуточным, поэтому хочется уже скорей промотать на начало восьмого и просто узнать, чем же все закончится.

Заметки на полях

Драконий Камень — это старая крепость Станниса, где Красная жрица как раз зачала тень-убийцу во втором сезоне, а теперь за этим столом малый совет кхалиси будет обсуждать стратегию завоевания Вестероса.

Нарезка в сцене с унизительной работой Сэма так выбивалась из общего стиля работы с монтажом в «Престолах», что во многом напомнила сериал «Во все тяжкие», где подобный прием применялся постоянно.

Реквизиторы делают свою работу на отлично: в сцене присяги детей Амбера и Карстарка маленький Амбер держит тот же меч, которым в предыдущих сезонах орудовал его отец и дед. Никто этого не помнит, но Север помнит.

Серию снял режиссер Джереми Подесва, который ранее поставил для «Игры престолов», к примеру, две серии с шок-концовками: за его плечами скандальная сцена изнасилования Сансы, а также та самая сцена с Мелисандрой в образе древней старухи. А теперь сравните это с мягкотелостью нынешней серии.

Смотреть «Игру престолов» на «Афише–Сериалы»