«Ольга» — потенциальная убийца «Физрука». В новом сериале ТНТ главную героиню Ольгу, мощную русскую женщину в клубке разнообразных проблем, играет Яна Троянова — муза режиссера Василия Сигарева, запомнившаяся по его фильмам «Страна ОЗ», «Жить» и «Волчок», а также по «Кококо» Авдотьи Смирновой.

«Ольга» грозит стать главным всенародным хитом сезона: это бенефис актрисы Яны Трояновой в амплуа хабалки с большим сердцем, живущей в перманентном состоянии домашней катастрофы. Ольга работает педикюршей и хочет в Турцию, но шальная дочь вот-вот залетит, сын с кавказской кровью совращает одноклассниц фруктами, сестра в поисках мужика, а отец-физрук в запое.

Сценарий написали авторы «Физрука», «Сладкой жизни» и «Реальных пацанов», а главную роль сыграла поразительная актриса Яна Троянова — муза и жена Василия Сигарева, раньше в телевизионных блокбастерах не замеченная. Наиля Гольман обсудила с ней этот многообещающий трансфер.

— Как сложилось, что вы стали сниматься в сериалах на ТНТ?

— Мы только закончили «Страну ОЗ» с Васей Сигаревым, и я вдруг подсела на сериалы. Причем такие, знаете, семейные. «Бывает и хуже», допустим. Или «Бесстыдники». На них почему-то подсаживаешься как на семечки. Раньше я любила «Настоящий детектив» или «Клан Сопрано». Ты их смотришь и думаешь: ну почему у нас в России такое не делают? Но сам понимаешь, что эти сериалы не для широкого зрителя.

У меня в этот момент мама болела сильно. Собственно, умирала. И она меня спрашивает: «Яна, а почему ты практически не работаешь?» Это правда, я очень редко снимаюсь. «Ведь у тебя есть поклонники, зрители. Надо! Хороший актер должен работать». Я, конечно, с мамой никогда в жизни ни в чем не соглашалась. Но тут задумалась.

И вот я вижу, что американские и британские сериалы порой круче, чем полный метр. Там снимаются большие звезды. И обидно же, что у нас за редким исключением нет таких сериалов, чтобы страна подсаживалась.

— Ну вот на «Физрука», например, подсела.

— А я дойду до канала ТНТ, погодите. Но обычно это редкость — вроде «Оттепели» Тодоровского, вроде «Школы» Германики. И вот я, значит, со съемок прилетаю, мне приходит письмо. Вы болеете, да? Это очень плохо.

Трейлер сериала «Ольга»

— Я вас не заражу.

— Заразите. Я знаете какая? Это вообще. У меня столько сейчас работы, мне болеть нельзя. Вы, пожалуйста, не чихайте.

— Я не чихаю.

— Я извиняюсь, но это просто ужас для меня. Так, пришло мне письмо от Good Story Media про сериал «Ольга» для канала ТНТ: «Мы понимаем, что вам это все неинтересно. Но, может быть, вы обратите на нас внимание?» Мне стало неловко. Ну почему неинтересно? ТНТ я смотрю с основания, все про этот канал знаю. Сперва рассказала Сигареву, что вот, Вася, есть такое предложение, и мне кажется, что я должна сделать эту бабу. На что Сигарев ответил — тогда иди и делай.

Все, я назначила встречу с компанией «Гуд Стори» — приходят Артем Логинов, Артем Лемперт, Паша Орешин. Я увидела их и поняла, что с ними готова работать, готова доверять. Они потом рассказали, что сразу после встречи пошли Ольгу под меня переписывать.

— Она действительно так выглядит, как будто ее писали прямо под вас.

— Я же со всеми режиссерами работаю так, что по итогу пишут под меня, и это правильно. Они находят во мне какой-то характер, им интересный. Я не могу играть людей, чужих моей природе. Отсюда и растет это ощущение: мое или не мое. Вот мы сейчас снимаем второй сезон — я понимаю, что я не ошиблась. Другое дело, как воспримет это зритель. Мне кажется, это будет самый народный сериал, я в него очень верю. И мне кажется, что все мы правильно делаем. Прежде всего — максимально честно. И по любви. Слушайте, мне тоже фреш апельсиновый нужно. Раз вы болеете, я буду «Це» сразу принимать.

— Вы своего зрителя в лицо знаете?

— Знаю. На фестивалях много раз наблюдала, да и вообще. Зрителя надо уважать. Я ведь еще лет пять назад была с «пальцами артхаусными». Не слушала зрителя, не слушала маму. И чего, ты ради фестиваля делаешь кино только? А где твои зрители?

— А у вас разве бывали фильмы, сделанные ради фестиваля?

— Когда ты дебютант и сразу получаешь награду на «Кинотавре», ты думаешь — вот мой путь. А вся эйфория через три дня заканчивается. А где люди?

— Когда смотришь «Ольгу», сразу возникает в голове: какой жизненный сериал. Но и фильм «Волчок» тоже жизненный. Применительно к фестивальному кино и к ТНТ это слово значит совершенно разные вещи. Вот как вы эту разницу у себя в голове решаете?

— Слушайте, ну мать в «Волчке» и мать в «Ольге» — это абсолютно разные женщины. Ольга не способна бросить своих детей на много лет. Мне она тем и нравится. Она во многом не права, но она очень любит свою семью. Даже когда она на всех орет. Она орет, потому что она за них боится. Олю воспитывал отец, мать в «Волчке» — такое ощущение, что ее воспитывали волки. Вот у Ольги есть кулачок. Дочь, сын, сестра, отец. Вот она его сжала и шурует по этой жизни. А мать в «Волчке» — не человек, стихия. Ураган, который снес домик, где лампой щелкает дочь, сидит ее по ночам ждет. Фух, пронесся. Потом этот тайфун возвращается, а девочка уже большая. Мне вообще странно, что я в кино начинаю играть мам. Раньше казалось, что я к этому не приспособлена. Сейчас вот в «Зомби» у Сигарева тоже играла мать.

— Ленка Шабадинова из «Страны ОЗ» зато не мать.

— Эта вообще Снегурочка. У нее детей быть не может, по-моему. Она сама дитя.

— Вырастет когда-нибудь?

— Сигарев шутит: допустим, будет продолжение «Страны ОЗ». Напишем «Прошло пять лет». Живет она, допустим, с этим Гошей Куценко. И вот сидят они, сидят, она так и молчит, и он ее спрашивает: Шабадинова, говорить-то будешь что-нибудь? То есть для Сигарева она не изменится никогда. Мне знаешь что нравится? Я играю простых людей всегда. У меня нет амбиций играть классику, больших героев, сложных персонажей. Есть сегодняшний день, я играю современников моих. Но кого бы я ни играла — шалаву, наркоманку или мать в «Ольге», — неизменно в этом люди видят образ России. И зрители, и критики. Понимаешь меня, да?

— Есть такое дело.

— Лицо России, что ли. Часто меня так называют: «Вот наша родина-мать». Что в «Волчке», что в картине «Жить». Говорят, мол, эта девка-наркоманка шатается как бродячая собака, не знает, куда приткнуться. И Россия такая же, в вечном поиске. Я думаю: как же мне везет с авторами, моя задача-то — просто выучить текст и пойти его рассказать.

— Вы правда учите текст в «Ольге» или там импровизации много?

— Ненавижу, но учу! Меня Сигарев сразу заставил, я его текст учила от зубов. Ни одного междометия туда не вставила. Я всегда работаю четко по тексту. И поэтому моя задача — его присвоить! Чтобы он звучал органично.

— Много времени на это уходит?

— А нету времени. Ты выходишь на площадку, и все. Перед съемками читаешь 20 серий. Понятно, ты там ничего не выучил. Пришел на площадку — и начинаем работать. В авторском кино — по-другому. Вот Сигарев написал, допустим, текст за год до съемок. Все, я нигде не снимаюсь. Я год живу с героиней. Я год становлюсь ею, ищу. Думаю. Начинаем съемки: никаких правок по тексту, все очень строго, ты стартанул и полетел.

— А в телевизоре как?

— Я еще пока не научилась жить с сериалом, потому что это длительный процесс. И я не понимала — а где моя жизнь? Она мимо как-то проходила. А мне Сигарев сказал, что работа — это и есть жизнь. Из персонажа не выходишь никогда. Приезжаешь домой спать. С утра встаешь — и сразу на площадку. Полгода. Потом передых, и вот опять сейчас у нас съемки. Надо очень аккуратно силы рассчитывать. У меня теперь интервью по минутам расписаны. Начинаешь математически строить день, сейчас разговор, потом еще надо лечь поспать днем.

— Из всех ваших героинь так могла бы жить только Ольга.

— Вот ты правильно говоришь. Не я эти роли делаю, они меня делают. И Ольга могла бы. У нее все так: иду на работу, надо к отцу заехать, то, то, то. Я раньше жила как ветер. Тоже хороший был период. Но существует формат канала, и в этих рамках ты тоже обнаруживаешь свою свободу.

— У Ольги любовь — животная, инстинктивная. И она эту любовь выражает в том, что все время шпыняет всех.

— Да, ей накормить всех надо. А если она не будет их стебать, то чокнется. Ольга же баба юморная, но она все это делает с серьезным лицом. Я тоже на площадке когда с продюсерами разговариваю, у меня все получают по справедливости! И я потом говорю: прошу прощения, я на вас немножко сорвалась.

Я однажды была перед своими первыми съемками — когда «Волчок» делали — у Ринпоче в Улан-Удэ, это правая рука далай-ламы, знаешь? Он живет в главном дацане на Лысой горе. Чтобы к нему попасть, надо рано-рано утром приехать, на рассвете — и вытянуть из мешочка у ламы жетон. Я приехала из Екатеринбурга одна. У меня были такие срывы, ты себе не представляешь. Я очень боялась, что подведу Сигарева. Плюс московские актрисы, не буду говорить какие, рассуждали, что эту роль надо дать известной актрисе, тогда это выстрелит. А тут все неизвестные, Вася неизвестный, ты неизвестная, зачем вы это делаете. Отдайте сценарий хорошему режиссеру, и он снимет. Ну мы не отдали. Но я-то Васе говорю: может, правда лучше возьмешь Исакову Вику или еще кого-то? В общем, уехала в Улан-Удэ. Ходят молоденькие ламы с жетонами. Много людей вытягивают пустышки. А я вдруг вытягиваю десятый номер.

Только в обед к Ринпоче попала, он со всеми подолгу разговаривал. Пришла — и не знала, что сказать. Просто объяснила, что мне страшно. Не знаю, правильно ли я все делаю в жизни, куда мне двигаться. Вот сейчас на носу съемки. Не понимаю, справлюсь или подведу. А он мне: ты должна обязательно начать сниматься в кино, будешь людям помогать. Ты очень нужна нашей стране в этой общей системе. Я подумала, ну чокнутый.

— Но вы правда очень народная актриса, он был прав. Взять хотя бы голос ваш.

— Да, я это понимала всегда интуитивно. В театральном институте как стали ставить подачу, дикцию, я поняла, что мне конец настанет, если я останусь. Прогуливала всю сценическую речь. И сценическое движение тоже.

— Далай-ламу не так давно один американец спросил: «Что такое внутренняя пустота?» Тот ему ответил: «А вот это уже не твое дело». Я себя так же чувствую, пытаясь вас про вашу актерскую сущность расспрашивать.

— Это невозможно. О! Вон Сигарев в автобусе от зубного едет! (Улыбается и машет в окно. В автобусе действительно проезжает Сигарев.) Ну как это происходит, а? Самый близкий человек случайно едет мимо нас в автобусе. Классно, да ведь? Ты напиши, что во время интервью так произошло, что Сигарева автобус мимо провез. Ты хрен где такое еще в интервью найдешь. И не переделывай меня, оставляй мою речь, оставляй язык! Потому что мне сейчас присылают на визирование интервью, я их читаю, а там меня нету. И я не понимаю, как так-то. Думаю, сука, я же открыто общалась!

Серии «Ольги» можно смотреть на «Афиша-Сериалы», с 5 сентября — по телевизору.