Реклама
Звезда «Алиса не может ждать» Лиза Ищенко — о съемках в сериалах и своем душевном возрасте
Интервью:
Тимур Алиев
16 ноября 2022 20:30
Сериал стриминга Start «Алиса не может ждать» — новый проект Наталии Мещаниновой, рассказывающей о девочке-подростке, которая постепенно теряет зрение. Главную роль в нем исполнила Лиза Ищенко. В интервью «Афише Daily» актриса рассказала о методе работы Мещаниновой с актерами и недостатках российских сериалов о подростках.

— Как вы попали в сериал Наталии Мещаниновой?

— Был кастинг, а кастинг-директор проекта помнит меня с 13 лет — до этого она утвердила меня на одну из ролей в сериал «Хороший человек». Мы снова встретились, когда мне уже было 15. Она увидела, что я очень сильно повзрослела, и поняла, что я могу подойти на роль Алисы.

Позже меня позвали на встречу с Наташей — мы должны были разыграть эпизод с учителем укулеле. Я была очень скромной. Не хотела опозориться, если буду вычурно и громко себя вести. На тот момент я думала, что лучше быть скромной и молчаливой. Однако Наташа увидела, что я на самом деле не такая, и сказала: «Давай‑ка ты в этой сцене покажешь Алису. Все, что написано в сценарии».

— Там были описаны детали характера?

— Мне прислали сценарий четырех серий. Я прочитала и поняла, что это за героиня и как стоило ее показать. Наташа потом мне написала: «За ангельской внешностью скрывается дьявол». Думаю, так и есть — в «Алисе» я показала всех своих демонов, они жили во мне, и на съемках я открыла им путь наружу.

— Когда шли на пробы, вам было известно что‑то о творчестве режиссера?

— Я знала, что она написала «Аритмию» вместе с Борисом Хлебниковым. Смотрела сериалы «Шторм» и «Обычная женщина» (сценаристкой и постановщицей которых была Мещанинова. — Прим. ред.). В целом понимала, к кому еду.

— А за российскими фильмами и сериалами следите?

— Да, но только за лучшими. Чаще смотрю зарубежные проекты, там есть что‑то мое, интересное, близкое.

— Чем вам приглянулась героиня Алисы? Что в ней отозвалось?

— Все, что в ней есть. Я очень полюбила эту девочку во время съемок. Она помогла мне вылечиться и раскрыть себя. До сериала я была очень замкнутой. Из‑за того, что у Алисы остается мало времени, чтобы насладиться жизнью, она становится резкой и дерзкой. В этой трансформации есть и я. Поняла, что если и дальше буду оставаться скромной и всем мило улыбаться, то ****** свою жизнь.

— Можно сказать, что вы прогибаете изменчивый мир, а не наоборот.

— Да, в каком‑то смысле так и есть. Во многом благодаря съемкам в «Алисе».

— Какие у вас впечатления от съемочного процесса? Вы работали с Анной Зайцевой и Константином Богомоловым. Как вам методика работы Наталии Мещаниновой с актерами?

— Наташа прилетела в русское кино как будто с другой планеты. У нее уникальное отношение к съемкам и режиссуре, она общается с актерами совершенно иначе, не как все. Такой подход мало где встретишь. Мы все обитали в любви и тепле — она очень спокойно и любвеобильно работает. У нас не было ни скандалов, ни криков даже во время переработок.

Она без придирок и унижений объясняла каждому на площадке: «Ребята, у нас переработка, давайте возьмем яйца в руки и продолжим, осталось чуть-чуть!» И так было всегда, несмотря на самые тяжелые смены, когда было холодно, все капризничали. Она все равно брала команду в свои руки, и все успешно работали благодаря ей. Мы снимали в Твери, и было довольно холодно. Например, в сцене, где я мычу песню, я ходила по камушкам, останавливалась и должна была петь. Но камушки были скользкие — каждый раз я проваливалась в речку. Кеды были мокрые, после каждого дубля меня вытаскивали на сушу, отогревали, а потом дубль повторялся.

— А были какие‑то особенно тяжелые сцены, которые давались нелегко?

— Тяжелые сцены начинаются с шестой серии! Перед одной из смен мне прислали выборку (список эпизодов, которые будут сниматься во время смены. — Прим. ред.). Смотрю, выборка вроде легкая, и решаю взять с собой на съемки маму. Она приезжает вместе с братом, и Наташа мне ставит в начало смены одну из самых тяжелых сцен, что есть в сериале.

Она решила, что я для нее готова прямо сейчас. Я сыграла, сделав все, что нужно. Все на площадке были в шоке и боялись меня после этого эпизода.

Подробности сцены содержат спойлеры, поэтому воздержусь! А в следующей сцене на меня по сценарию падает окно, и на площадку заходит мама. Посидела немного со льдом на голове, потерпела, и дальше сниматься.

— Как вы совмещаете учебу и актерство?

— По возможности, но иногда учеба западала. Я поняла, что больше удовольствия и знаний получаю от чтения — от книг по психологии до биографий великих людей. Сейчас я больше зациклилась на съемках.

— Как думаете, отражает ли «Алиса» реальный подростковый мир, отношения ваших сверстников и их родителей? Как много в ней правды?

— Мне кажется, сильно отражает. Наташа умеет показывать подростковый бунт, бездну, которая непременно возникает в жизни каждого подростка, когда он взрослеет. В сериале есть безысходность возраста, сжигающая изнутри пустота.

— Будущее подростков так депрессивно?

— В той или иное степени подобные периоды бывают у каждого. Вопрос только в их длительности. Думаю, Наташа очень хорошо этот аспект показала в «Алисе».

— Чего не хватает российским сериалам о подростках? В последние годы их снимают особенно часто.

— Я не употребляю слово «кринж», но мне кажется, в наших сериалах о подростках его много, особенно в диалогах. Слушаешь и думаешь: «Господа, я же так не разговариваю». Да и эпизоды наигранные, искусственные. На съемках «Алисы» мы, кстати, часто импровизировали, но в рамках прописанных диалогов.

— В некоторых российских онлайн-кинотеатрах мат сейчас запикивают, но Start в «Алисе» так делать не стал. Как считаете, мат — это нормально или лучше обходиться без него?

— Смотря кто ты. Если ты Алиса, надо материться всегда! Если серьезно, то моя героиня все-таки матерится тогда, когда это нужно. В рамках конфликта с матерью, например. А в общении с одноклассниками она не ругается.

— Ваши одноклассники смотрели сериал?

— Я с ними не общаюсь и в целом хотела бы забыть о школе. Иногда думаю, что в душе мне 40, — круг общения в основном люди, которые заметно старше меня. Все пишут, что им понравилась сцена в больнице, когда Алиса открыто говорит матери, что знает свой диагноз, и произносит: «Ты меня потеряла».

— Насколько тема лжи во благо, представленная в сериале через призму вашей киношной мамы Анны Михалковой, актуальна для подростков сегодня?

— Думаю, каждый с таким хоть раз сталкивался. Ложь во благо иногда помогает, но далеко не всегда. Что касается моей киномамы, то она сильно завралась, настолько масштабно скрывая информацию о диагнозе от всех, что и сама от этого устала.

— О чем вообще, на ваш взгляд, этот сериал?

— О том, что, несмотря на безысходность и тотальную бездну, можно найти лучик света и двигаться к нему. Это делает Алиса, а значит, могут и другие — необязательно пройти, но стоит хотя бы попробовать.

— В моем детстве все хотели быть космонавтами и милиционерами. Среди зумеров преобладает желание стать депутатом или блогером — легкие деньги, культ потребления. Как вы думаете, что стоит за желанием Алисы успеть пожить на «широкую ногу»?

— Думаю, это следствие того, что мама отняла своим враньем годы ее жизни. Это форс-мажор, сигнал SOS. В сжатые сроки она решает быстро повзрослеть и взять от жизни все, что успеет. Несмотря на то что она сделала, я ее не осуждаю. Думаю, она все сделала правильно, в том числе назло своей маме. В другой вселенной Алиса ходила бы в школу, постепенно потеряла бы зрение и стала никому не нужной.

— Но слепота не приговор. Взять хотя бы супергероя Сорвиголову из киновселенной Marvel: он живет, работает адвокатом и сражается со злом.

— Мне кажется, Алиса не знает о существовании супергероев. Плюс у них не такая уж радужная судьба. В общем, у героини другая история, в которой она хочет жить в спокойном будущем.

— Какое напутствие оставите зрителям сериала?

— Будьте счастливы, открыты и жизнерадостны. Наслаждайтесь моментом.

Смотреть

на Start

Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров