Реклама
Обмани, но останься: как сериал «Триггер» манипулирует зрителями и оскорбляет психологов
17 октября 2022 14:00
С 17 октября на Первом канале стартует второй сезон популярного сериала «Триггер» про психолога-манипулятора в исполнении Максима Матвеева. Насколько захватывающим и правдоподобным получилось шоу, рассказывает кинокритик и дипломированный психолог Тимур Алиев*.

Психолог-провокатор

Артем Стрелецкий (Максим Матвеев) — молодой, дерзкий и самоуверенный специалист-психолог. В начале первого сезона он выходит из тюрьмы, в которой отсидел четыре года по статье «Доведение до самоубийства». По официальной версии, Стрелецкий виновен в смерти одного из своих клиентов. На деле — все запутаннее. Во втором сезоне Артем вновь пребывает в замкнутом пространстве (вагончике на строительной площадке), разбирается в сложных отношениях с отцом и принимает новых клиентов, чьи запросы щелкает на раз-два.

Два — важное для Артема число. Будучи сторонником провокативной методики, более известной как шоковая терапияНе путайте с электроконвульсивной терапией, которую практиковали психиатры-каратели во времена СССР., Стрелецкий продает свои услуги как максимально быстрое и оперативное решение практически любой психологической проблематики: от глубинной депрессии до разнообразных фобий. Всего один-два сеанса — и уже есть результат. На это покупаются многие клиенты, недовольные походами к другим специалистам.

Успехам Артема и его выходу из тюрьмы не рад его родной отец Александр (Игорь Костолевский), тоже профессиональный психолог, практикующий традиционные методики и не одобряющий «инновационный подход» сына.

Параллельно с решением проблем клиентов (сериал в основном строится по вертикальному принципу «один эпизод — один клиент») Стрелецкий пытается наладить отношения с семьей. На горизонте возникает не только отец, но и сестра Катя (Ангелина Стречина), и бывшая жена Даша (Светлана Иванова). Герой-одиночка Артем после отсидки вынужден работать с молодым помощником Матвеем (Влад Тирон), без которого он не в состоянии подключить компьютер в новом офисе.

Главный метод Артема на протяжении 32 серий — манипуляция, причем всеми, кто его окружает. Клиенты психолога зачастую выглядят разменными монетами в его опасной и рискованной игре на выживание, а вовсе не живыми людьми, которые «вываливают» на кушетку все свои страхи, комплексы и сомнения. Встречая каждого из них, Артем будто задается вечным вопросом Достоевского, «тварь ли я дрожащая или право имею?»: использовать свою методику, которая якобы работает всегда, либо все-таки обойтись банальным даром убеждения, скрыв его за личиной «профессионализма».

Шоковая мистификация

Провокативная терапия — подход, в котором работает Стрелецкий, — не выдумка сценаристов, а реально существующее направление. Его отцом считается психолог и бизнес-тренер Фрэнк Фаррелли — ученик Карла Роджерса, одного из основоположников гуманистической психологии. Если коротко: основная идея заключается в выработке у клиента так называемого конструктивного гнева — эмоции, сопряженной с дедуктивным самоанализом, благодаря которому можно избавиться практически от любой проблемы. Для этого моделируются ситуации, в рамках которых клиент, погружаясь в самые темные уголки своего «я», начинает осознавать проблематику и таким образом исцеляться.

Среди основных тезисов шоковой терапии (как прозвали ее в популярной психологии) довольно концептуальные, если не сказать радикальные заявления. Например, последователи Фаррелли считают, что клиент может справиться с любой проблемой, если захочет. Если нет желания, то нет и результата. Грубо говоря, если ты не здоров, значит, не очень-то и хотелось вылечиться. И это только вершина айсберга. Из‑за подобных, мягко говоря, утрированных обобщений работающие в других направлениях психологи с осторожностью относятся к провокативной терапии.

Возвращаясь к сериалу. Создавая художественное произведение, команда «Триггера» пригласила в качестве консультанта психолога и бизнес-тренера Сергея Насибяна, который работает, используя теорию Фаррелли. Сергей также стал прототипом главного героя: часть историй взята из личной практики Насибяна и его коллег. Казалось, что для широкой аудитории будет наконец представлен правдоподобный образ специалиста-психолога. Возможно, и сам Сергей думал аналогичным образом. Увы, создатели «Триггера» ушли от реальности настолько далеко, насколько это возможно, занимаясь, по сути, мистификацией профессии, а не внятной и уважительной ее репрезентацией.

Нереальная методика

Уже в первых эпизодах герой Максима Матвеева демонстрирует столь примитивный непрофессионализм, что это заметит и человек, знакомый с психологией на поверхностном уровне. Герой без спроса читает людей в лучших традициях «Менталиста», а зрители на протяжении всего первого сезона видят в Стрелецком скорее профайлера, нежели психолога. Персонаж Матвеева будто косплеит специалиста в своей области, а не является им на самом деле.

Придумывая типаж Артема, творческая команда компании «Среда», видимо, опиралась и на собственные сериалы: вот звериное чутье «Клима», а вот щепотка безумия из «Метода». Позаимствуем также дедукцию из классических детективов («Шерлок») и проблемы в семье из психологических процедуралов («Обмани меня»). Стремление продемонстрировать свои познания — самый мягкий ляп в характере Стрелецкого, отчасти обусловленный его эгоцентризмом и мегаломанией (к аналогичному выводу в одном из эпизодов приходит и его отец). В реальности же психолог никогда не работает без запроса.

Авторам интереснее показывать красочную оболочку, нежели копать вглубь. Чего только стоят многочисленные эпизоды обнажения Максима Матвеева в душевой фитнес-центра.

Эти однотипные сцены, никоим образом не двигающие сюжет вперед, кажется, направлены исключительно на демонстрацию гиперсексуальности главного героя. Или, если угодно, призваны подчеркнуть высокий класс бизнес-центра, которым управляет друг детства Стрелецкого, Денис (Роман Маякин). Смотрите, в московском фитнесе есть душевые, а у сотрудников опенспейса имеется кухня!

К другим характеристикам «уникального специалиста»: для Артема в разборе проблем клиентов есть только его мнение и неправильное. В частности, герою свойственно транслировать собственные убеждения, зачастую оскорбляющие клиентов, напрямую хамить им и неоднократно получать по лицу, отвечая за «базар», и, что более губительно, навязывать личную точку зрения, раскладывая проблематику на мелкие составляющие. Провокативная терапия, как и любая другая, не ставит задачу интерпретации недуга. Суть психологической консультации в подталкивании к выводам самого клиента, а не в проговаривании «правильного поведения» вместо него.

Отцы и дети

Важной линией повествования становится противоборство героя с отцом. Здесь вам и пресловутый конфликт поколений, и противостояние подходов к работе в одной и той же области, и вереница непроговоренных комплексов и абьюзивных манипуляций отца, часть которых была вытеснена из памяти главного героя. Если в начале сериала мы наблюдаем непримиримых врагов, то ближе к финалу вскрываются ужасающие подробности того, что происходило в семье Стрелецких, пока Артем сидел в тюрьме, что неизбежно накладывает отпечаток на отношения отца и сына.

Столкновение поколений — одна из главных тем сериала. Сценаристы, судя по всему, не слишком погружены в контекст, так как во всех трактовках проблематик, к которым прибегает Стрелецкий, фигурируют исключительно тезисы Зигмунда Фрейда. Его книга «Основной инстинкт»На самом деле такой не существует; это пасхалка к твисту, навеянному одноименным фильмом Пола Верхувена. — первый труд по психологии, который начинает читать помощник героя Мотя, погружаясь в мир своего шефа. Из уст Артема, а следом и от других героев не раз прозвучат упоминания комплексов Эдипа и Электры (их характеристики буквально проговариваются вслух, чтобы в них разобрался даже самый неискушенный зритель), перечисления защитных механизмов, оберегающих нашу психику, — от замещения и вытеснения до сублимации, компенсации и аутоагрессии. Других психологов, по мнению авторов сценария, за 140 лет существования психологии как науки так и не появилось.

Казусы этики

Сценарные ходы «Триггера» могут казаться непредсказуемыми, но вызывают ряд вопросов к авторам и консультанту сериала. Например, Артем может с легкостью проводить консультации в многолюдных общественных пространствах. Удивительно, как сценаристы забивают на базовые принципы психолога — человека, которому клиенты доверяют самое сокровенное (то, о чем не расскажут ни лучшему другу, ни бармену). Как говорить о личном в шумном клубе или ресторане, когда ты лишен самого важного — чувства безопасности?

Не обошлось и без других казусов. Главный герой нередко ставит диагнозы клиентам и подталкивает их к употреблению медицинских препаратов. Но есть нюанс: психолог не врач, а потому не имеет права ни ставить диагноз (это делает медработник), ни тем более прописывать таблетки.

Более того, одно из самых слабых мест представленной в «Триггере» провокативной терапии — полный игнор принципа согласия (в консультации он работает так же, как и в интимных отношениях). Некоторые люди, окружающие Стрелецкого, порой не осознают, что являются участниками его аморальных и безнравственных многоходовых «партий», целью которых вроде бы является благое дело (помощь клиенту), но вопрос его цены остается без какого‑либо ответа.

В реальности это нарушение профессиональной этики. Кстати, об этике. Часть сюжета первого сезона: линия с претензиями отца, которая в дальнейшем трансформируются в проверку Артема со стороны РПОРоссийское психологическое общество, реально существующая организация.. Надо пояснить, что деятельность психолога в России ничем не регламентирована и по сей день. Нет даже общего федерального закона «О психологической помощи населению» (его никак не могут принять с 2014 года). Любые угрозы, поступающие в адрес Стрелецкого в связи с «переаттестацией», вымысел сценаристов. Предел санкций РПО — это предупреждение или приостановление членства в обществе с информированием общественности.

Деятельность психолога в нашей стране не требует никаких лицензий, только высшее образование (лицензии можно получить, но смысла в этом примерно ноль). Вероятность ее отзыва и, как следствие, невозможность вести прием клиентов используется Стрелецким-старшим как механизм «воспитания» повзрослевшего сына. Члены этической комиссии РПО требуют, чтобы Стрелецкий предоставил аудиозаписи и журнал учета пациентов. Но в действительности далеко не каждый клиент дает согласие на фиксацию встреч с психологом, а ведение журнала, как и многое другое в деятельности специалиста, не обусловлено законодательно.

Ожидание и реальность

К провокативной терапии, которую использует Артем, есть и более существенная претензия. Этот подход далеко не универсален, а потому не может срабатывать с такой частотой, как в сериале. Совсем не каждый человек способен к конструктивному гневу в отношении самого себя. Людям свойственно перекладывать ответственность на других (в том числе на психолога, который должен, по мнению широкой аудитории, дать важный совет, а то и вовсе решить проблему за клиента, ведь он платит деньги за сеанс!).

В этом вина не столько авторов «Триггера», сколько психологической безграмотности населения России, для которого психолог даже в 2022 году — нечто среднее между психиатром, экстрасенсом и колдуном, снимающим порчу.

А вот упрекнуть сценаристов сериала стоило бы за невнимание к важному аспекту шоковой терапии — вероятности появления тяжелого эффекта ретравматизации. В одной из серий Стрелецкий разбирает проблемы в построении отношений у девушки, которая подверглась домогательствам в далеком детстве. Для погружения героини в прошлое он приглашает к участию в терапии настоящего рецидивиста: клиентке Артем показывает справку о его судимости за сексуализированное насилие. Такие жесткие методы не только могут спровоцировать разрушение зоны комфорта, но и многократно усилить пережитую годами ранее травму. Об избавлении от ее последствий речь не идет.

Наконец, вишенкой на торте становятся интимные отношения Артема… со своими клиентками: как в первом, так и во втором сезоне. Да, это отчасти можно объяснить нестабильным состоянием «профессионального психолога», который, как выяснится в дальнейшем, ищет потребность в отношениях (где‑то за углом прячется недолюбленность в собственной семье). Но в действительности это грубейшее нарушение этики, сопряженное с разрушением личных и профессиональных границ. Такие эпизоды могут привести к самым катастрофическим последствиям. Для подобных ситуаций (и других сложных случаев, с которыми специалист не может справиться по ряду причин) есть процедура супервизии — краткосрочного повышения квалификации, в процессе которого происходит анализ и разбор проблемных эпизодов из практики психолога со стороны его старших коллег. Однако для сценаристов «Триггера», судя по всему, ничего подобного не существует.

«Триггер» — настоящий кладезь просчетов, манипуляций и мишуры, которая прикрывает нестабильного психотика, выдающего себя за профессионала-манипулятора.

«Больными занимаются психиатры, я лишь помогаю восстановить душевное равновесие», — нелепо отмахивается главный герой в очередном споре. Со времен доктора Лайтмана, прототипом которого выступил известный американский психолог и автор нейрокультурной теории Пол Экман, эту профессию пытались репрезентовать десятки раз с переменным успехом. Но такого симбиоза псевдонаучности, халтуры и игнорирования базовых компонентов профессионализма психологов, как в сериале «Триггер» Александры Ремизовой и Ал_ександра Цекало, не достигал, пожалуй, никто.

*Тимур Алиев — новостной редактор Кинопоиска с 1 августа, сериал «Триггер» — один из проектов Кинопоиска. Текст был написан в июне 2022 года.

Смотреть

на Первом канале и «Кинопоиске»

Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров