В конце февраля на more.tv состоялась премьера долгожданного третьего сезона экранизации «Неаполитанского квартета» Элены Ферранте — предыдущий сезон вышел ровно два года назад. Рассказываем, почему это один из выдающихся драматических сериалов нашего времени и какие перемены ждут зрителей в новых сериях, посвященных тяготам взрослой женской жизни.

Не всем удается с равным успехом выбраться из незавидных исходных обстоятельств социального класса. Подруги детства Лену и Лила выросли в бедном районе на краю Неаполя, провели школьные годы, соревнуясь в успеваемости, но во взрослой жизни почему‑то случилось так, что скучная хорошистка Лену опубликовала роман и вышла замуж за профессора, а «гениальная» Лила осталась на районе работать на колбасном заводе, в компании сожителя и сына от раннего неудачного брака. И все равно их дружба, больше похожая на негласное, но оттого не менее ожесточенное соперничество, не думает заканчиваться.

«Моя гениальная подруга» — не традиционная экранизация романа в режиме двухчасового галопа, но и не бесконечная мыльная опера. Здесь взято лучшее из обоих миров (кинотеатрального и телевизионного): восьмичасовые сезоны позволяют адаптировать книги с идеальным балансом подробности и концентрированности повествования. На экране расцветает полноценный авторский кинороман, имеющий мало аналогов в истории. Писательница Элена Ферранте лично указана сценаристкой каждой серии, и психологическая достоверность, драматический накал страстей выдержаны на постоянных пиковых значениях. Проблемы героинь, живущих в Италии полувековой давности, вроде токсичных родителей, абьюзивного начальства, невротичных расстройств, умирающей в замужестве страсти изображены так живо и красочно, что болезненно соотносятся с личной жизнью зрителей даже без поправок на жанровую условность.

Главная интонационная новинка третьего сезона — неожиданные элементы хоррора. Ключевые жизненные решения и перемены в жизни женщины непременно сопровождаются ночными кошмарами с участием подруг и родственниц. Семейный ужин, на который родные затащили силком, оформлен саспенсовым басом, который бы уместно смотрелся в сцене спиритического сеанса. В финале побег из удушающих объятий мужа на самолет к любовнику заканчивается красноречивой сценой рефлексии в зеркале туалета на многокилометровой высоте над уровнем моря. С той стороны стекла на героиню смотрит она же, постаревшая на десять лет (камео Альбы Рорвахер, готовящейся перенять актерские бразды у юной коллеги), — как смотрел на агента Купера демон Боб в финале старого «Твин Пикса».

И все-таки нужно обратить внимание, что эстетические стандарты в новых сериях несколько упали по сравнению с экранизациями первых двух томов — это становится очевидно во флешбэках, использующих старые кадры, где неуловимо живописнее выставлен свет и даже актрисы играют нервнее и выразительнее. Вероятно, все дело в том, что молодого и злого режиссера Саверио Костанцо по неуточненной причине (говорят, временно) заменил ветеран-мелодраматург Даниеле Лукетти. Конечно, разница в подходе к мизансцене у этих авторов — дело вкуса, но есть и объективно неудачные решения нового капитана.

Во-первых, вопреки изначальному замыслу, наем старших актрис для взрослеющих героинь оказался отложен на сезон вперед: в результате 17-летние девушки вынуждены играть 30-летних мам, воспитывающих школьников, в париках и очках на пол-лица. Это почти настолько же неубедительно, как Роберт Де Ниро в роле 30-летнего бандита в «Ирландце» (все еще самое спорное кастинговое решение десятилетия/века).

Вторая претензия относится к выбранной визуальной стилизации сезона — точнее даже не к самому выбору, а к его неудачному воплощению. В интервью режиссер Лукетти заявлял, что, в то время как первый сезон возрождал итальянский неореализм, а второй — французскую «новую волну», в третьем он собирается создать оммаж Новому Голливуду, в частности его любимому режиссеру Джону Кассаветису. У всех зрителей, знакомых с грязными, шумными и дрожащими драмами Кассаветиса, эти слова вызовут искреннее недоумение, ведь работа Лукетти с ними не имеет ничего общего. Новый сезон состоит из выхолощенных крупных планов, театральных диалогов и вылизанных, будто музейных, интерьеров.

Да, может, экранизация третьей книги цикла «Те, кто уходит, и те, кто остается» и не самое поразительное в вакууме зрелище, но за большим замыслом по превращению «Неаполитанского квартета» в кинороман наблюдать все еще предельно увлекательно. Особенно в контексте стремительно разворачивающейся на экране взрослой жизни героинь (новый сезон — рекордсмен по затемнениям-эллипсисам, ускоряющим время). Небольшие недостатки режиссуры с лихвой компенсируются силой драматургического материала, чудесно подобранными прошлым шоураннером неизвестными актрисами в главных ролях (имена Маргариты Маццуччо и Гайи Джираче мы точно запомним) и, не в последнюю очередь, величественной и тревожной музыкой Макса Рихтера. Хочется верить, что следующий, финальный сезон подарит преданным зрителям беспрецедентный эмоциональный взрыв, а пока что самое время наверстать упущенное и посмотреть все вышедшие серии.

Смотреть на more.tv
Подробности по теме
Главное открытие Венеции-2021: «Пропавшая дочь» Мэгги Джилленхол по роману Элены Ферранте
Главное открытие Венеции-2021: «Пропавшая дочь» Мэгги Джилленхол по роману Элены Ферранте