2 декабря выходит второй сезон сатирического сериала «Последний министр». К главной роли в нем возвращается всеми любимый актер Ян Цапник («Горько!», «Конференция»). Премьеру проекта «Кинопоиска», согласно слухам, специально задерживали. Дмитрий Барченков поговорил с артистом про цензуру и успех продолжений.

Предупреждаем

В этом интервью можно увидеть конфликт интересов. Ян Цапник снялся в одной из ролей в дебютном короткометражном фильме Дмитрия Барченкова «Бежать некуда».

— Вопрос очевидный, но хочу именно им задать тон разговору. Есть ли в России цензура сегодня?

— Конечно! Причем она у нас очень странная. Ее будто бы нет, но все через нее проходят. Особенно на телеканалах, где и слова лишнего сейчас не скажешь. Поэтому все бегут на платформы, где хоть какая‑то свобода имеется. Без них «Последний министр» бы не вышел.

— Сейчас уже обсуждают ежовые рукавицы и для стриминговых сервисов!

— Если и они лягут, то мы дойдем до состояния серых мышей!

— Ты наверняка читал материал Би-би-си о состоянии российской киноиндустрии, где приводятся и факты цензуры, и истории сбрасывания с крупных проектов таких актеров, как Александр Паль или Варя Шмыкова. В списке рассмотренных случаев был и «Последний министр». Не было страха, что сериал попросту не выйдет и на стриминге?

— Я занимаюсь своим любимым делом. И мне все равно, кто, где и что может об этом подумать. Если много размышлять о политике и о том, что будет после, то становишься зависимым, а в таком случае когда оставаться хорошим артистом? Вот тогда и побеждают те, кто хочет тебя сделать зависимым!

— Мы сейчас действительно меньше видим некоторых актеров и актрис, высказавшихся о политике или участвовавших в таких проектах, как «Последний министр», где, по сути, открыто критикуется власть. На тебе лично никак не сказалась работа в «Последнем министре»? Грубо говоря, ролей меньше не стало?

— Нет. Из одних съемок все время еду на другие. При этом я остаюсь актером. С одной стороны, никогда никому не хочу понравиться, а с другой — у меня есть свое мнение, но оно останется при мне.

— То есть тебе не важен, скажем так, политический окрас сценария, если он есть? Иными словами, думаешь ли ты о том, как роль будет воспринята? И о чем вообще думаешь при выборе роли?

— Нет. Я думаю лишь об одном: как не попасть в фильм с плохим сценарием. Есть несколько факторов, которые определяют хороший сценарий. Не возьмусь за текст, где нечего играть, который нельзя пересказать двумя словами и в котором не понимаю, что вообще хотел сказать автор. Смысла моего присутствия в таких текстах нет. Если же классное кино, как «Конференция» Вани Твердовского или как твой короткий метр «Бежать некуда», где роли совсем небольшие, буквально четвертый гриб за кулисами во втором составе, но хорошо придуманные, я только за. И, конечно, точно не снимусь в заказухе. Ненавижу заказухи!

— Михаил Идов написал твит, что они вместе с женой должны были писать третий сезон «Последнего министра»: по неизвестным, но довольно понятным причинам этого делать не будут. Выходит второй и последний для нынешнего автора Романа Волобуева сезон. На какой стадии у вас обсуждения третьего?

— На стадии слухов. Нам пока ничего не говорили. Уверен только в одном: то, что мы уже сделали, у нас никто не отнимет и не запретит. Мы все сделали классно, лихо. Никакая цензура меня лично не возьмет! Правда, не совсем согласен с форматом второго сезона. Мне кажется, что первый был динамичнее. Хотя это может быть и приемом Волобуева.

— Соглашусь. «Кинопоиск» показал первые три серии 2-го сезона, но по-настоящему работала для меня лишь третья. Она как раз больше всего отдает духом первого сезона. В этот раз Волобуев пишет сценарий без Елены Ваниной. Может быть, в этом дело?

— Роман Волобуев — крутой, образованный, даже гениальный автор. И он знает, что хочет. У нас во время съемок второго сезона не было проблем с текстом, мы ничего не переписывали, на коленке не исправляли. Лодка плыла без заминок. Так что, думаю, дело не только в Ваниной. Просто так бывает, когда долго варишься в проекте, глаз замыливается, и пропускаешь то, что мог сделать интереснее, круче. Да и усталость никто не отменял. Тут же не было массы сценаристов, как в подобных крупных сериалах. Очень сложно одному человеку держать так много в голове. Если не быть шестируким или шестиголовым, конечно. Допускаю, что Волобуев мог устать от нашего министерства.

© «Кинопоиск»

— А сам после двух сезонов не устал от своего героя Тихомирова?

— Я никогда не устаю от работы и готов ввязаться в любую драку, если это интересно. Тем более ты правильно сказал, что «Последний министр» — это сатира. Сатира в России снимается крайне редко. И грустно было бы расставаться с ней навсегда.

— Если бы ты был в жизни министром перспективного планирования, то какое изменение предложил бы первым?

— Я бы создал отряд испытателей, который состоял бы из людей, принимающих законы. Чтобы сначала все законы проходили через тех, кто их придумывает. Вот Екатерина Великая сначала на себе испытывала, например, прививку от оспы. Вот так и с законами надо!

— Почему, думаешь, такая беда с законами?

— Все просто. Потому что у людей, которые идут туда, откуда мой Тихомиров, должно быть все по таланту, а не по преданности или по родству.

— Напоследок расскажи о каком‑нибудь сериале, который тебя недавно удивил.

— «Голяк». Я его смотрел не по порядку. Но даже это меня не смущало. Очень классные герои, с которыми ты живешь, варишься в одном мире.

«Последний министр» на «Кинопоиск HD»
Подробности по теме
Актриса Ольга Сутулова — про онлайн-фестивали, новую этику и возмутительные поправки
Актриса Ольга Сутулова — про онлайн-фестивали, новую этику и возмутительные поправки