«Веном-2» оказался еще более нелепым и неуклюжим, чем первая часть кинокомикса о пришельце в теле Тома Харди. Но теперь это почти не раздражает.

В середине девяностых (беспощадное указание на наш возраст: раньше флешбэки про детство киногероев ютились в семидесятых) в лечебнице для душевнобольных завязался трогательный эпистолярный роман. Юный маньяк Клетус Кэсади, только что порешивший бабушку, папу и маму, связался по канализационному радио с Фрэнсис Бэррисон — девушкой, которая умеет кричать так, что у всех вокруг лопаются барабанные перепонки. Молодые решили обвенчаться в старой церкви, но надсмотрщики их разлучили.

Фрэнсис в итоге выросла и превратилась в Наоми Харрис в дьявольском гриме. А Клетус стал Вуди Харрельсоном с бобриком на голове, как у четкого пацана. Спустя четверть века возлюбленные все еще верны друг другу и планируют воссоединиться. И поможет им в этом, сам того не зная, Эдди Брок (Том Харди) — невезучий журналист с инопланетянином внутри. У которого тоже бардак на личном фронте: бывшая невеста Энн Веинг (Мишель Уилльямс) по-прежнему собирается замуж за солидного врача (Рид Скотт), а главному герою советует повзрослеть. Но такие советы в кинокомиксах — красная линия, они бессмысленны внутри кидалтовского жанра.

Первый «Веном» вывел из себя критиков, но оказался на удивление кассовым фильмом, собрав 855 миллионов долларов по всему миру. Вторая часть не признает никаких ошибок: сюжет по-прежнему нелепый и не может определиться со своей тональностью точно так же, как пришелец Веном не может определиться со своим рационом. Фильм явно хочет откусывать головы людям, но вынужден перебиваться курятиной и конфетами.

Любовная линия между Клетусом и Фрэнсис, несмотря на ветерана «Прирожденных убийц» в кадре, так и не превращается в драматическую ситуацию, которой веришь: эти двое — кто угодно, но только не Бонни и Клайд. Мишель Уилльямс по-прежнему нечего играть — а ведь это актриса, под которую были написаны недавние «Сцены из супружеской жизни» HBO (в итоге не сложилось).

Из Карнажа — инопланетянина вроде Венома, только злого — не получается интересного экшен-героя: острыми клыками и гуттаперчевыми конечностями зрителей кинокомиксов давно не удивишь. Драки Венома и Карнажа увлекательны примерно настолько же, насколько интересен спарринг черного и красного муравья.

© Marvel Entertainment

Меж тем в «Веноме» есть дурацкая непосредственность, давно недоступная большим кинокомиксам от Marvel и DC. Во время московских пресс-гастролей в честь выхода первой части (да, в 2018 году к нам еще прилетали звезды первой величины) Том Харди раз десять пожаловался, что из фильма вырезали 30–40 минут шуток. В сиквеле, судя по всему, цензуры было поменьше — и из него получилась вполне себе ударная комедия. Отношения Эдди и Венома (к слову, в оригинале обоих озвучивает сам Харди) — недокрученный, но забавный броманс в духе «48 часов» и «Смертельного оружия». Когда у одного разбито сердце, второй готовит завтрак. Когда один напивается и идет в караоке, другой сворачивается в клубок на кровати и грустно скулит.

Если бы у всех ксеноморфов был такой золотой характер, как у Венома, из «Чужого» получилась бы самая трогательная семейная комедия на свете.

Еще «Веном-2» подкупает тем, что это не только дежурное корпоративное производство Sony, но и дружеское мероприятие, абсолютно дикое и веселое, хоть и с высоким процентом брака и без намека на техподдержку. Том Харди сам выступил соавтором сценария — и наверняка помог своей давней подруге Келли Марсел, которая была его редактором еще в «Бронсоне». Профессиональная писательница Марсел и начинающий фантазер Харди (с которым уже намучился шоураннер «Табу» Стивен Найт) рассказывают историю, которая относится к комиксам примерно так же, как Веном относится к Эдди: какое тело досталось — в том и живем.

Актер Энди Серкис — тот самый Голлум и Кинг-Конг — в третий раз за свою карьеру выступает режиссером, но снова ведет себя как дебютант. Его картины «Дыши ради нас» и «Маугли» уже показали, что он тот еще шулер: сперва играет по всем правилам жанра (вдохновляющего байопика об искусственной вентиляции легких или гуманистической сказки со зверствами), а потом, стоит только зрителю расслабиться, выкидывает какой‑нибудь фокус. В «Веноме-2» это тоже происходит ближе к финальным титрам: выясняется, что героям на самом деле очень хочется сбежать от всех этих блокбастерных и комиксовых ритуалов. Не хотят они ни с кем драться. И принцессу спасать не хотят. Зрителям, которые тоже давно планируют побег из DC и Marvel, с этими оболтусами по пути.

6 / 10
Оценка
Егора Москвитина
Смотреть в Okko
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
«Мы делали мелодраму про абьюзивную любовь»: Том Харди и Энди Серкис о «Веноме-2»
«Мы делали мелодраму про абьюзивную любовь»: Том Харди и Энди Серкис о «Веноме-2»