26 августа в российский прокат выйдет уже нашумевшая на родине «Легенда о Зеленом рыцаре» Дэвида Лоури, ранее прославившегося драмой «История призрака». На этот раз Лоури экранизировал поэму «Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь», которая занимала его со студенчества. Накануне премьеры мы связались с Лоури и исполнителем главной роли Девом Пателом.

Дэвид Лоури

Режиссер («История призрака», «Пит и его дракон»)

Дев Пател

Актер («Миллионер из трущоб», «Лев», «История Дэвида Копперфилда»)

— Знаю, что вы познакомились с оригинальной легендой еще в студенчестве. Но литературный курс очень обширный — там есть много интересных сюжетов. Зачем сегодня рассказывать историю родом именно из Средневековья?

Дэвид Лоури: Этот короткий вопрос подразумевает очень длинный ответ, но я попробую ужать всю предысторию. Все исходит от моего большого желания.

У меня была давняя мечта, почти каприз — сделать фильм именно на основе поэмы «Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь», которую я действительно прочитал еще в колледже. И мне казалось, что будет довольно просто превратить историю в кино. Ведь нужно-то всего ничего: костюм, лошадь и актер. Но все оказалось гораздо труднее, это стало настоящим вызовом. Поэтому потребовалось немало лет, чтобы я мог к этому своему капризу подступиться, а потом много сил и эмоций, чтобы его реализовать.

— Да, в одном из интервью вы уже говорили, что страдали при работе — особенно над второй половиной фильма. Вопрос простой: что вас удержало в режиссерском кресле, не позволило сдаться?

Дэвид Лоури: Черт, даже помню день, когда я это говорил. Да, процесс внезапно оказался труднее, чем я мог себе представить. В какой‑то момент меня держала лишь одна мысль, что нужно просто все свести друг с другом, доделать это кино. Но зато я понял следующую вещь: когда ты умираешь во время съемок фильма, ты вдвойне задумываешься, зачем ты занимаешься своим делом, процесс становится более осознанным.

Было невесело, но зато получил грандиозный опыт.

— Дев, а вы чувствовали переживания Дэвида? На вашей работе они отражались?

Дев Пател: Дэвид — крутейший профессионал и отличный лидер. Как бы он ни страдал внутри, снаружи от него исходила только поддержка и огромное желание работать. Как бы мы ни страдали, он всегда готов был прийти на помощь. Я ни разу не видел его сидящим и скучающим на площадке, Дэвид всегда был увлечен делом. А еще процесс был физически изматывающим — и в голове еще на съемочной площадке возникала куча параллелей с сюжетом. И мне нравится ключ к подходу Дэвида: поиск в себе основополагающих целей, большей осознанности в работе.

Дэвид Лоури: Мне кажется, что всем нам нужен доктор после нашей «Легенды о Зеленом рыцаре». (Смеется.)

© «Вольга»

— Дев, если для Дэвида этот сюжет был давней мечтой, то для вас, если посмотреть на фильмографию, «Легенда о Зеленом рыцаре» крайне нехарактерна. Чем заинтересовал сценарий? В чем ваша связь с персонажем?

Дев Пател: Во-первых, я абсолютный фанат фильмов Дэвида. Мне кажется, что он уникальный кинематографист. Отказаться сняться у него, считаю, невозможно. Когда мне на почту упал сценарий «Легенды о Зеленом рыцаре», я тут же набрал агенту и спросил: это действительно происходит, я не сплю?

Во-вторых, будете удивлены, но мой актерский путь сильно сходится с историей Гавейна: взять хотя бы непринятие индустрией, серьезные амбиции и желание стать человеком с мировым именем.

— А можете чуть подробнее пояснить, в чем конкретно сходство вашего пути и пути Гавейна?

Дев Пател: После моего первого же фильма, «Миллионера из трущоб» Дэнни Бойла, на меня обратил внимание чуть ли не весь мир. Ровно как на Гавейна смотрели все рыцари в зале в ночь сражения с Зеленым рыцарем. Путь Гавейна — это поиск молодым человеком внутренней устойчивости, целостности. Это очень близко мне. Будто бы похоже на мои актерские поиски. Каким бы ты амбициозным не был, главное — это найти внутреннюю устойчивость.

— В пресс-материалах, с которыми нас ознакомили, есть цитата Толкиена. Писатель известен своим трепетным отношением к природе. Есть ли в вашей истории отражение современных экологических проблем?

Дэвид Лоури: Я очень хотел, чтобы это отражение читалось в фильме. Оно не самая важная часть нашей истории, но подтекстом проходит через весь фильм. В центре «Легенды о Зеленом рыцаре» — путешествие за пределы обыденного мира. И речь идет не только о смерти, но и о слиянии с природой.

В сюжетную линию Гавейна я закладывал многие из проблем наших дней, и экологическая была одной из них.

Наш мир, как и человечество, в беде. И сам мир сможет восстановиться — с нами или без нас. И я надеюсь на первое, на то, что мы тоже сможем подстроиться под все изменения, что мы не будем пытаться уничтожить планету, а она — нас. В фильме есть довольно прямой монолог героини Алисии Викандер об этом, да и сам сюжет во многом об этом.

Дев Пател: Я абсолютно согласен с Дэвидом. Через точки странствия Гавейна показываются разные аспекты природы, герой буквально сталкивается с ней. Это одна из важнейших тем в фильме.

© «Вольга»

— Фильм удивительно красив и страшен, будто дополняя экологическую тему. Поэтому у меня к вам достаточно визуальный вопрос: можете ли описать свое кино каким‑то цветом и объяснить свой выбор?

Дэвид Лоури: Не хотелось бы быть очевидным, но в фильме все цвета нашей жизни сплетаются в один — в зеленый. И всей творческой командой — от меня и оператора до художника-постановщика и художника по костюму — мы хотели преобразить всю палитру цветов в один: зеленый.

Но когда мы взялись за работу, то поняли, что в «Легенде о Зеленом рыцаре» зеленый оказался на себя вообще не похожим. Это какой‑то очень странный цвет.

Мы видели в нем и голубой, и желтый, даже золотой. Но при этом он оставался зеленым. И, конечно, вы правы, наша увлеченность зеленым во многом обусловлена экологической темой. Мы стремились именно показать власть природы над человеком. Возможно, это привело нас к мрачному, но при этом безумно красивому визуалу.

Дев Пател: Снова Дэвид не оставил мне возможности добавить чего‑то умного. (Смеется.) Я тоже реально увлечен зеленым. Причем после работы над фильмом я начал его замечать везде: в собственном доме, на улице, в отеле… «Легенда о Зеленом рыцаре» будто бы изменила мою точку зрения, отношение к визуалу и к цветам. Вот это дорогого стоит.

«Легенда о Зеленом рыцаре»: Дев Патель и Дэвид Лоури о работе с говорящей лисицей

 — Я, конечно, понимаю, что в поэме про Гавейна была лиса, но там она, кажется, не общалась с героем. Зато вот у Ларса фон Триера была именно говорящая, а другой говорящий зверь — у Дэвида Роберта Митчелла в «Под Сильвер-Лэйк». Напоследок не поделитесь, вдохновлялись ли кем‑то из коллег при работе?

Дэвид Лоури: Я дикий фанат говорящих лисичек: что в «Антихристе» фон Триера, что, например, в «Бесподобном мистере Фоксе» Уэса Андерсона.

В оригинальной легенде лиса была среди животных, убитых одним из героев. А также был слуга, который давал Гавейну очень важный для его пути совет. И у меня, фаната говорящих лисичек, появилась идея убить двух зайцев. Я совместил эти два момента — так родилась моя лиса, одновременно поклон Триеру и Андерсону и важный для сценария персонаж.

«Легенда о Зеленом рыцаре» с 26 августа в российских кинотеатрах.

Расписание и билеты
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
Пень как пень, только ты почему‑то грустишь: дивная красота «Легенды о Зеленом рыцаре»
Пень как пень, только ты почему‑то грустишь: дивная красота «Легенды о Зеленом рыцаре»