Станислав Зельвенский — о надгробной открытке супергероине Marvel в исполнении Скарлетт Йоханссон, которую пришлось ждать два года после «Финала».

В середине 90-х из Огайо спешно эвакуируется пара разоблаченных русских агентов — Алексей (Дэвид Харбор) и Мелина (Рейчел Вайс), — три года живших фальшивой пригородной жизнью с фальшивыми дочками Наташей (Эвер Андерсон) и Еленой. Двадцать лет спустя семья воссоединяется: Наташа Романофф (Скарлетт Йоханссон) теперь — одна из Мстителей, снова в бегах от американского правительства, Елена (Флоренс Пью) тоже убийца, и вместе — с помощью экс-родителей — они пытаются найти русского злодея Дрейкова (Рей Уинстон), создавшего программу по воспитанию зомбированных «вдов», через которую обе когда‑то прошли.

Идея, что из маленькой копии Миллы Йовович (какой является ее дочь Эвер) может вырасти Скарлетт Йоханссон, — едва ли не самая смелая и парадоксальная во всей «Черной Вдове», по обыкновению ладно сделанной, но банальной, почти вызывающе прозаичной новой главе марвеловской мегафраншизы. «Вдова», поставленная австралийкой Кейт Шортланд (автором нелепого триллера «Берлинский синдром»), формально начинает четвертую фазу MCU, но, поскольку в настоящем Романофф погибла, пожертвовав собой ради человечества, а действие происходит, соответственно, в прошлом, после гражданской войны супергероев, фильм скорее возвращает старый долг годами прозябавшей на вторых ролях Наташе, чем выдает какие‑то авансы. Его связь с другими сериями минимальна, марвеловский демиург Кевин Файги решил обойтись без напрашивавшихся камео народных любимцев (мог, скажем, в последний раз мелькнуть Тони Старк), и даже в сцене после титров мостик перекинут не в следующий фильм, а в очередной сериал Disney+.

Трейлер «Черной Вдовы»

И поскольку речь в этот раз идет не о богах и судьбах вселенной, а о шпионах и земных делах, «Вдова» уже в первые полчаса посылает привет конкурирующей франшизе: Наташа (явно не в первый раз) смотрит «Лунного гонщика». Как вскоре выяснится, фильм действительно скроен по лекалам не столько «Марвела», сколько классической бондианы, где герой раз за разом охотился за каким‑нибудь суперзлодеем, проникал — часто в качестве пленника — на его засекреченную базу, узнавал его абсурдный план по покорению или уничтожению мира и, наконец, все там взрывал.

Но в бондиане еще были секс, автомобили, красивые виды и колоритные персонажи. Здесь о сексе, понятно, и речи быть не может, вместо автомобилей — самолеты, живописная картинка — только во время короткого визита в Будапешт (а так в основном — интерьеры). За персональный колорит в одиночку отвечает Харбор, герой которого, отечественный ответ Капитану Америка (как, во всяком случае, считает он сам), оказывается почти исключительно комическим. На втором часу шутка уже заметно выдыхается, но это, конечно, светлое пятно в угрюмой картине, которой не помешало бы побольше светлых пятен: щели между слишком мелко нарезанными, но по-марвеловски эффектными экшен-сценами Шортланд в основном забивает ватой изнурительных выяснений не очень интересных отношений с прошлым.

Те, кто выберут субтитры, насладятся оживленным соревнованием русских акцентов в английском и американских акцентов в русском и услышат, например, как Йоханссон называет Пью сучкой.

Кроме того, мы побываем в Ленинградской области, где Рейчел Вайс разводит интеллигентных свиней, и узнаем старинную русскую мудрость «Держи водку возле огня» (кажется, чтобы она не замерзала). Ах да, еще Ольга Куриленко — куда же без нее.

© Walt Disney Studios Motion Pictures

На самом деле, клюквы не так много, поскольку «Вдова» — не шпионский триллер, а боевик пополам с мелодрамой, и действие его происходит не на реальной планете, а в безвоздушном волшебном пространстве, где разница между Огайо, Кубой, Ленобластью и Асгардом минимальна (в отличие от «Сокола и Зимнего солдата», например, где комиксовая реальность как бы надстроена над нашей).

Возможно, именно поэтому горестями Наташи, несмотря на все усилия Йоханссон, так сложно по-настоящему проникнуться. Идея, кажется, была в том, чтобы напоследок очеловечить Романофф, сделать ее полноценным трехмерным персонажем, а вместо этого женщину зажали между школой для коммунистических шпионок, волшебными феромонами, чужими раздутыми эго (словно этого мало было на основной работе), кожаными комбинезонами и избыточной пиротехникой. Неудивительно, что ей захочется — где‑то между финалом в духе фильма «Профессионал» и сценой после титров, — разбежавшись, прыгнуть со скалы.

5 / 10
Оценка
Станислава Зельвенского
Смотреть в Okko
Подробнее на «Афише»