Посмотрели «Мэнди» и «Цвет из иных миров»? Видели «Джиу-джитсу»? Но приготовьтесь к чему-то еще более странному и ужасающему с Николасом Кейджем, ведь в дело вступает японский мэтр безумного кино Сион Соно. Премьера «Узников Страны призраков» отгремела на минувшем кинофестивале «Сандэнс».

«Узники Страны призраков» — американский дебют Сиона Соно, выдающегося японского режиссера, на счету которого, судя по данным IMDb, более сорока полнометражных фильмов. Неутомимый экспериментатор, по признанию многих, «главный безумец современного кино», совмещающий в своих работах, казалось бы, несовместимое, он всегда оставался максимально дружелюбным к зрителю. В этом плане не стал исключением и его новый фильм. Николас Кейдж уже отозвался о своем участии в съемках как о «самом странном опыте в своей карьере», а уж он-то в этом точно разбирается.

По сюжету некий Герой (Кейдж) с напарником Психом (душевный Ник Кассаветис) нападают на Самурай-Сити. Там их ловит Губернатор и в обмен на свободу предлагает Герою отправиться на поиски его дочери (София Бутелла из «Экстаза»), сбежавшей как раз в Страну призраков. Казалось бы, типичное кино категории «Б», даже вместо персонажей безымянные архетипы, но там, где у западного режиссера получилась бы полупародия и дань памяти какой‑нибудь классике 1980-х, у Соно жужжит донельзя изобретательный механизм с кучей подтекстов и миллионом мелких деталей, каждая из которых аккуратно встроена в общую картину.

С одной стороны, это просто очень весело и страшно: Николас Кейдж повсюду бегает буквально со взрывчаткой на яйцах, на него со всех сторон смотрят полуживые манекены, где‑то страдает «девушка в беде», которую надо обязательно спасти.

© Patriot Pictures

А с другой стороны — вот в Стране призраков стоят часы, они не ходят, стрелки замерли на 8.15. Это время падения бомбы на Хиросиму. Это нигде не проговаривается, но если держать такое в уме, то сразу становится понятно, почему местность выглядит так разоренно и почему с манекенов слоями сходит кожа. Герой, Псих, Губернатор — все превращаются в символы чего‑то большего.

Время вообще играет особенную роль в этом фильме, для всех героев оно течет по-разному, для кого‑то, как для жителей Страны призраков, его вообще не существует, они застряли в радиационном лимбе и, кажется, обречены на вечные страдания. Или вот Самурай-Сити, безумное сочетание традиционной японской архитектуры с декорациями вестернов с Губернатором явно европейского вида и всеми его подчиненными-японцами, — кажется, что это картонная бутафория в бутафории, готовая в любой момент рухнуть и оставить всех один на один с неприглядной действительностью. При желании таких пасхалок на самом видном месте можно найти сколько угодно, и тогда у фильма без малейших натяжек обнаружится и второе, и третье, и кто знает, какое еще дно.

Пока, после первого просмотра, кажется, что «Узники Страны призраков» — это очень удачно маскирующийся под b-movie фильм о преодолении национальной психотравмы атомных бомбардировок, о чувстве вины, о взаимопроникновении западных и восточных культур, о соотношении воображаемого с реальным; продолжать можно бесконечно.

© Patriot Pictures

«Узники» наверняка станут самым известным (за пределами Японии уж точно) фильмом Соно, участие Николаса Кейджа будет только подогревать зрительские ожидания чего‑то невероятного. Хотя по меркам Кейджа это, возможно, и правда предел странности, у Соно в копилке есть множество гораздо более сильных проектов, одна трилогия любви («Откровение любви», «Холодная рыба», «Виновный в романе») чего стоит. «Узники Страны призраков» точно не самое безумное, что создавал Соно.

Возможно, что‑то не удалось, потому что у режиссера незадолго до съемок случился сердечный приступ, врачи запретили ему перелеты, и фильм пришлось снимать в Японии. Вероятно свою роль сыграло и то, что из‑за языкового и культурного барьера Соно решил воспользоваться чужим сценарием, пусть и с полной свободой любых правок и дополнений. Сам Сион Соно то ли в шутку, то ли всерьез говорит, что фильм и правда не снят на пределе его возможностей: «Просто не хотелось сразу сильно пугать западного зрителя, ведь я планирую снять еще несколько фильмов на английском, не все сразу».

Впрочем, «новый фильм Сиона Соно» — это уже по определению отдельный жанр и бренд, а уж когда почти все его коллеги-земляки (Такаси Миикэ, Киеси Куросава, Синъя Цукамото) так или иначе сходят с дистанции, любое прикосновение к магии японского кинобезумия нулевых становится роскошью.

Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
Николас Кейдж, Удо Кир, группа Sparks и «Улица Сезам»: 20 фильмов фестиваля «Сандэнс»
Николас Кейдж, Удо Кир, группа Sparks и «Улица Сезам»: 20 фильмов фестиваля «Сандэнс»