1 декабря звезда «Джуно» и «Академии «Амбрелла», актер Эллиот Пейдж (ранее Эллен Пейдж), сделал каминг-аут как небинарный трансмужчина Эллиот Пейдж. Применимые местоимения — он/они. Рассказываем, как Пейдж совмещает активизм, непримиримую позицию и успешную актерскую карьеру.

Это уже второй каминг-аут актера (с этого момента в тексте мы будем писать о нем в мужском роде). 14 февраля 2014 года на конференции Human Rights Campaign (организация, занимающаяся защитой гражданских прав ЛГБТК в США) Пейдж рассказал, что гомосексуален. Во время произнесения речи его голос дрожал от волнения. Гей-браки в США будут разрешены только в 2015-м, и Пейдж — звезда «Джуно», фильма про залетевшую старшеклассницу, мог с легкостью потерять работу — такое произошло уже со многими в Голливуде.

Эллиот Пейдж играет в кино с детства. В 10 лет он получил роль в канадском фильме, а потом одноименном сериале «Рабочая лошадка» («Pit Pony»). В 2006 году появился в блокбастере «Люди Икс: Последняя битва» в роли Китти Прайд, Призрачной Кошки. Но настоящим прорывом, после которого последовала мировая популярность, стал «Джуно». Старшеклассница Джуно МакГафф (Пейдж) от скуки переспала с наивным одноклассником (Майкл Сера). Оба были девственниками, и по неопытности нормально предохраняться никто не стал. Джуно оказывается той самой девчонкой, которая обнаружила, что «беременна в шестнадцать». Фильм с непростой темой — подростковая беременность — завершается вполне умиротворенно: отец Джуно говорит ей в роддоме: «Когда‑нибудь ты снова приедешь сюда, но уже на своих условиях». Кинокритик Роджер Эберт написал, что в тот год лучше никто не сыграл. За эту роль Пейджа номинировали на «Оскар» (но выиграла тогда Марион Котийяр).

После этого Пейдж снялся в «Начале» у Нолана (Ариадна), в «Людях Икс: Дни минувшего будущего» и в феминистском инди-триллере Патриции Роземы «В лесу». Следующий большой прорыв — драма «Все, что у меня есть». Она реконструирует реальные события, ставшие вехой в истории американской правозащиты, — до этого в 2007 году вышла одноименная документалка режиссера Синтии Уэйд (правда, она на русский переведена как «Право на наследие»). Лорел Хестер служила в полиции округа Нью-Джерси. Ей постоянно приходилось переходить с места на место из‑за того, что начальству докладывали о ее сексуальной ориентации. Тем не менее Хестер дослужилась до звания лейтенанта и была опытнейшим полицейским. В 2005 году она узнала, что болеет раком легких. По закону ей и ее супругу полагалась ветеранская пенсия, — но супруга нет, есть только зарегистрированная партнерша Стейси Лейт Андре, с которой они жили с начала 2000-х.

«Все, что у меня есть» —драма о юридической незащищенности любовных отношений
© Lionsgate

Государство отказывается признавать их союз и распространить пенсионные гарантии на Стейси — хотя все это дело затевалось ради того, чтобы та могла сохранить их общий дом, взятый в ипотеку (Андре работает механиком и получает скромную зарплату). Отказ объясняется «защитой святости брака», самые страстные защитники, как всегда, — республиканцы. Уже совсем ослабшая Хестер записывает из больницы видеообращение, которое будет показано депутатам и местному республиканскому предводителю. 25 января 2006 года они все-таки изменят свое решение, и по всей стране ветеранам полиции и пожарной службы можно будет переназначать свою пенсию любому — не только супругу или супруге. Меньше чем через месяц Хестер умрет.

«Все, что у меня есть» вышел в прокат осенью 2015-го. Один из премьерных показов прошел в историческом кинотеатре Castro Theatre, который находится в районе Кастро города Сан-Франциско, — именно там развивались основные эпизоды борьбы за ЛГБТ-права, и там открыл свой магазин электроники «мэр гей-улицы» Харви Милк. На премьеру приехали Эллиот Пейдж и Джулианна Мур (исполнившая роль Хестер). На сессии вопросов и ответов Пейджа много и страстно благодарят— за смелый каминг-аут во времена, когда это было в разы сложнее, чем сейчас. Кажется, впервые он чувствовал себя комфортно на публике. «Господи, почему я не сделал этого раньше?» — скажет потом Пейдж. В какой‑то степени толчком к этому поступку стала работа над фильмом. «С моей стороны странно было бы сыграть роль в подобной картине и до сих пор находиться в шкафу», — объяснял Пейдж.

На самом деле почву он прощупывал уже давно. В 2013 году Пейдж был приглашенным ведущим на культовом юмористическом шоу «SNL». Содержание одного из скетчей было примерно таким: девушка (Пейдж) возвращается домой с концерта. Ее парень играет в приставку и дежурно спрашивает, как все прошло. Та, не на шутку разгоряченная, с детским восторгом рассказывает о пережитом, перечисляя хедлайнеров шоу (все — открытые лесбиянки). «Ты знаешь, там была Сьюзи Орман! А потом вышла Мелисса Этеридж! А потом на сцене появились Indigo Girls и мы хором пели «Closer to Fine»! Ну а потом вышла Эллен [ДеДженерес]…»

— Кажется, ты там не на шутку олесбиянилась. — говорит парень. — Но если это необратимо, то я стану геем и мы все-таки сможем жить вместе.

Юмор на грани фола. Как говорится, «кто знает, тот поймет».

В случае фильмов «В лесу» и «Все, что у меня есть» Пейдж был не только актером, но и одним из продюсеров. И в 2016 году выходит первый сезон документального сериала, придуманного и спродюсированного целиком им, — «Гей-каникулы» («Gaycation»). Пусть вас не вводит в заблуждение название, это совсем не тревел-шоу. Эллиот Пейдж и его давний друг и коллега, фильммейкер Иэн Дэниэл (открытый гей), отправились в страны, про ЛГБТК-культуру которых американцам не известно почти ничего, — ну или доносятся лишь отрывки из криминальной хроники. Среди них — Бразилия, Ямайка, Украина, Франция, Япония. Несколько выпусков было посвящено США, в том числе теракту в Орландо, унесшему жизни 50 человек.

В какой‑то степени сериал стал для Пейджа аутотерапевтическим инструментом: помимо развития общей эрудиции он пытался ответить на вопрос: откуда берется ненависть к ЛГБТК и как преодолеть свой внутренний страх? Пейдж едва сдерживает слезы, когда говорит с «охотником на геев» из фавел. Бывший полицейский не без гордости рассказывает, что просто «очищал город от нечисти». «Для меня они хуже, чем животные». Его собственный сын — гей. Поняв, что отец намерен его убить, он покинул пределы штата. «Я хочу сказать, что мы тоже гомосексуалы, — говорит Пейдж продюсеру. — Как ты думаешь, это безопасно?» «Давай как‑нибудь в другой раз», — останавливает Дэниэл.

Еще один фильм-метавысказывание (но уже художественный) — вышедший в 2017 году «Мои дни с Мерси», где Пейдж работает в дуэте с Кейт Марой. Героиня Пейджа Люси борется за отмену смертной казни (ее отец приговорен). Дочь полицейского Мерси (Мара) находится по другую сторону баррикад, но в какой‑то момент оказывается увлечена пылкой демократкой Люси. У них завязывается роман. Со временем Люси понимает, что для Мерси их роман был абсолютно ситуативен, — так, увлечение, которое не вписывается в общую канву ее жизни. Мерси связана с истеблишментом, там необходимо играть по определенным правилам — да и вообще так легче, спокойнее и сытнее. Режиссером фильма стала израильтянка Тали Шалом-Эзер, которая до этого сняла фильм «Принцесса» про девочку-подростка, которую домогается отчим.

В «Академии «Амбрелла» Пейдж играет персонажа с мужским на русский слух именем Ваня
© Netflix

В фильмографии Пейджа инди-фильмы соседствуют с мейнстримными проектами типа «Академии «Амбрелла» (в какой‑то степени это похоже на то, как строит свою карьеру Кристен Стюарт). Параллельно он продолжает заниматься общественно значимыми проектами. В 2019 году вышел документальный фильм «Вода не для всех», посвященный экогеноциду. Пейдж и Дэниэл выступили продюсерами, режиссерами и даже операторами. Фильм можно посмотреть на Netflix, он доступен в российской библиотеке.

Пресс-релиз 1 декабря 2020 года, опубликованный в соцсетях Эллиота Пейджа, не мог быть написан в другое время и в другой ситуации. Когда он попадется на глаза историкам будущего, они с легкостью определят год его написания. 2020-й. Пейдж перечисляет трудности, с которыми приходится сталкиваться транссообществу, подчеркивая, что он находится в привилегированном положении, — в отличие от большинства членов комьюнити. Он обращается к тем, кого наступление «новой этики» ранило больше всего и они никак не могут с этим смириться: «Вас не «канселлят», не обижают: это вы делаете людям больно».

Пейдж лучше других понимает, что в 2020 году практически не осталось личного, — сплошь одно политическое, и даже свой каминг-аут нужно продумывать с детализацией военного маневра.

Голливуд становится все более инклюзивен, в том числе когда дело касается работы с открытыми ЛГБТК-фильммейкерами. Несколько лет назад (правда, с разницей в четыре года) каминг-аут сделали сестры Вачовски. В 2019 году Netflix подписал контракт со сценаристкой Джанет Мок, которая тоже является трансперсоной. Сериал «Поза» вдохновлен в том числе ее мемуарами «Быть собой: мой путь к женственности, идентичности, любви и не только».

Стигма, долгие годы окружающая транслюдей, постепенно рассеивается. Говорить о них корректно не так сложно — есть много доходчивых гидов, вот один из них. Каминг-аут публичных людей действительно мощный механизм просвещения и активизма, учитывая, что все вокруг превратилось в поп-культуру. Нам ли это не знать — учитывая, что в России официально нет ЛГБТК-знаменитостей «федерального масштаба». На примере карьеры Пейджа видно, как быстро все может измениться. Он сделал каминг-аут еще до того, как это перестало быть синонимом конца карьеры. Но в итоге выигрывают смелые.

Подробности по теме
История женщины, которая 10 лет была трансгендерным парнем, но совершила обратный переход
История женщины, которая 10 лет была трансгендерным парнем, но совершила обратный переход