Пережив битву с Королем Ночи, «Игра престолов» возвращается в прежнее русло, становится более приземленной, сбрасывая магическую составляющую и приближаясь к человеческому хаосу. Осторожно: спойлеры!

Чем же еще будут заниматься герои еще три эпизода, если главная битва между живыми и мертвыми уже позади? Четвертый эпизод под названием «Последние из Старков» отвечает: прощаться с погибшими и готовиться к новым потерям. Серия начинается с церемонии панихиды: все павшие герои битвы за Винтерфелл будут преданы огню. Надо ли говорить, как именно это утопающее в дыму траурное утро понедельника резонирует с нами и главными героями «Игры престолов», чьи эмоции, наверное, тоже вполне реальны: актеры прощаются не просто с персонажами, а с частью жизни сериала. На уровне монтажа каждому достается своя душераздирающая пара: Дейнерис подходит с факелом к покойному Джораху, Сэм — к Скорбному Эдду, Джон — к Лианне, Санса — к Теону (дарит ему значок Старков, тем самым еще раз признавая его прощенным своей семьей).

На поминках можно заметить, как траурное настроение постепенно перерастает в атмосферу вечеринки. Переломный момент в свои руки берет Дейнерис, которая величаво назначает кузнеца Джендри новым лордом Штормового Предела, родового гнезда Баратеонов (Джендри — бастард Роберта Баратеона). Этим широким жестом Дейнерис пытается заполучить очки в гонке за народное одобрение. Все радостно пьют за такую милость, но даже ей самой довольно быстро становится очевидно, что в рейтинге популярности Дени не обогнать Джона, вокруг которого слава складывается естественным образом. Его называют королем куда охотнее.

Все начинают напиваться, как‑то не успев толком поблагодарить главную победительницу белых ходоков — Арью Старк, которая даже не участвует в попойке. Между тем Арья тоже дарит Джендри новый статус — теперь он, пожалуй, новый король френдзоны в сериале вместо Джораха, ведь Арья отвергает его предложение руки и сердца, не желая становиться леди Штормового Предела. Вместо этого роковая девчонка уходит вместе с Псом в Королевскую Гавань, чтобы завершить свою миссию по убийству Серсеи.

Тем временем киллер Серсеи Бронн (интересно, как он прошел в замок с арбалетом) добирается-таки до Тириона и Джейме Ланнистеров в Винтерфелле и даже терроризирует их, хотя в прошлых сезонах у него с братьями складывался отличный броманс. Но, напомним, что Бронн — прожженный наемник, для которого материальные ценности всегда были превыше остальных, поэтому если есть возможность шантажом заполучить двойную цену, оставив жертв в должниках, то он непременно ей воспользуется. Бронн теперь во вдвойне выгодном положении: если умрут братья Ланнистеры, то он получит свой Риверран, а если погибнет Серсея — замок Хайгарден.

Под алкоголем естественным образом наконец-то разрешается сексуальное притяжение между Джейме и Бриенной: два рыцаря возлегли друг с другом. Правда, Джейме внезапно тоже дает от ворот поворот: бросает Бриенну и мчится к Серсее. Зачем он так поступил, если счастливая жизнь была так близко? Многие уже успели простить и полюбить Джейме, но сам он считает себя ответственным за семейные грехи Ланнистеров. Зависимость от Серсеи внутри него все еще сильна, как он понял после визита Бронна. К тому же сестра все еще ждет от него ребенка. Возможно, последнего наследника Ланнистеров, что бы там себе ни навыдумывал Эурон Грейджой.

© HBO

Кстати, если бы Тирион просчитал на два шага вперед, что Серсея наверняка снова проворачивает свой трюк с беременностью (точно так же она выдавала плоды своего инцеста за детей Роберта Баратеона), то мог бы проспойлерить Эурону, чей это ребенок. Тогда бы Грейджой уже не так рьяно сражался за королеву. А ведь Эурон действительно не терял времени зря и подготовил засаду для тех, кто переживет войну с мертвецами. Вся Королевская Гавань и его флот теперь усеяны усовершенствованными баллистами — новыми версиями того «скорпиона», с помощью которого в прошлом сезоне Бронн ранил Дрогона. Теперь королевская армия может стрелять из них более кучно и точно попадать в летящего дракона. Собственно, это и происходит с Рейгалем, на котором в этот раз отказался лететь Джон, предпочтя передвигаться на лошади (к счастью). Рейгаль умирает, хотя авторы позволили ему пережить битву с ледяным драконом — видимо, для того чтобы пожертвовать им в этом эпизоде, сделав пищей для самоуверенности Серсеи.

Советники не смогли переубедить Дейнерис и в очередной раз ввязались провальный военный план. Странно, что смолчала Арья Старк, которая, вообще-то, могла бы в одиночку пробраться в королевский замок и справиться с Серсеей под чьей-либо маской. Но ей после конфуза с Королем Ночи, видимо, стало неудобно во второй раз спасать всех самой. В итоге: минус один дракон, флот разбит, все деморализованы, Миссандею взяли в плен.

«Мы сумели победить их, но теперь придется иметь дело с нами», — подытоживает положение дел Тирион после победы над Королем Ночи, имея в виду, что теперь снова начнется игра с мерзкими предательствами, интригами и человеческими глупостями. Дейнерис вроде бы все еще откровенна с Джоном и даже признается в своей зависти к его народной любви, но уже пытается шантажировать его, чтобы он никому не рассказывал правду о происхождении, если не хочет претендовать Железный трон. В этой серии Джон подступается к самому важному выбору в сериале — выбору крови: с одной стороны, он обещал ничего не рассказывать Дени, а с другой, он не может врать семье. «Решай сам», — говорит ему всезнайка Бран. Тогда Джон просит все рассказать сестрам. Конечно же, выпускница школы Мизинца, Санса, знает, как распространяется информация, поэтому, задумываясь о свержении Дейнерис, тут же передает секрет Полишинеля Тириону. А то, что знают двое человек, знает и сотня.

Как вы помните, классическая «Игра престолов» строилась на том, что настоящая власть вертелась не вокруг королей и королев, а в руках таких теневых персонажей, как Варис, Красная жрица и Мизинец под девизом «Хаос — это лестница». И вот теперь Варис и Тирион, присев на ступеньки хаоса, уже всерьез решают, кого же им лучше привести к Железному трону. Сказка, где Джон и Дейнерис живут долго и счастливо, уже не кажется такой сбыточной. Варис, кажется, намекает на убийство Дейнерис как реальный выход. Наступает звездный час Тириона, который долгое время просидел на привязи, а теперь решается на последний отчаянный шаг, чтобы переубедить Серсею.

© HBO

В заранее провальных переговорах с сестрой Тирион плевать хотел на подколы Квиберна и обращается напрямую к Серсее. И даже выбирает верную тактику — давит на тему продолжения рода и ребенка. Но, убив дракона и захватив Миссандею, Серсея почувствовала силу и уже не готова сдаваться. Стоит вспомнить ее слова из первого сезона, обращенные к Неду Старку: «В игре престолов либо побеждают, либо проигрывают, третьего не дано».

На глазах у всех обезглавливают Миссандею. Ее последние слова «Дракарис!» («драконий огонь» с древневалирийского) на удивление обращены не к Серому Червю, а, конечно же, к Дейнерис. Если раньше пыл драконьей королевы в каких‑то моментах мог остановить Джорах, то теперь на ее стороне не осталось никого: она потеряла и драконов, и Джораха, и Миссандею. Она как будто снова превратилась в прежнюю кхалиси — одинокую, переполненную болью, не доверяющую никому. Она проделала путь от светлой идеи свержения тирании к тому, что вновь столкнуться с оковами на руках и самой стать живым воплощением тирании, такой же как Серсея (их сходства подчеркивают от серии к серии), оправдывая свой путь к престолу любыми средствами. В последнем кадре по выражению лица Дейнерис мы почти слышим как у нее в голове барабанит только одно слово: «Дракарис!» (прямо как у ее безумного отца: «Сжечь их всех!», «Сжечь их всех!», «Сжечь их всех!»).

Заметки на полях

Сцену c Миссандеей на высоте 12 метров снимали без актрисы Натали Эммануэль, чтобы никто из фанатов издалека не смог понять, что происходит. Потом Миссандею отдельно вмонтировали на компьютере.

Лютоволк Призрак потерял пол-уха в бою, а Джон даже не обнял его, а лишь отправил жить с Тормундом в земли одичалых, бросив прощальный взгляд, которым люди смотрят на старую машину, когда уже купили новую. Возможно, так нам показывают отчужденность Джона по отношению к традициям Неда Старка. Джендри, Бриенна, Тормунд и Призрак — главные брошенки этой серии.

В кадре, когда Тормунд рассказывает про успехи Джона, можно заметить создателей сериала Бениоффа и Вайсса, которые снялись в облике одичалых. Где‑то в этой же сцене был замечен стаканчик из Starbucks.

Зачем Бран Старк вновь изучал события 120-летней давности, во времена Дейрона Таргариена? Не только же для того, чтобы взять дизайн кресла-коляски. Он пытался разузнать происхождение клинка Арьи? Или же поглубже узнать свою связь с древовидцами и с Кровавым Вороном в частности?

Промо к пятой серии, которая обещает битву в постановке Мигеля Сапочника. Внимание — на лицо Эурона в конце. Что его так удивило в небе, если он уже видел драконов и даже убил одного из них? Неужели на Дрогона поставят броню?

Подробности по теме
«Игра престолов» или «Мстители»? Легко ли вы отличите одно от другого
«Игра престолов» или «Мстители»? Легко ли вы отличите одно от другого