Выждав долгую паузу после «Долгой ночи», когда все, кто хотел и не хотел, уже точно посмотрели битву за Винтерфелл, подробно рассказываем, что же это все-таки было.

Что мы говорим богу смерти? Не сегодня. Но именно в этот день, а точнее в ночь, «Долгую ночь», многим героям «Игры престолов» пришлось заглянуть в глаза смерти, почувствовать ее ледяное дыхание и напор, несравнимый ни с какими другими битвами прежде. Наверное, за серию произошло не так уж много потерь среди главных героев, как нас стращали заранее. На заслуженный покой ушли бойцы, которым нужно было искупить свой долг и закончить службу на своих условиях. Топовых персонажей все-таки приберегли для финальной битвы. Но все равно эпизод смог изрядно потрепать нервы зрителям за 80 минут экранного времени.

Почему все так темно?

Серию поставил ветеран батальных серий «Игры престолов» Мигель Сапочник, уже показавший армию мертвых в действии в «Суровом Доме» и поставивший премиальную «Битву бастардов». И «Долгая ночь» — абсолютно авторская серия, которая во многом держится и балансирует за счет режиссерских решений. Главные из них успели заметить многие зрители, смотревшие серию на маленьких экранах при дневном свете. Темно. Авторы приняли решение снимать в условиях, приближенных к естественному освещению. Только то, что действительно может гореть и светиться в этих условиях, озаряет изображение (как это делал Стэнли Кубрик в «Барри Линдоне» и много кто еще). А раз все действие происходит ночью, то это стопроцентно авторский радикальный жест — отказаться от фэнтезийной картинности, усложнить себе задачу, пользоваться другими средствами выразительности, приблизить ощущение к реально боевым, где все в дыму, хаосе и мраке. Отбирая у зрителя привычный эффект прорисованного светом «Властелина Колец», серия становится такой напряженной, пульсирующей, мигающей и удушливой.

Это только кажется, что если всю серию превратить в сплошную битву (экранный рекорд, даже сражение за Хельмову Падь длилось 40 минут), то она автоматически превращается в захватывающую. На самом деле, это так не работает. При слабой режиссуре долгое мочилово наскучивает минуте на пятнадцатой. Поэтому Сапочник применяет волнообразную структуру из приливов и отливов, тихого ужаса и громкого раската. Авторы то дарят надежду, то отбирают у зрителя любой проблеск на таковую.

Режиссура боевых сцен

Серия начинается с многофигурного пролета камеры длинным планом (излюбленный прием Сапочника), начинающегося с крупности дрожащих рук Сэма, затем под пульсирующие ритмы (композитор Рамин Джавади написал много прекрасной музыки для серии) переходящего на строй солдат, людей спускающихся в Крипту, орущую леди Мормонт, угрюмого Тириона, провожающего взглядом Брана Старка в богорощу. Далее камера чуть взлетает, и мы видим стоящих на стене сира Давоса, Сансу, Арью и, наконец, летящих в небе два дракона с Джоном и Дейнерис. После камера оглядывает происходящее снаружи замка: строи Безупречных и дотракийцев, заряженные требушеты. Здесь приходит первая волна воодушевляющей надежды. Из темноты на коне в замок возвращается пропавшая Мелисандра.

Напомним, что в прошлом сезоне красная жрица зачем‑то отъехала в восточный Волантис, но обещала вернуться в Винтерфелл в последний раз: якобы ей, как и Варису, суждено погибнуть в Вестеросе. Варис еще пока не исполнил свою миссию, а вот Мелисандра уже свела воедино лед и пламя, поэтому вышла на финальный поклон. Хотя, в принципе, могла бы и не мотаться туда-сюда только ради эффектного возвращения, а сразу спрятаться в Винтерфелле или кружить вокруг замка. Возможно, в Волантисе ей нужно было подзарядиться в храме Владыки Света, чтобы снова управлять огнем, и в очередной раз откалибровать свои пророчества об Азоре Ахае, победителе Иных. Напомним, Мелисандра уже не раз меняла своих кандидатов: то Станнис Баратеон, то Джон Сноу, а теперь вот первым делом она высматривает Арью Старк.

Но вначале колдунья превращает в горящее орудия все аракхиСерповидное оружие дотракийцев. дотракийцев (таким же приемом обычно пользуется другой почитатель Владыки Света — одноглазый Берик). С зажигательным настроем армия во главе с Джорахом (и даже псом Призраком) кидается вперед, но тут же разбивается и затухает о приближающийся мрак армии мертвецов. Наблюдающая из засады Дейнерис вместе с Джоном не может просто так смотреть, как погибают ее люди, поэтому седлает дракона и летит делать «дракарис». Дени в этой серии впервые сама берет меч, проявляет живые эмоции, беспокоится о людях и вообще не похожа на тирана, какой ее принято считать. Вместе с ней летит в тартарары и их план незаметно подкараулить на драконах Короля Ночи. Тем более полководец ледяных зомби специально нагоняет снежную бурю, внутри которой драконьей авиации очень сложно ориентироваться: крылатые бьются об верхушки деревьев, врезаются друг в друга и не видят посадочных огней.

Что не так со стратегией битвы?

Налицо абсолютно безответственное отношение к дотракийцам, которых просто использовали как пушечное мясо. Если всех остальных солдат вооружили драконьим стеклом, то армии Дейнерис почему‑то оставили их обычные аракхи, неэффективные в бою с мертвецами. Интересно, а если бы не пришла Мелисандра и не зажгла их орудия, они бы их так и отправили с пустыми руками? Также остается загадкой, зачем нужно было выводить за пределы замка всю пехоту и артиллерию, а не сосредоточиться на обороне внутри. Бран использовал свои умения варга и следил за Королем Ночи при помощи воронов, но почему‑то не докладывал о месте дислокации главного врага.

С огнем тоже возникает проблема: после отступления никак не получается зажечь защитный ров. Это удается сделать только благодаря командной работе той же Мелисандры c Безупречными. Не зря же, въезжая в замок, жрица поприветствовала Серого Червя фирменным «валар моргулис». Поэтому, когда попросили огоньку, Червь тут же поймал взгляд Мелисандры и при помощи своих людей организовал прикрытие, чтобы она успела при помощи заклинания подпалить ров. Но стена огня ненадолго останавливает вихтов. Одним движением руки Король Ночи повелевает белым ходокам проложить собой путь через пламя. Вскоре мертвые пробираются в замок.

© HBO

Кого мы потеряли?

Сандор «Пес» Клиган, который с детства ненавидит огонь (в детстве брат Григор опалил его голову до шрамов), а в прошлом сезоне узрел в пламени видение о миллионах мертвецов, не на шутку испугался огня и смерти. Чуть было не сдался, пока не увидел, что требуется помощь его давней знакомой Арье. Тут как раз идет тихая вставка с условной передышкой, которая делит серию наполовину: Арья крадется по коридорам Винтерфелла от притаившихся вихтов. Она применяет свои навыки, полученные в школе безликих-убийц, но даже она, девочка, которой смерть к лицу, приходит в ужас и бросается в бегство. Зомби настигают ее, пока на подмогу не приходят Клиган и Берик. Ценою смертельных ранений последнего девочку спасают. Мы получили разгадку, для чего красный бог столько раз воскрешал Берика Дондарриона: в великой битве он должен был спасти Арью.

Конечно, чтобы осада Винтерфелла с тысячей лиц не превратилась в хаос, повествование приходится дробить на такие мини-приключения от лица одного из героев, которого в решающий момент обязательно кто‑то спасает, чтобы переключиться на другую точку зрения. Только когда у фрагмента есть герой, чьими глазами мы видим ту или иную сцену, зритель может проникнуть в суть происходящего. Классический пример с Джоном Сноу, который постоянно встревает в непомерные заварушки, чтобы потом кто‑то обязательно спас его шкуру. В таких спасениях погибают Эд из Ночного дозора и Джорах Мормонт, защищающий любимую Дейнерис в поле среди зомби. Также прекрасной сценой смерти была удостоена его юная двоюродная сестра Лилиана Мормонт, которая бросается на зомби-великана, а потом из последних сил вонзает ему в глаз драконье стекло. И эта красивая иллюстрация того, как маленькое побеждает большое, конечно же, выступает репетицией решающей сцены с Арьей и Королем Ночи.

Сюрпризы с Королем Ночи

В осаде Арья встречает Мелисандру — и хотя красная женщина была в ее списке смертников, из‑за того что жрица мучила пиявками Джендри, сейчас им не до этого. Мелисандра напоминает Арье их первую встречу в третьем сезоне, когда она предсказывала ей будущее: «Я вижу в тебе тьму. Из этой тьмы на меня смотрят глаза: карие, голубые и зеленые, которые ты закроешь навеки». В этот раз жрица особенно давит на слово «голубые глаза» и Арья сразу все понимает.

Мы получили все-таки какую-никакую схватку на ледяном и огненном драконе (если вы смогли разглядеть, но зато какие кадры на фоне луны!), в результате которой Рейгаль получает ранения и противостояние Короля Ночи и Джона Сноу перемещается на землю. В этот раз голубоглазый метатель копья промахивается мимо дракона Дейнерис. Зато предводитель белых ходоков повторяет свой трюк и поднимает из мертвых всех воинов, цитируя фирменные переглядки с Джоном из «Сурового Дома», но уже в более напряженной и эффектной сцене на расстоянии нескольких вихтов.

Многие зрители не верили и боялись того, что Король Ночи все-таки сможет поднять из могилы родственников с кладбища Винтерфелла, но это действительно произошло, тем самым устроив ловушку для тех, кто прятался в крипте. Правда, непонятно, был ли среди восставших, допустим, Нед Старк, но вообще в крипте произошло несколько безусловно удачных сцен. Например, когда Санса спускается ко всем и без слов, одним взглядом дает понять, что наверху не ждите ничего хорошего, отчего Тирион пригубил запасы вина. Или когда Тирион, прячась от живых мертвецов, также без слов трогательно целует руку Сансе и мысленно прощается с ней. До этого Санса называет Ланнистера лучшим из своих мужей (очевидно, имея в виду Джоффри и Рамси).

Еще один сюрприз для всех, и Дейнерис в частности: оказывается, драконий огонь вовсе не убивает Короля Ночи. В прошлой серии Бран намекал, что такого способа еще никто не пробовал, тем не менее всегда казалось логичным, что магическое пламя должно противостоять магическому льду. Но если присмотреться к сражению на озере в прошлом сезоне, герой Владимира Фурдика тоже беспрепятственно проходил сквозь стену огня. Впрочем, нам до конца так и не раскрыли смысл всего происходящего с Королем Ночи (кроме точки зрения Брана), предпосылки и идеи действий, оставив их расу безымянным чистым злом без страха, упрека и слов. Хотя в этой серии чем ближе Король Ночи приближался к своей цели (Брану), тем больше он проявлял эмоций и даже надменно улыбался, что немного добавило новых черт к его нечеткому портрету.

В богороще последней незначительной преградой перед Браном для Короля Ночи стали железнорожденные и Теон Грейнджой, который за весь сериал прошел один из самых тернистых путей: был глупцом, предателем, Вонючкой и, наконец, должен был искупить вину за то, что однажды забрал у Старков Винтерфелл. В конце Бран все-таки назвал Теона хорошим человеком, и это были лучшие последние слова, которые он мог услышать перед смертью. В героическом рывке он бросается на Короля Ночи и погибает — все-таки он не избранный. Пропустим несколько минут драматического нагнетания под музыку Джавади и сразу перейдем к обсуждению самого неожиданного сюрприза серии: избранной оказывается Арья Старк, которая разносит в ледяную пыль самого зловещего персонажа сериала прямо на экваторе сезона.

Арья — это Азор Ахай?

Услышав от Мелисандры про «голубые глаза» и применив обманные приемы Безликих, Арья вонзает в Короля Ночи клинок из валирийской стали. Важный момент: это тот самый клинок, которым пытались убить Брана после его падения с башни. Собственно, конфуз с этим орудием привел к началу Войны пяти королей и «Игре престолов». То есть этот безымянный клинок присутствует в сериале с самого первого сезона, но при этом никто до сих пор не знает, откуда он взялся. Поначалу думали, что он принадлежал Тириону или Мизинцу, но потом выяснилось, что это, возможно, не совсем так. Когда в прошлом сезоне Петир Бейлиш отдал Брану этот злосчастный клинок, последний что‑то понял про этот артефакт и передал его Арье. Как выяснилось, не случайно. Выходит, что он и стал тем самым новым легендарным мечом Азора Ахая — Светозарным.

Значит это, что Арья — обещанный принц или принцесса, которая уничтожит Иных? Сейчас по факту получается, что так и есть: она уничтожила Короля Ночи и армию мертвых. С этим не поспоришь. В пользу сбывшегося пророчества говорит и тот факт, что служители Владыки Света тут же ушли в лучший мир: Берик и Мелисандра умирают, будто окончательно выполнив обещанное.

Другое дело, что пророчества на то и пророчества, что их можно толковать по-разному и подстраивать под имеющиеся факты. Все-таки убийство Короля Ночи произошло слишком внезапно, в лучших традициях «Игры престолов», когда герои умирают по одному щелчку, порой почти случайно и без всякой логики. Это уже потом произошедшее обрастает легендами и сказочными фактами.

Серия называется «Долгая ночь», что является отсылкой к тому самому периоду в Вестеросе, когда много веков назад впервые нахлынули белые ходоки. Кстати, именно «Долгая ночь» может стать названием для запланированного спин-оффа «Игры престолов» о событиях тысячелетней давности, где могут подробнее рассказать о замысле Короля Ночи, откуда взялся клинок Арьи и может ли Бран оказаться тем самым Браном Строителем из прошлого, который перезапускает цикл нового Короля Ночи.

А пока нас ждет другая, более приземленная битва в пятой серии. Если битва с мертвыми была полуфиналом, то в финале выжившим героям предстоит сразиться с армией Серсеи Ланнистер и Эурона Грейджоя. Это сражение снова поставил Мигель Сапочник.

Заметки на полях

В превью 4-й серии мы видим, что, несмотря на ранения, выжили оба дракона. Также можно заметить, что целым остался и лютоволк Призрак. Пережили битву и Джейме, и Бриенна, которые сражались всю битву плечом к плечу. Даже Сэм без всякого щита, лишь с двумя ножичками, смог уцелеть в битве с зомби.

Фраза Арьи, обращенная к Сансе, «Коли острым концом», — это отсылка к такому же совету из первого сезона, когда Джон Сноу обучал Арью.

В России финальный сезон «Игры престолов» выходит одновременно со всем миром в «Амедиатеке».

Подробности по теме
Назад к классической «Игре престолов»: обзор 4-й серии 8-го сезона
Назад к классической «Игре престолов»: обзор 4-й серии 8-го сезона