В летнем «Пионере» в парке «Сокольники» проходят встречи с авторами книг лонг-листа премии «Просветитель» — а «Афиша Daily» публикует конспекты этих встреч. В третьем выпуске — дискуссия о том, откуда берутся fake news и зачем они нужны.

Борислав Козловский
научный журналист, автор книги «Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям»
Александра Архипова
антрополог, исследовательская группа «Мониторинг актуального фольклора», РАНХиГС
Андрей Бабицкий
главный редактор «Постнауки»

Почему fake news распространяют все

Борислав Козловский: «Я был бы рад не иметь свежего примера фальшивой новости, но пока я ехал сюда, я разглядывал свою ленту с удивительными скриншотами своей книжки по довольно паршивому поводу. Вчера примерно в полночь появилась новость, что Олег Сенцов выпущен на свободу, самолет с ним летит в Киев (дискуссия состоялась 12 августа. — Прим. ред.). Ладно бы это была еще одна фальшивая новость, которая приходит ниоткуда, появляется на каком-нибудь мутном сайте, который перепощивают мутные люди. Но за этой новостью стоит сообщение в фейсбуке человека, который получил приз World Press Photo за документальную журналистику. Этот человек запустил историю про то, что Олег Сенцов на свободе, все ужасно обрадовались, и понятно, что я был бы рад, если бы это не была фальшивая новость. Потом обнаружилась еще одна удивительно штука: у того же человека буквально одним постом ниже была расшарена главка из моей книги. Получилось, что рядом висят фальшивая новость и ссылка: «Фрагмент книги «Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям».

Для меня это, пожалуй, история как раз про повод написать книжку. У меня в голове рисуется такой канонический образ фальшивой новости — сообщения: «На похоронах Кобзона случилось то-то», «Алла Пугачева совершила ужасное». Нам кажется, что это нечто маргинальное: ну да, вокруг нас бродят неграмотные люди, которые верят в чушь. Но выясняется, что все происходит на расстоянии одного рукопожатия, что люди, в журналистской компетенции которых сомневаться не приходится, участвуют в этом процессе».

Существовали ли fake news до социальных сетей

Александра Архипова: «Во вступлении к книге есть очень важная мысль. Слухи были всегда, но чем отличаются последние десять лет, почему такой всплеск интереса? Дело не только в том, что Трамп на любую информацию, которая ему не нравится, пишет в твиттере «Fake news!». Дело в том, пишет Бронислав, что сейчас наступила эпоха, когда мы можем количественными методами взять и посчитать, понять, кто эти люди, которые распространяют фейковые новости, почему они это делают, найти какие-то факторы, которые влияют на распространение fake news. Ситуация отличается тем, что, живя в окружении социальных сетей, мы видим сам процесс. Мы не можем вести себя как московская интеллигенция семидесятых годов, которая морщила носик и говорила: «Фи, эти слухи распространяются не в наших кругах. Наши круги такого не рассказывают». Сейчас преграды сломаны, все это легче измерить — поэтому и внимания к этому больше.

В январе 1953 года газета «Правда» публикует постановление о том, что разоблачена группа зловредных убийц, врачей, которые отравили товарища Жданова и подбирались к политбюро — и началась паника. Никаких социальных сетей: письмо писать опасно, не то что говорить. Тем не менее в один день работница московского издательства и учитель в деревне под Томском записывают в дневниках одну и ту же историю. О том, что в одной школе — называется конкретная школа — учительница, естественно, еврейка, выгнала ученика с урока; он маялся в коридоре, увидел, как эта учительница выходит и кидает что-то в бочку с питьевой водой. Он, конечно, об этом рассказывает директору; вызванный врач — конечно же, тоже еврей — не находит там ничего, а потом второй врач находит там какую-то смертельную отраву, которая позволила бы убить всех детей в школе.

Слух о том, что евреи хотят отравить наших детей, распространяется почти молниеносно, становится массовым. Люди отказываются принимать медицинскую помощь, потом отказываются отдавать детей в больницы, потом начинают громить больницы. Партийные органы на местах начинают страшно нервничать — они не знают, как это остановить. И если бы не умер Сталин, мы не знаем, чем бы эта история закончилась. Но за три недели от одной нелепой фейковой истории дело дошло до погрома, например, в украинских больницах.

В этой истории все хорошо: и то, что она возникает в мрачнейшем 1953 году, и то, что она распространяется устно со страшной скоростью на тысячи километров, и то, что эти самые fake news мобилизуют людей. Устная коммуникация тогда заменяла наш прекрасный Twitter и не менее прекрасный Facebook, просто это измерить сложнее».

Борислав Козловский: «Ремарка на полях: фейк-ньюс — это атом большой истории. А теория заговора — это большая разветвленная мифологическая идея, которая вызывает готовность к погрому, и потом какая-нибудь маленькая новость становится непосредственным триггером. Люди довольно долго находились под воздействием историй про замешивание крови христианских младенцев в мацу, и потом какая-нибудь мелкая потасовка вполне может вызвать погром. Интересна связь между этими двумя вещами: все сфокусировались на том, что основной формой присутствия лжи в нашей жизни является новость, недостоверное сообщение о каком-либо факте. Но пока этот факт не вписан в нашу картину мира, пока он не подходит, как ключ к замку, к какой-то системе идей, он не способен выстрелить. И это тоже отдельный предмет для изучения».

Фотография на обложке книги — отсылка к фейковой истории про верблюда, который подорвался на мине, потерял задние ноги и прибился к стаду страусов.

Почему люди распространяют фейки, не думая

Борислав Козловский: «Добрая воля требует усилий. Чтобы над чем-то задуматься и проанализировать, нам необходимо проделать работу. Есть любимая мной книжка Даниэля Канемана «Думай медленно, решай быстро», которая говорит: у нас есть куча автоматических реакций. Пока мы доверяем этим реакциям в важных вопросах, мы безсубъектны. Но реакцию на новости можно подчинить какому-то протоколу: увидели сообщение, что самолет с Сенцовым вылетел из Салехарда — давайте посмотрим, есть ли вообще самолеты, которые летят из Салехарда в Киев в это удивительное ночное время. Попробуем, прежде чем перепощивать, дать себе десять секунд на размышление — и это место, где свободная воля может проявиться. Мы не можем выбирать, какой будет наша автоматическая реакция, но можем выбирать, реагировать нам автоматически или нет».

Александра Архипова: «В ситуации, про которую говорит Борислав, борются два типа реакции. Мы все помним, как в 2016 году разворачивалась истерика вокруг так называемых «групп смерти». Это группы в «ВКонтакте», там сидят специальные злобные кураторы, нанятые Западом, которые выискивают самых талантливых детей и как-то их убивают. Потом, весной 2017 года, по родительским чатам начинает распространяться предупреждение: «Максимальный репост! В эту пятницу планируется массовое самоубийство пяти тысяч детей!» Мы спрашиваем родителей, распространяли ли они это сообщение и зачем они это сделали. Многие из тех, кто распространил, сказали: «Мы не знаем, правда это или нет, но кликнуть мне ничего не стоит. Лучше предупредить, чем не предупреждать».

Во-первых, это принцип экономии усилий. Проверять наша Мариванна не будет, потому что это требует от нее гораздо больше усилий. А во-вторых, если мы видим угрозу и даже на долю процента предполагаем, что она опасна, мы стремимся предупредить окружающих. Совокупность этих двух факторов — экономии усилий и ощущения угрозы — приводит к тому, что фейк начинает распространяться».

О fake news и лженауке

Андрей Бабицкий: «Я главный редактор сайта «Постнаука», где ученые на сложных щах рассказывают сложные вещи. И если всерьез задаваться вопросом, сколько людей в мире верят в те или иные научные гипотезы или их безумные альтернативы, то можно пойти и повеситься сразу. А с другой стороны, почему-то, несмотря на то что почти каждая осмысленная научная теория в меньшинстве, нельзя сказать, что все научные институты в мире закрыли, деньги на науку отмели и физики побираются. Оказывается, хотя кликов в сети у квантовой механики меньше — и всегда будет меньше, чем у плоской Земли, — почему-то физика остается престижным занятием. Те же люди, которые верят в плоскую Землю, знают, что такое адронный коллайдер, или по крайней мере слышали это слово.

Мне кажется, вопрос поверхностного содержания слов и того, насколько эти слова значительны, очень важен. Если слова не важны, то это могут быть любые слова. Parole, parole, parole».

Борислав Козловский: «В этих наблюдениях нет никакого противоречия, потому что люди, которые не верят в теорию эволюции, считают слово «ДНК» достаточным поводом, чтобы покупать крем от морщин, на котором написано «крем, улучшающий ДНК». То есть для них ДНК — это реальность, а теория эволюции, которая целиком построена на том, как устроена наша наследственность, — идеологически вредная теория. Выясняется, что это неважно для их поведения, это противоречие не заставляет их действовать иначе».

Для чего нужны fake news

Александра Архипова: «Мы все разговариваем в модели «fake news — это зло, давайте придумаем технологию, чтобы с ними бороться». Но как антрополог я знаю, что у любого явления есть причины, благодаря которым оно появляется и существует. Фейк-ньюз всегда возникает, когда есть тревожность и недоверие к официальным источникам информации: мы волнуемся за Сенцова, который голодает, и мы не знаем, что с ним происходит. Три года назад Путин исчезает на 10 дней — на седьмой день идет волна разных фейков. Происходит страшная трагедия в Кемерово, госканалы полтора дня молчат — на второй день идет массовая волна фейков о том, что очень много погибших. И дело не только в пранкере, дело в том, что фейковые новости — это ответ на молчание. Мы не знаем, что происходит, мы чувствуем, что федеральные каналы скрывают эту трагедию, ты пытаешься найти соратников в борьбе против этого молчания и начинаешь распространять любые новости, в том числе и фейковые. У фейковых новостей есть социальная функция, и она заключается в борьбе против молчания и источника угрозы».

26 августа, с 16.00 до 18.00, в летнем «Пионере» в парке «Сокольники» пройдет обсуждение книги Станислава Дробышевского «Байки из склепа». Вход бесплатный, по регистрации.

Подробности по теме
Когда и где появились первые художники? Рассказывает антрополог
Когда и где появились первые художники? Рассказывает антрополог
Читать Bookmate