На выставке «And Now the Good News», которая проходит в стамбульском Pera Museum до 7 августа, можно увидеть сотни арт-объектов, посвященных печатной прессе и ее читателям с XIX века до наших дней. Егор Михайлов рассказывает о выставке и говорит с коллекционером Петером Нобелем.

Стамбул уверенно становится одним из главных центров современного искусства. В сентябре здесь пройдет 17-я ярмарка Contemporary Istanbul, а в десятках галерей и музеев постоянно проходят масштабные выставки. Прямо сейчас лучшую из них можно увидеть в Pera Museum, расположенном в районе Бейоглу.

Временные выставки в Pera Museum часто поражают воображение, но тут случай совсем особый: на трех этажах разместились три сотни работ из коллекции Аннет и Петера Нобель. Куратор, швейцарец Кристоф Досвальд, выбрал из двух тысяч лучшие экспонаты, и страшно подумать, сколько сокровищ осталось за кадрами: Бойс здесь соседствует с Ле Корбюзье, Жорж Брак — с Уорхолом.

При всей разношерстности коллекция объединена простым принципом, который Петер Нобель называет «пресс-арт»: каждый экспонат так или иначе связан с печатной прессой. Техники при этом могут быть какими угодно: скульптуры, принты, но больше всего, конечно, коллажей. Один из разделов выставки посвящен фотографиям, на которых запечатлены люди с газетами. Это целая летопись — от дагерротипов середины XIX века до изображения двух клоунов, радующихся передовице, сообщающей о смерти Гитлера.

© Pera Museum
1 из 6
© Pera Museum
2 из 6
© Pera Museum
6 из 6

Отдельно бросается в глаза число российских художников: работы Варвары Степановой, коллажи Виктора Дубровина, триптих Дмитрия Александровича Пригова «God Is Dead», выполненный на страницах «Правды» и «Независимой газеты». Особенно вздрагиваешь при виде пропагандистских литографий Малевича, воспевающих подвиги русской армии в 1914 году: «Живо заняли мы Галич, чтобы пузом на врага лечь».

Но самым впечатляющим экспонатом оказывается самый простой: вывешенные в ряд семнадцать обложек еженедельника Newsweek. Под каждой — несколько строк текста, складывающихся в хронику геноцида в Руанде. Пока в восточноафриканской стране гибнут сотни тысяч людей, журнал рассказывает об антиоксидантах, мечтает о покорении Марса, развеивает мифы о поколении X, скорбит по Курту Кобейну — и лишь на семнадцатую неделю посвящает передовицу одной из страшнейших этнических чисток в истории человечества. Американский художник Альфредо Яар показывает, что важно не только то, о чем пишут в прессе, но и то, о чем не пишут. Таким образом искусство, по-своему использующее журналы и газеты, все равно в итоге рассказывает о человечестве: о том, что нам интересно, чего мы боимся и о чем предпочли бы не задумываться.


— Расскажите, как появилась ваша коллекция?

— Коллекция началась, когда я работал в медиасфере, в крупном швейцарском издательском доме. Я купил картину, на которой был изображен продавец газет, чтобы украсить офис, а генеральный директор издательского дома сказал, что не дал бы за эту картину ни единого швейцарского франка. Тогда я стал внимательно ее изучать и увидел сложную идею пресс-арта.

— Ваша коллекция очень заинтересовала меня вот чем: с одной стороны, у нее есть очень конкретная тема, а с другой, оказывается, что есть бесконечное число способов эту тему развивать. Есть ли какие‑то формальные правила, которыми вы руководствуетесь, решая, приобретать или не приобретать тот или иной объект в коллекцию?

— Я принимаю решение с помощью своих глаз и всегда сам. У меня никогда не было никакой стратегии приобретения, кроме моего чутья. Тем не менее за более чем сорок лет я понял, что пресс-арт — это история развития медиа и в то же время история искусства. Это история медиаискусства. Я также стремлюсь показать, что многие художники, в том числе и знаменитые, находят привлекательным использование печатных материалов.

Eric Bachmann. Bahnhofplatz, 1966. Zürich

© Eric Bachmann
1 из 8

Edward Ruscha. News, Dues, Stews, Brews, Pews, Mews, 1970

© Edward Ruscha
2 из 8

Dennis Hopper. Harlem (Daily News), 1962

© Dennis Hopper & Dennis Hopper Art Trust
8 из 8

— Думали ли вы, начиная собирать пресс-арт, что эта коллекция разрастется до таких масштабов?

— Такого результата я даже представить себе не мог. Все получилось лишь благодаря личному интересу и многочисленным знакомствам в области искусства.

— Есть ли в вашей коллекции среди работ звезд искусства вроде Родченко и Уорхола малозаметные шедевры, которые ценны лично для вас?

— Мои фавориты — это «новые реалисты» вроде Жака Вильгле (он только что умер, но работал до глубокой старости), Реймонда Хейнса, вокруг которого построена вся реклама стамбульской выставки, Франсуа Дюфрена, Миммо Ротеллы. Они представляют своеобразный вид уличного искусства, которое одновременно является частью нашего быта и образа жизни. Они всегда меня завораживали. Они показывают, как наша реальность разрывается на части, но при этом все равно продолжается.

Много лет назад я купил картину турецкого художника Бедри БайкамаОдин из самых известных турецких художников, основатель стамбульской галереи Piramid., на которой изображена церемония прощания с Ататюрком. Я всегда дорожил этой работой — в том числе и потому, что в молодости провел шесть месяцев в Стамбуле и вообще в Турции. Для меня имело значение и то, что Турция [в 1926 году] переняла наш швейцарский Гражданский кодекс, великую работу.

— Я обратил внимание на то, что в вашей коллекции немало работ художников из России — что делает их особенными?

— Мне кажется, что современное искусство было изобретено в России, и русские художники являются частью европейского искусства.

Я случайно встретил в московском Доме художников Виктора Дубровина, и он зарезервировал для меня целую серию картин, начиная с «Перестройки», отказавшись от других предложений, кроме одного из Парижа. В течение многих лет я покупал эти работы. Его взгляд на прессу, однако, мрачноват. Он считает, что пресса соблазнила людей и что именно это привело к распаду Советского Союза и возникновению временного хаоса в России.

Joseph Beuys. Kunst = Kapital, 1980

© VG Bild-Kunst, Bonn
1 из 8

Özlem Günyol & Mustafa Kunt. There Are Things You Don’t Know That We Know

© Özlem Günyol, Mustafa Kunt & Dirimart
2 из 8

Bedri Baykam. Kennedy Slain on Dallas Street, 1997

© Bedri Baykam
8 из 8

— Каковы ваши впечатления от выставки в Pera Museum?

— Эта выставка — просто великолепная работа, выполненная с большой заботой и любовью к экспонатам и зрителю. Спасибо им большое.

— Можете ли вы раскрыть один секрет построения успешной коллекции современного искусства?

— Начните с идеи, стартуйте с малого, покупайте то, что вам нравится, не думайте и не пытайтесь предугадать, будут ли эти художники успешны на рынке.

— Сейчас, когда принято предрекать скорую смерть бумажной прессы, кажется ли вам, что ваша коллекция становится не только арт-коллекцией, но и историческим артефактом?

— Безусловно. Коллекция в какой‑то степени является еще и летописью истории газет и рассказом об их исключительной важности на протяжении долгого времени. Я, кстати, не думаю, что газеты исчезнут. Они останутся элитным инструментом информации, радости и развлечения.

Я рассматриваю великие эпохи: письменность в начале, печать — следующий этап, цифровизация сейчас. Сейчас я стараюсь искать работы, находящиеся на грани цифровизации. Один из таких художников — Рашид Рана из Пакистана; он переводит древние шедевры в цифровой формат, и это чудесно.

— То есть скорая смерть печатным медиа не грозит?

— Не переживайте, поживем — увидим.

Подробности по теме
На какие выставки стоит сходить в июле 2022-го
На какие выставки стоит сходить в июле 2022-го

Ярмарка современного искусства Contemporary Istanbul пройдет с 19 по 22 сентября, VIP-превью — c 16 по 18 сентября.