Во вторник, 1 марта было объявлено о слиянии театров Центр имени Мейерхольда и «Школа драматического искусства». Объясняем, почему эта новость и события, предшествовавшие ей, так важны для театра — и не только для него.

Во вторник, 1 марта, Департамент культуры сообщил об объединении Центра имени Мейерхольда с московским театром «Школа драматического искусства» «в связи с прекращением трудовых отношений с руководством Центра».

Незадолго до этого был уволен худрук ЦИМа Дмитрий Волкострелов. Еще раньше, 24 февраля, с должности директора ушла Елена Ковальская, связав свой уход с невозможностью продолжать работу и получать зарплату на фоне «спецоперации» на территории Украины. Но если Ковальская ушла по собственному желанию, то Волкострелов был именно уволен — официально, без объяснения причин. По словам же самого Волкострелова в интервью «Медузе»*, потому что он был настоящим автором поста против «спецоперации» в соцсетях ЦИМа.

Уже 2 марта этот пост был удален, а Софа Кругликова, ведущая инстаграм Центра, написала в соцсетях: «Я удаляю наш пост, который выразил протест против „спецоперации“ в Украине по приказу нового директора объединенных ШДИ и ЦИМа Ольги Соколовой. Простите, я делаю это ради наших резидентов и оставшихся сотрудников ЦИМа».

Центр имени Мейрхольда — место, где не боялись экспериментировать, быть честными и вести равный диалог со зрителем.

Именно здесь Юрий Квятковский поставил первый в России иммерсивный спектакль «Норманск», превратив весь театр, включая офисную часть, в выдуманный братьями Стругацкими мир. Виктор Рыжаков в 2015 выпустил здесь «Саша, вынеси мусор» по пьесе современного украинского драматурга Натальи Ворожбит, где мать и дочь беседуют с призраком своего мужа и отчима, отговаривая его воскреснуть и снова уйти на смерть; сейчас он выглядит страшным пророчеством. Из совместной магистратуры ЦИМа и Школы-студии МХАТ выпустились Елена Ненашева, Данила Чащин, Галина Зальцман — всем им немногим больше тридцати, все уже были номинированы на «Золотую маску».

Дмитрий Волкострелов
© Алексей Майшев/РИА «Новости»

В 2020-м Виктора Рыжакова, который после смерти Галины Волчек стал худруком «Современника», сменил Дмитрий Волкострелов. Он был, кажется, самым молодым худруком в Москве, изысканным авангардистом и формалистом, в фокусе внимания которого — современные тексты драматургов, от Ивана Вырыпаева до Павла Пряжко.

В 2014 году Волкострелов сказал мне в интервью: «Знаешь, говорят, что быть хорошим человеком — это не профессия. Но мне кажется, профессия, и очень непростая. Тяжелый труд». Гражданская позиция Волкострелова, который ходил на митинги и не скрывал своих либеральных взглядов, не была новостью для людей, назначавших его на пост худрука ЦИМа. Впрочем, еще в 2015 году он шутил в интервью «Фонтанке»:

«Говорят, „за тобой придут за последним“ — просто потому, что они не понимают, что ты делаешь».

Елена Ковальская с 1999 по 2012 год была обозревателем журнала «Афиша». В разные годы она была экспертом Минкульта, Департамента культуры Москвы, экспертом и фестиваля «Золотая маска», руководила Фестивалем молодой драматургии «Любимовка» и «Школой театрального лидера», где учились и Волкострелов, и художница Ксения Перетрухина, и драматург Саша Денисова. Став в 2013 году арт-директором ЦИМа, именно Ковальская придумала многочисленные кружки: зрители приходили в ЦИМ не только смотреть спектакли, но и учиться стендапу, сценической речи, а перформанс «Протокол Мы», созданный в кружке Саши Денисовой и хореографа Константина Челкаева, попал в лонг-лист фестиваля «Золотая маска». Репутация ЦИМа как открытого и чуткого к современности, к городу, к зрителю театра — очень во многом ее заслуга.

Совсем иная репутация у Ольги Соколовой, которая и заняла теперь место Елены Ковальской. Именно из‑за нее в августе 2018 года из «Школы драматического искусства», с которой и объединили ЦИМ, уволился Дмитрий Крымов, 16 лет руководивший там творческой лабораторией. «Меня тошнит от художественного руководства нашей директрисы Ольги Эдуардовны Соколовой. И я ей это вчера сказал. Она так удивленно подняла брови и проговорила: „А многих не тошнит“», — говорил Крымов журналу «Театр». В том же 2018 году Соколова расформировала пластическую лабораторию Константина Мишина, а также накануне премьеры закрыла мюзикл Алексея Франдетти. Недовольство ее деятельностью открыто выражал Валерий Фокин, создатель и президент Центра имени Мейерхольда.

Спектакль «Русская смерть» остался единственной премьерой Волкострелова в статусе худрука ЦИМа
© Центр им. Мейерхольда

В 2014 году в Театре на Таганке Волкострелов выпустил теперь уже кажущийся пророческим «1968. Новый мир»: на фоне стены (ассоциация с железным занавесом была очевидна) на узкой-узкой полоске сцены актеры произносили невозможные тексты из журнала «Новый мир», которые, как оказалось, слушать невозможно. Есть представление о журнале как о месте, где напечатали «Один день из жизни Ивана Денисовича», но текст из номеров за 1968 год состоял из пятилеток, надоев и прочих штампов соцреализма.

Подробности по теме
«Выход на площадь стал частью обыденности»: театральные режиссеры размышляют о свободе
«Выход на площадь стал частью обыденности»: театральные режиссеры размышляют о свободе

В финале зрителям предлагался выбор: посмотреть эпилог или нет. В финале этого самого эпилога под монолог создателя электронной музыки Джорджо Мородера сзади деревянной стены включались яркие софиты и оказывалось, что на месте сучков дерево пропускает свет, так похожий на звездный. Такой изящный оммаж учителю, Льву Додину, и его «Звездам на утреннем небе». Символично, что буквально накануне увольнения Волкострелова было опубликовано письмо Льва Додина с мольбой и призывом к миру.

В 2014 году в финале спектакля Волкострелова «1968. Новый мир» зрители всегда выбирали эпилог (и прозрачность этого выбора была очевидна всем сидящим в зале), то в 2022 кажется, что в этой истории эпилога уже не будет.

Занавес.

* «Медуза» признана в России СМИ, выполняющим функцию иностранного агента.

Подробности по теме
Вот что Волкострелов и Ковальская говорили о планах на будущее ЦИМа
Вот что Волкострелов и Ковальская говорили о планах на будущее ЦИМа