В издательстве «Индивидуум» вышла книга «Необитаемая Земля. Жизнь после глобального потепления» — о том, как изменения климата уже сейчас меняют мир, а скоро будут угрожать жизни человечества. «Афиша Daily» публикует главу «Погибающие океаны».

Мы склонны воспринимать океаны как нечто непостижимое, это наша самая близкая аналогия с открытым космосом: океан темный, холодный и, особенно на больших глубинах, странный и непонятный. «Кто познал океан?» — вопрошает Рейчел Карсон в своем эссе «Под водой», опубликованном за 25 лет до того, как она начала бороться с разрушением суши руками человека и индустриальной «панацеей» в своей книге «Безмолвная весна»: «Никто из нас, с нашими земными корнями, не познал пену и движение прибоя, который толкает краба, прячущегося под водорослями своего созданного приливом дома; не постиг ритм долгих, медленных водоворотов открытого океана, где кочуют стаи рыб, будучи сразу и охотниками, и добычей, и где дельфин разрывает волну, чтобы сделать глоток воздуха».

Но океан не чужой для нас; это мы чужаки для него.

И вода — это не пляжное развлечение для людей: она покрывает 71% поверхности планеты и является доминантной средой обитания. Помимо всего остального, океаны нас кормят: глобально морепродукты составляют почти пятую часть животного протеина в питании людей, а в прибрежных районах нередко гораздо больше. Океаны также поддерживают смену времен годаСмена времен года на Земле обусловлена наклоном земной оси и вращением вокруг Солнца. Океанские течения в значительной степени изменяют климат отдельных регионов, в том числе определяют специфику сезонов. — Прим. науч. ред. через древние течения вроде Гольфстрима и контролируют температуру планеты, поглощая значительную часть солнечного тепла.

Возможно, будет правильнее сказать «кормили», «поддерживали» и «контролировали», поскольку глобальное потепление угрожает подорвать все эти процессы. Популяции рыбы уже мигрировали на сотни километров к северу в поисках более прохладной воды — камбала мигрировала на 400 километров от восточного побережья Америки, а макрель отошла так далеко от материка, что вылавливающие ее рыбаки уже не обязаны соблюдать правила, установленные Евросоюзом. В одном исследовании, посвященном воздействию человека на морскую флору и фауну, сообщается, что непострадавшими остаются лишь 13% океана, а некоторые части Арктики так изменились от потепления, что ученые уже задаются вопросом, как долго они еще смогут называть эти воды арктическими. И как бы явно подъем уровня морей и затопления побережий ни доминировал среди наших страхов того, какое воздействие изменение климата окажет на океанские воды, у нас есть гораздо больше причин для беспокойства.

На сегодняшний день более четверти всего углерода, выбрасываемого людьми, поглощается океанами, которые также в последние пятьдесят лет поглощали 90% избыточного тепла от глобального потепления. Половина этого тепла была поглощена с 1997 года, и сейчас мировые моря несут как минимум на 15% больше тепловой энергии, чем в 2000 году; теперь, по прошествии всего двадцати лет, они поглощают втрое больше дополнительной энергии, чем содержится во всех запасах ископаемого топлива на планете. Но в результате поглощения столь больших объемов углекислого газа происходит явление закисления океанов, название которого говорит само за себя. Этот эффект уже уничтожает некоторые водные бассейны планеты — а это, как мы помним, те самые места, где зародилась жизнь. Через воздействие на фитопланктонЗдесь смешано несколько терминов. Фитопланктон — фотосинтезирующие организмы, живущие в толще воды (одноклеточные водоросли и бактерии). Как и зеленые растения на суше, они в ходе фотосинтеза поглощают углекислый газ и выделяют кислород. Серу выделяют серобактерии, обитающие в сероводородных водоемах, например в глубинных слоях Черного моря. Основной механизм закисления океана — растворение в воде углекислого газа, поступающего из атмосферы. Выделение серы серобактериями вносит гораздо меньший вклад, так же как и в формирование облаков. — Прим. науч. ред., выделяющий серу в атмосферу Земли, что способствует формированию облаков, закисление океанов может добавить четверть или даже полградуса потепления.

Скорее всего, вы уже слышали про «обесцвечивание кораллов» — по сути, их вымирание — это явление, когда потеплевший океан счищает с рифов зооксантеллы, простейшие организмы в виде симбиотических водорослей, посредством фотосинтеза обеспечивающие до 90% необходимой кораллу энергии. Каждый риф — это отдельная экосистема, сложная, как современный город, а зооксантеллы — это его пища, базовый блок в энергетической цепочке; когда они умирают, весь комплекс начинает голодать, как при военной осаде или блокаде. Начиная с 2016 года от этого пострадала почти половина Большого Барьерного рифа, известнейшей австралийской достопримечательности. Вымирание кораллов в крупных масштабах называют «массовым обесцвечиванием»; оно происходило в глобальном масштабе с 2014 по 2017 год.

Уже сейчас объем кораллов уменьшился настолько, что это создало под поверхностью океанов новый слой воды глубиной от 30 до 150 метров, который ученые начали называть «сумеречной зоной».

По данным Института исследования мировых ресурсов, к 2030 году потепление и закисление океанов будут угрожать 90% всех коралловых рифов.

Это действительно плохие новости, поскольку рифы поддерживают четверть морской жизни и являются источником пищи и дохода для полумиллиарда людей. Они также защищают многие города от наводнений при штормах, и это их свойство экономит нам миллиарды долларов: не менее 400 миллионов ежегодно в Индонезии, на Филиппинах, в Малайзии, на Кубе и в Мексике — 400 миллионов долларов в год на каждую страну. Закисление океанов также напрямую влияет на популяцию рыб. И хотя ученые пока не выяснили, как рассчитать эффект закисления на объемы рыболовства, они точно знают, что в закисленных водах устрицам и моллюскам сложнее отращивать свои раковины и что повышение концентраций углекислоты ухудшит обоняние у рыб — которое, если вы не знали, помогает им ориентироваться. По оценкам, у побережья Австралии популяции рыб сократились на 32% всего за десять лет.

Многие полагают, что мы живем в эпоху массового вымирания — в период, за который человек до такой степени активизировал свою деятельность, что исчезновение различных видов фауны на Земле ускорилось, вероятно, в тысячу раз. Пожалуй, будет также верно назвать этот период эпохой «кислородного голодания» океанов. Глобально за прошедшие пятьдесят лет количество океанской воды, лишенной кислорода, увеличилось вчетверо, что привело к появлению более четырехсот мертвых зон; бескислородные области выросли на несколько миллионов квадратных километров, почти до размеров Европы; сотни городов сегодня расположены на побережьях бескислородных, пахнущих сероводородом океанов. Отчасти это связано с потеплением планеты, поскольку более теплая вода переносит меньше кислорода. Но в то же время это и прямой результат загрязнения — недавно возникшая в Мексиканском заливе мертвая зона площадью 23 тысячи квадратных километров сформировалась из‑за химических удобрений, сбрасываемых в воды Миссисипи из фермерских хозяйств на Среднем Западе. В 2014 году случился не столь редкий токсичный выброс в озеро Эри, когда удобрения с кукурузных и соевых ферм в Огайо породили бурное цветение водорослей, отрезавших поступление питьевой воды в Толидо. А в 2018 году в Аравийском море обнаружили мертвую зону площадью со штат Флорида — настолько крупную, что, по подсчетам ученых, она может охватить все 165 тысяч квадратных километров Оманского залива. Это в семь раз больше, чем мертвая зона в Мексиканском заливе.

«Океан задыхается», — сказал ведущий исследователь Бастьен Кест.

Значительное снижение содержания кислорода в океане сыграло свою роль в худших периодах массового вымирания на планете, и этот процесс, ускоряющий рост мертвых зон, убивающий морскую жизнь и разоряющий рыбные хозяйства уже активно идет не только в Мексиканском заливе, но и в Намибии, где сероводород пузырями выходит из моря вдоль участка длиной полторы тысячи километров — Берега Скелетов. Изначально так называли места с обломками разрушенных кораблей, но сегодня название можно понимать в буквальном смысле. Сероводород, по мнению ученых, стал финальным триггером массового вымирания в конце пермского периода, после того как отработали все остальные обратные связи. Он настолько токсичен, что эволюция научила нас распознавать даже самый слабый его запах, заодно сделав наши носы такими чувствительными к газам, испускаемым людьми.

Плюс ко всему, возможно замедление «океанского конвейера», глобальной циркуляторной системы, состоящей из Гольфстрима и других течений, являющихся основным средством регуляции региональных температур на планете. Как она работает? Воды Гольфстрима охлаждаются воздухом над Норвежским морем, в результате плотность воды увеличивается, после чего она опускается на дно океана, где ее толкают в южном направлении потоки воды из Гольфстрима, которая, в свою очередь, охлаждается на севере и опускается на океанское дно и в итоге доходит до Антарктики, где холодная вода поднимается на поверхность и начинает нагреваться по мере движения на север. Весь путь может длиться тысячу лет.

Как только в 1980-е годы этот конвейер начали серьезно изучать, ряд океанографов выразил опасение, что он может остановиться. Это приведет к сильнейшему дисбалансу климата планеты — теплые регионы еще больше разогреются, а холодные еще сильнее остынут. Полная остановка приведет к невообразимой катастрофе, хотя на первый взгляд последствия выглядят обманчиво безобидными: Европа станет холоднее, погода будет более непредсказуемой, поднимется уровень морей. Но результаты можно увидеть в фильме «Послезавтра», и ирония судьбы заключается в том, что малопримечательный фильм стал шаблоном для этого кошмарного сценария.

Ни один уважающий себя ученый не рассматривает варианта остановки океанского конвейера как вероятное в обозримом будущем событие. Но его замедление — это совсем другой вопрос. Из‑за изменений климата скорость Гольфстрима уже снизилась на 15%, и ученые называют это «беспрецедентным событием за последнюю тысячу лет» — оно может быть одной из причин, по которой уровень моря на восточном побережье США поднялся значительно выше, чем где‑либо в мире. В 2018 году две большие статьи запустили новую волну беспокойства в отношении океанского конвейера, который официально называется «Атлантическая меридиональная опрокидывающая циркуляция», поскольку сообщалось, что его скорость находится на минимальном значении за последние 1500 лет. И это произошло примерно на сто лет раньше прогнозов, которые давали даже ученые-алармисты, и стало, по зловещему определению климатолога Майкла Манна, «переломным моментом». Но на этом изменения не закончатся: трансформация океана из‑за потепления сделает эти неизведанные воды вдвойне загадочными, и моря планеты изменятся еще до того, как мы исследуем глубины и их подводную жизнь.

Издательство «Индивидуум», перевод Михаила Финогенова, научный редактор Оксана Липка
Подробности по теме
Выбросы в Тихий океан и смерть морских животных: что известно об экокатастрофе на Камчатке
Выбросы в Тихий океан и смерть морских животных: что известно об экокатастрофе на Камчатке