Сезон начинается с самого масштабного переезда в истории театральной Москвы. Афиша Daily побывала на Казакова, 8/3, и разобралась, как Gogol School, «Театр.doc» и еще 11 театров оказались под одной крышей и чем нам всем это грозит.

На театральной карте Москвы изменения: теперь, оказавшись на улице Казакова, есть шанс влипнуть в театр сильнее обычного. В непосредственной близости от «Гоголь-центра», в доме № 8/3, разом разместились Gogol school, «Театр.doc» и новоявленный Союз независимых театров. Несмотря на то, что все три структуры существуют обособленно, каждая из них признает, что потенциальных коллабораций не избежать: на Казакова образовался мощный театральный кластер, и это ясно всем. Знаменательно, что создание этой прекрасной утопии происходит в разгар консолидации театрального сообщества вокруг дела Павла Устинова.

Gogol School

С чего началось

Замесил все это дело руководитель Gogol School (творческой лаборатории, созданной актерами и режиссерами «Гоголь-центра». — Прим. ред.) Илья Ромашко — он давно искал, а затем долго строил отдельное помещение для школы, до этого располагавшейся в ТЦ «Мозаика».

Что происходит

В начале сентября школа официально перебралась в новое здание. Gogol School абсолютно обособлена от остальных резидентов: у школы отдельное пространство и вход, которые с театральной площадкой «8/3» никак не пересекаются.

Какие планы

В декабре в Gogol School случится традиционный день Х: студенты покажут свои работы, после чего лучшие из них войдут в репертуар театра NOL.

Илья Ромашко

основатель Gogol School, актер «Гоголь-центра»

Про площадку

Принципиальное отличие новой площадки в том, что это абсолютно свое пространство: до этого Gogol School находилась в ТЦ «Мозаика». Мы там существовали на очень дружественных условиях и безумно благодарны администрации торгового центра за такую возможность — а теперь у нас намоленное место и для театра, и для танца. Для занятий — не скажу «искусством», а чем‑то личным — очень важно, чтобы пространство было свое. Здесь другое наполнение, другая атмосфера, не такое агрессивное окружение, как в торговом центре, здесь очень спокойный, тихий дворик. Ну и, естественно, увеличилась площадь: было два зала, а стало три. Занятия уже начались, так что мы потихоньку обживаем.

Про соседство

Я бы не сказал, что у нас есть какая‑то весомая стратегия, которую мы прописывали, или что мы организовывали военный совет в Филях. Мы просто все чувствуем, что создание такой точки напряжения в театральном пространстве — это хорошая почва для того, чтобы из этого что‑то получилось. Мы не знаем, что именно получится в итоге, но мы решили попробовать создать такое место силы. Сейчас мы еще пока в запаре после открытия, но к концу осени, я думаю, мы определимся с какими‑то совместными планами.

Подробности по теме
«Пока человек учится, он живет»: зачем нужен актерский интенсив, если ты не актер
«Пока человек учится, он живет»: зачем нужен актерский интенсив, если ты не актер

«Театр.doc»

С чего началось

Год назад «Театр.doc» в третий раз был лишен помещения. На помощь пришел Илья Ромашко: он только что приобрел здание для школы и предложил часть сдавать «Театру.doc» по дружественному прайсу. Так начался очередной длительный и уже почти мистериальный процесс стройки «Театр.doc», руководил которым, как водится, архитектор Олег Карлсон.

Что происходит

«Театр.doc» делит площадку «8/3» с Союзом независимых театров 50 на 50, и если союзу официальное открытие лишь предстоит, то «Театр.doc» на новом месте стартовал спектаклем Елены Греминой «Война близко», за что тут же был бомбардирован фекалиями активистов националистического движения SERB. Спектакль о деле Олега Сенцова в этот раз был посвящен фигуранту «московского дела» Константину Котову, а все собранные за показ средства театр передал его семье. 28 сентября прошел «Рейв № 228» — променад в поиске закладок, посвященный фальсификации дел по статье 228.

Какие планы

В октябре — премьера реалити-шоу «Россия 20:20», где сидящие в зале зрители смогут управлять действиями художницы Катрин Ненашевой, снующей по улице в костюме полицейского и монашки.

Зарема Заудинова

режиссер и драматург «Театр.doc»

Что нового

Мы хотим создать такую опцию: у нас раз в квартал будет несколько свободных дней для независимых команд. Неизвестные никому люди отправляют заявки, ридеры отбирают, и ребята получают возможность показать свои работы. При этом с них не берутся никакие деньги за аренду: просто приходите и показывайте. Хочется сделать такую гибкую систему. У нас здесь два зала и еще один зал на «Павелецкой» — это вторая площадка. «8/3» — в основном для чего‑то нового и для экспериментов; из текущего репертуара мы взяли сюда только спектакли «Правозащитники» и «Война близко» — то есть гражданский театр, а все остальное должно быть новым.

Про соседство

Очень хочется верить, что эта утопия превратится в реальность, потому что сложно договариваться друг с другом: в общем, это одна из главных проблем в России. Так в принципе устроена человеческая коммуникация.

Подробности по теме
Как стать актером: пробуют программист, пиарщик, стоматолог и другие горожане
Как стать актером: пробуют программист, пиарщик, стоматолог и другие горожане

Союз независимых театров

С чего началось

В России в последние годы появилась невиданное количество независимых театральных группировок. Режиссер-концептуалист, комиссар театра «Трансформатор» и интендант СНТ Всеволод Лисовский предложил этим группировкам объединиться во имя выживания. Так в союз вошло 11 театров: Театр имени Алехандро Валенсио, Binary Biotheatre, фестиваль «Любимовка», «Театр труда», «Эскизы в пространстве», Liquid Theatre, «Театр взаимных действий» и ЦТИ «Трансформатор», «Театр 18+» из Ростова-на-Дону и лаборатория «Угол» из Казани.

Что происходит

Официально СНТ открылся 11 октября. Неофициальное открытие случилось уже в начале сентября — на площадке «8/3» прошел 30-й фестиваль новой драматургии «Любимовка». В данный момент артисты театра «Трансформатор», например, заняты тем, что пытаются сотворить чудо.

Какие планы

Сезон пройдет под лозунгом «фабрика невозможного»: в условиях невозможной финансовой и организационной структуры союз будет стремиться к созданию совершенно невозможного контента.

Марина Чашник

управляющая площадкой «8/3» со стороны СНТ

В идеале все это будет развиваться как дом-коммуна, как место здоровой анархии. В перформативной практике предлагается дышать в унисон, и каждое твое микродействие — это маленькое решение, и это порождает бо́льшую ответственность. Твое решение остаться — это решение, твое решение бездействовать — это тоже решение. Это территория определенной свободы и ответственности. Все, что здесь происходит, — происходит с тобой. И мы хотели бы добиться этого ощущения среди театральных коллективов.

Юрий Муравицкий

художественный руководитель «Театра 18+»

Про площадку

Надо разделять в этом коктейле появление свободной площадки и собственно появление СНТ. По факту и то и другое инициировал Сева [Лисовский], но он скорее воплотил запрос вселенной, даже не вселенной, а современной действительности, ситуации, которая сейчас сложилась. В огромном городе нет ни одной независимой площадки без арт-дирекции со своей художественной политикой. Объективно такая площадка была очень нужна — это витало в воздухе. Площадка, на которой сосуществуют несколько независимых театральных команд, очень разных, включая «Театр.doc», пытаясь выстроить горизонтальные связи, — это проявление нового мира.

Про союз

И необходимость появления профсоюза независимых театров тоже назрела. У нас в стране даже само слово «профсоюз» табуировано уже много лет. Ведь это организация, отстаивающая интересы определенного сообщества или нескольких групп и при этом не принадлежащая государству, как же такое допустить? Хотя нормальное государство может держаться именно на профсоюзах — у нас эта система напрочь отсутствует. Но если интересы государственных театров формально представляет СТД, то кто будет представлять интересы независимых театров, учитывая то, что как раз у независимых театров проблем и сложностей гораздо больше. При этом я считаю, что будущее, конечно, за независимыми театрами и вообще за самоорганизацией. Семь лет понадобилось, чтобы независимый театр из Ростова-на-Дону был номинирован на «Золотую маску» сразу с двумя спектаклями, мы в этом году были единственным независимым театром в основных драматических номинациях — это было непросто, но, оказывается, возможно.

Про «Театр 18+»

И сейчас для «Театра 18+» участие в этой затее это не просто филиал или представительство в Москве, это выход в какую‑то другую плоскость, как в компьютерной игре — переход на новый уровень, который был необходим. И, конечно, важно, что на этой площадке мы не сталкиваемся с каким‑либо художественным или идеологическим отбором — не нужно ни с кем ничего согласовывать, что я лично ненавижу просто. Не в организационном смысле именно, а в художественном. Это очень важно. Это и есть свобода.