Специально для «Афиши Daily» исследователь творчества Дэвида Боуи Наташа Киеня прогулялась по выставке в Центре фотографии им. братьев Люмьер, чтобы отметить знаковые для музыканта образы — и рассказать про то, каким в его жизни был 1974 год.

Наташа Киеня

Журналист, писатель, исследователь наследия Боуи

Дэвид Боуи со шляпой. Лос-Анджелес, 1974

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«Фото сделано в сентябре 1974 года в Лос-Анджелесе. Тогда Дэвид был в туре Diamond Dogs, который начался 14 июня в Монреале, Квебек, Канада, а закончился 1 декабря в Атланте, Джоржия, США. Тур был насыщенным, бывали недели, когда концерты следовали один за другим без перерывов — как и переезды. На снимке Боуи выглядит очень худым. Тогда он страдал от кокаиновой зависимости и почти не ел, но все время пил молоко».

Дэвид Боуи. Каббала. Лос-Анджелес, 1974

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«Дэвид чертит на полу каббалистическое древо жизни. Эти круги — сфирот, десять архетипов состояний сознания. Тогда Боуи увлекался оккультными и мистическими течениями и, как всегда, очень много читал.

Диагональные полосы на костюме он нарисовал сам. Впоследствии Боуи воспроизвел этот орнамент на костюме во время тура в поддержку альбома Outside в 1995 и 1996 годах, а также в своем последнем видеоклипе на песню Lazarus, снятом в 2015 году».

Подробности по теме
Что сказал Дэвид Боуи своим последним альбомом
Что сказал Дэвид Боуи своим последним альбомом

Дэвид Боуи. Темные защитные очки и кирпичная стена. Лос-Анджелес, 1974

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«Для Дэвида Боуи галстук — это немного необычно, особенно в семидесятых. При этом, кажется, на Дэвиде здесь достаточно много косметики, что чертовски ему идет.

Он никогда не стеснялся краситься (например, часто подводил глаза до середины нижнего века) и вообще не стеснялся быть женственным — носить каблуки, платья, длинные серьги.

Так было с самого начала. В январе 1972 года в интервью журналу Melody Maker (Великобритания) на вопрос о том, почему на нем сегодня женское платье, 25-летний Дэвид ответил: «Дорогуша. Ты должен понять, что это не женское, это мужское платье».

Дэвид Боуи и зеркало. № 1. Лос-Анджелес, 1974

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«В 1974-м, во время тура Diamond Dogs, была также снята документальная лента Cracked Actor, которая рассказывает о гастролях Боуи. В начале картины есть сцена, где Дэвид едет в лимузине по пустынному шоссе, на заднем сиденье. Журналист спрашивает у него: «Как вы себя чувствуете в Америке?» И Дэвид, который держит в руках открытый пакет молока, с усмешкой отвечает: «В моем молоке плавает муха. Инородное тело. Вот так я себя и чувствую в Америке. Инородным телом».

Подробности по теме
«Я слишком молод, чтобы все мои идеи иссякли»: интервью с 22-летним Дэвидом Боуи
«Я слишком молод, чтобы все мои идеи иссякли»: интервью с 22-летним Дэвидом Боуи

Дэвид Боуи. Красные полосы. Лос-Анджелес, 1974

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«На Дэвиде здесь нет его золотого крестика: он начал носить его как раз в середине семидесятых. Это подарок отца, когда-то крестик принадлежал ему. Отношения с отцом были теплыми, но он рано ушел, скончавшись после непродолжительной болезни в 1969 году. Дэвид не снимал его крестик почти никогда».

Дэвид Боуи с кошачьими глазами. «Человек, который упал на Землю». Нью-Мексико, 1975

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«Фото со съемок «Человека, который упал на Землю», 1975 год. Дэвид в гриме инопланетянина. Его школьный друг и коллега Джефф Маккормак, который ездил с ним на эти съемки, рассказывает, что жесткие линзы причиняли Дэвиду боль: они были огромными, закрывали весь глаз.

В полном костюме (здесь на Дэвиде только грим и линзы) было ужасно жарко, а ведь ленту снимали в пустыне и стояла солнечная погода. На фото со съемок под открытым небом видно, что остальные участники очень легко одеты — в отличие от несчастных актеров».

Подробности по теме
Как Дэвид Боуи повлиял на мировую поп-музыку
Как Дэвид Боуи повлиял на мировую поп-музыку

Дэвид Боуи с книгой о Бастере Китоне. Нью-Мексико, 1975

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«В руках у Дэвида — «Китон» Руди Блэша, биография американского актера и режиссера Бастера Китона, вышедшая в 1966 году. Он был одним из величайших комиков немого кино — и, по словам Стива Шапиро, «подружил» их с Дэвидом.

В тот раз Шапиро и Боуи встретились впервые. Стив рассказывает: «Мы не знали, чего ожидать, поскольку тогда сущетствовал этот образ Зигги Стардаста и всех остальных его персонажей. Мы ассоциировали Дэвида с ними. Но когда он пришел, то был очень просто одет, очень спокоен, очень умен. Мы разговорились, Дэвид услышал, что я фотографировал Бастера Китона, а Китон был одним из его кумиров. Мы мгновенно сдружились».

Дэвид Боуи. «Человек, который упал на Землю». Нью-Мексико, 1975

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«Еще один снимок с площадки «Человека, который упал на Землю». Персонаж Дэвида, Томас Джером Ньютон, заходит в космический корабль. Другое фото той же сцены стало обложкой для альбома «Station to Station», который Дэвид записал в на студии Cherokee в Лос-Анджелесе, сразу после окончания работы над кинолентой.

Образ инопланетянина, который оказался на Земле, тогда, наверное, окончательно оформился — во всяком случае, в своей первой «редакции». Он всегда оставался для Дэвида важным. В своей последней работе, мюзикле «Лазарус», Боуи снова поднял эту тему: там тоже есть Томми, который все-таки улетает на своем космическом корабле».

Дэвид Боуи и Шэр. Лос-Анджелес, 1975

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«Фотографии совместного выступления Боуи и Шер на телевизионной программе «Шоу Шер», 1975 год. Посмотрите эту запись — там можно найти отличное живое исполнение песни «Young Americans» с одноименного альбома.

Период увлечения соулом для Дэвида оказался невероятно плодотворным, хотя в его жизни это было не лучшее время. Два альбома — «Young Americans» и «The Gouster», который представляет собой его «зеркало» с другими версиями некоторых композиций, — это настоящая «черная» музыка, написанная и записанная белым музыкантом. Это уникальный случай. На «The Gouster» голос Боуи порой даже сложно узнать».

Три Боуи. Лос-Анджелес, 1975

© Steve Schapiro, courtesy of Fahey/Klein Gallery, Los Angeles

«У Боуи было много лиц, и его наследие люди порой изучают годами. Как и книги Умберто Эко, его альбомы — это, во-первых, просто очень хорошие произведения. Можно слушать их — и будет вполне довольно. Но, кроме того, наследие Боуи — это сложная система цитат и культурных отсылок, своеобразный постмодернистский код, который, на самом деле, знакомит нас с мировым наследием. Прежде всего, неожиданным образом, с живописью. Но это уже совсем другая история».

Наташа Герасимова
Куратор выставки

«Семидесятые годы — это время больших перемен в западной культуре, в том числе в музыке. Дэвид Боуи был невероятным выдумщиком, инноватором, и неудивительно, что он стал символом этих перемен. Его секрет, как мне кажется, состоит в том, что Боуи серьезно увлекался не только музыкой. Так, его друг Джордж Андервуд, прочитавший в Центре фотографии лекцию, рассказывал, что Дэвид уже в детские годы интересовался актерским мастерством. Дэвида волновало, как его видят другие, каким он предстает перед публикой. Поэтому он все время находился в поиске: менял образы, прически, привычки.

Он исследовал своих кумиров, внимательно подмечая даже то, как они двигаются на сцене, изучал театральное искусство. Каждый свой образ он продумывал до мелочей — чтобы никто не остался равнодушным.

Честно признаюсь, раньше я не могла назвать себя поклонницей его творчества. Но, погрузившись в работу над выставкой, поняла, что он очаровал меня — и прежде всего, как человек, а не музыкант.

Мы загорелись идеей сделать эту выставку еще в 2015 году, когда организовывали большую ретроспективу фотографа Стива Шапиро. Мы знали, что у Стива есть большой материал про Боуи. В семидесятых годах Дэвид сам обратился к Шапиро с предложением сделать фотосессию. В итоге она затянулась на двенадцать часов — за это время Боуи сменил множество образов, и к некоторым из них он обращался в течение всей своей жизни. Потом Шапиро выпустил книгу с этими фотографиями, и нам показалось очень интересным рассказать о результате сотрудничества этих двух великих людей.

Мы также постарались сделать насыщенную образовательную программу, ведь Боуи повлиял на музыку, моду, кино. Например, про его актерскую работу расскажет известный кинокритик Алиса Таежная, а фэшн-редактор Ольга Михайловская поговорит о том, какой след он оставил в истории моды».

Лекция Наташи Киени «Дэвид Боуи и искусство» пройдет в Центре фотографии им. братьев Люмьер 28 марта.

Подробнее на afisha.ru
Подробности по теме
«Его смерть не отличалась от его жизни»: как мир прощался с Дэвидом Боуи
«Его смерть не отличалась от его жизни»: как мир прощался с Дэвидом Боуи