28 ноября в возрасте 41 года из жизни ушел Вирджил Абло — некогда стилист Канье Уэста, основатель Off-White и креативный директор Louis Vuitton. Рассказываем, как выглядел его неоднозначный, но, безусловно, яркий карьерный путь.

В середине 2010-х любое упоминание Вирджила Абло в модном сообществе сопровождалось снисходительной улыбкой. Журналисты, критики и просто интересующиеся утверждали: то, что делает Off-White, не мода, а самокопирование, причем не самое искусное. Действительно, в какой‑то момент коллекции бренда стало все сложнее отличать от их фейков, созданных в сервисах печати на одежде.

В 2018 году, пока многие иронично оценивали работы Абло, он становится первым темнокожим креативным директором мужской линии Louis Vuitton.

Архитектор и друг Канье Уэста

Вирджил Абло получил два диплома — строителя и архитектора. Во время учебы парень из семьи ганских иммигрантов впечатлился зданиями Рема Колхаса, среди которых есть и бутики Prada. Они и вдохновили будущего дизайнера погрузиться в моду.

Немного проработав по специальности после учебы, Вирджил поступил на стажировку в Fendi, где встретил своего кумира — Канье Уэста. Знакомство оказалось плодотворным для обоих мужчин, а Канье Уэст стал для Вирджила золотым билетом в мир моды. Пройдут годы, и критики не перестанут упоминать, что непримечательные дизайны Off-White, возможно, и не получили бы популярности без поддержки такого покровителя.

Но пока Абло перемещался от одной размытой должности в команде Канье к другой. Из негласного стилиста рэпера он стал креативным директором агентства Donda и параллельно арт-директором многих проектов Уэста, включая мерч. Работа принесла ему номинацию на «Грэмми» за кураторство обложки альбома Jay-Z и Уэста «Watch the Throne».

Обложка альбома «Watch the Throne»

Стритвир, стрелки и стяжки

В 2012 году Абло открыл бренд Pyrex Vision. Концепт марки, который во многом забавно переплетается с будущими претензиями к Off-White, звучал неоднозначно: Вирджил покупал базовые модели бренда Champion, клетчатые рубашки и поло Ralph Lauren, наносил на них текстовый логотип марки и число 23 — игровой номер Майкла Джордана. И если вещи из старых коллекций обходились дизайнеру примерно в $40, то цены на одежду Pyrex Vision находились в районе $550.

Непонятно, как отнеслись бы покупатели к такому бунтарству, если бы вещи бренда не носили участники A$AP Mob — друзья основателя марки. С одной стороны, Абло признавался, что просто хотел с чего‑то начать и рассчитывал на те средства, что у него были. С другой стороны, по его же словам, одежда Pyrex Vision была искусством в единственном экземпляре. Так или иначе проект быстро сдулся — не в последнюю очередь из‑за подозрений в незаконной перепродаже оригинальных брендов.

Тогда же Вирджил решил отойти от концепта «вещей на один раз» и создавать нечто долговечное. Для этого он принялся обдумывать марку, находящуюся между стритвиром и высокой модой. Название сразу выбралось соответствующее: Off-White — светло-серый оттенок, образующийся на границе белого и черного.

Вторым толчком к созданию нового бренда стала коллекция Balenciaga 2012 года, а вернее, футболка из этой коллекции с психоделическим принтом и надписью в стиле рок-альбомов. Примерно такие вещи, начиная с 2014 года, и стал выпускать бренд Off-White: худи, футболки и спортивные брюки незамысловатого фасона с надписями и принтами-аппликациями.

© Getty Images/Off-White

В первых же коллекциях Абло обозначил свой главный прием — иронию. «Люди, которые одеваются иронично, чтобы выглядеть иронично», — так Вирджил описывал свое понимание стиля. Насмешки подаются буквально: на шнурках дизайнер оставляет надпись «шнурки» в фирменных кавычках, на маленьком черном платье — «маленькое черное платье» и так далее. Кроме двойных кавычек из вещи к вещи кочуют и другие узнаваемые символы бренда: логотип со стрелками, разметочные полосы, имитация сигнальной ленты и пластиковый тег, похожий на стяжку.

Тактичный Раф Симонс, которого Абло открыто считал своим кумиром, так комментировал работу дизайнера: «Он милый парень. И мне он даже нравится. Но меня скорее вдохновляют люди, которые приносят что‑то новое, что‑то оригинальное. Не потому что все всегда должны делать что‑то новое, а потому что кто же наконец сделает что‑то новое».

Коллаборации и кроссовки втридорога

Знакомства снова сыграли на руку Абло. Вещи его нового бренда сразу начинают носить мировые звезды, такие как Бейонсе, Рианна и Ники Минаж, а вслед за ними и состоятельные фанаты. Тогда же Off-White становится финалистом конкурса дизайнеров LVMH, что окончательно открывает Вирджилу все двери.

Дрейк в кроссовках Off-White x Air Jordan 1 «Canada»

В 2017 году в карьере дизайнера наступил новый яркий момент: Nike предложил бренду коллаборацию The Ten. Десять культовых моделей снова украсили надписями в кавычках и пластиком, а после щедро отправили знакомым звездам: Белле Хадид, Дрейку, Playboi Carti, A$AP Rocky, Фрэнку Оушену и другим. Простая, но мощная поддержка приводит к тому, что в мире, пожалуй, нет людей, которые купили бы кроссовки из коллаборации за оригинальную цену. Модели стоимостью от $160 мгновенно перепродавали с наценкой минимум в 6 раз. Но даже за такие деньги найти кроссовки было непросто.

Похожая судьба ожидала и другие коллаборации дизайнера, а среди них были менее очевидные — к примеру, сотрудничество с IKEA. Ковер с классическим узором и надписью «Keep Off» («Вход воспрещен») продавали в России за 39 999 р., сейчас же его цена у перекупщиков начинается от 690 тыс. р. (за время написания этой статьи цена на ковер поднялась до 990 тыс. р., а в тексте объявления добавилась приписка о смерти Вирджила Абло. — Прим. ред.).

Правда, критике подвергались и первоначальные цены на одежду Off-White. Абло в ответ ловко переводил стрелки на коллег по цеху и сравнивал масс-маркет с фастфудом: «Не позволяйте Zara и Uniqlo указывать вам на цены на одежду, потому что это не мода. Это как McDonald’s».

Обвинения в плагиате

Не обошли карьеру Абло и скандалы. Иногда казалось, что он прописался в инстаграме фешен-разоблачителей Diet Prada. Неприглядные истории всплывали даже в базовых вещах. Например, Абло упрекнули в воровстве логотипа бренда. Знак из пересекающихся стрелок был подозрительно похож на старый символ аэропорта Глазго. Мог ли об этом не знать Вирджил? Вряд ли. В студии дизайнера даже была книга «Logo Modernism», на страницах которой тоже был оригинальный логотип.

Вопросы возникали и к другому главному атрибуту марки — диагональной штриховке на рукавах. Похожий рисунок на протяжении многих лет использовала компания Helly Hansen, но время оказалось слабее пиара. Несмотря на усилия норвежского бренда, полосы навечно закрепились в сознании потребителей за Off-White. В дальнейшем в работах Абло для Off-White и Louis Vuitton находили пересечения с New Balance, Phillip Lim и небольшими брендами.

Последнее громкое разбирательство случилось на так давно. В 2020 году один из дизайнеров «антверпенской шестерки» Вальтер Ван Бейрендонк обвинил Абло в копировании его одежды для весенне-летней коллекции Louis Vuitton. «Вирджил как обычно! Это не просто копирование, это использование моего мира, идей, цвета, почерка, выкроек, форм в качестве его коллекции. Ему платят столько денег, чтобы он был креативным директором, и у него есть возможность работать с кем угодно — мог бы просто позвать меня для коллаборации», — заявлял Бейрендонк.

Хотя визуально вещи действительно были сильно похожи, за Абло вступились дружественная пресса и соратники: одни называли плагиат заимствованием и напоминали, что это главный иронический прием Абло и в целом современной моды, другие переводили разговор в сторону расизма — и тут у оппонентов заканчивались аргументы.

© Marc Piasecki/Getty Images

В июне 2017 года креативный директор мужской линии Louis Vuitton Ким Джонс вышел на поклон в финале показа весна-лето 2018 в рамках Парижской недели моды с именными кроссовками Off-White x Air Jordan 1 на ногах. Через год Ким перешел в Dior, а его место занял друг и по совместительству автор кроссовок — Вирджил Абло.

Это назначение вызвало неоднозначные реакции в модном сообществе. Евгений Рабкин, основатель и шеф-редактор Style Zeitgeist, говорил прямо: «Ожидайте те же самые скучные, легко усваиваемые образы мужской одежды, которые Абло делал в Off-White, только с логотипом Louis Vuitton». Его коллеги прятались за более расплывчатыми формулировками, называли дизайнера «не гением, но хорошим менеджером» и с кучей оговорок добавляли, что нанимать креативного директора, основываясь на его популярности в соцсетях, не самое дальновидное решение. В целом мало кто считал назначение идейно правильным, но в коммерческом успехе не сомневался никто.

© Louis Vuitton

Хотя каждое появление Вирджила Абло в инфополе обсуждали с ехидством, а его славу считали недолговечной, никто и поверить не мог, что путь дизайнера оборвется так неожиданно и трагично. Абло скрывал свою редкую болезнь — ангиосаркому сердца, — и до последнего создавалось впечатление, что этот предприимчивый ребенок, который «делает все для 17-летнего себя», еще наштампует свои худи с лентами и кроссовки с тегами всем назло.

Можно долго спорить о таланте Абло, но показательным остается тот факт, что по нему искренне скучают даже те, кто критиковал его в первую очередь.

Вирджил Абло вряд ли запомнится как великий дизайнер, но точно останется примером великого бизнесмена. Он лишний раз доказал, что грамотный маркетинг и уверенность в своей правоте могут вывести любое дело на небывалые высоты. Да, возможно, Абло сложно назвать гениальным, но его фантастическое трудолюбие привело к тому, что имя дизайнера одновременно ассоциируется и с очередями за кроссовками, состоящими из вчерашних школьников, и с высокой модой, пусть и поставленной под сомнение. А такой успех, как оказалось, — один из немногих возможных позитивных исходов для нового человека в модной индустрии начала XXI века.

Подробности по теме
Модное сообщество, друзья и коллеги — о Вирджиле Абло
Модное сообщество, друзья и коллеги — о Вирджиле Абло