В сентябре прошли традиционные недели моды с показами сезона SS22. Мы поговорили со стритстайл-фотографом Анастасией Федосеевой, которая только вернулась из Европы, где снимала образы инфлюенсеров, моделей и редакторов. Узнали, как стать стритстайл-фотографом, можно ли заработать в этом жанре и действует ли авторское право на просторах инстаграма.

— Расскажите, как и когда вы стали фотографом?

— Фотографом я стала случайно, такую цель себе не ставила. Правда, у меня всегда была какая‑то непонятная камера, но осознанно фотографировать я стала примерно в 2014 году. До этого я мечтала стать байером. Мой тогдашний молодой человек работал в модной сфере и, по его словам, в задачи байера входило путешествовать и ходить по показам. Тогда я думала: «Вау, хочу быть байером!»

Получив образование в Москве, я поехала учиться в Милан, в институт Марангони (школа моды, дизайна и искусства. — Прим. ред.). Первый год училась на курсе Fashion Business и второй — на Luxury Brand Management. В какой‑то момент наши учителя стали прогуливать занятия, переносить свои пары. Мы, студенты, сначала не понимали, что происходит. Выяснилось, что началась Неделя моды, а наши преподаватели — действующие байеры и редакторы — должны были ходить по всем показам. Мы с одногруппниками решили тоже посмотреть, что там происходит. Тогда я впервые увидела стритстайл-фотографов живьем: все с профессиональными фотоаппаратами, толкаются, бегают за героями — причем не за селебрити.

У меня раньше было представление, что надо бегать за актерами, певцами. А тут какие‑то непонятные девушки, хотя и красиво одетые.

С собой у меня был простой туристический фотоаппарат с зумом. Я пошла на показ Dolce&Gabbana, снимала там все подряд, бегала и прыгала, было классно. А дома поняла, что в камере все это время не было карты памяти. Но я вообще не расстроилась, мне так понравилась сама атмосфера, что я сразу втянулась и до сих пор не остыла.

— Получается, вы изучали сферу, связанную именно с работой в бренде, но остановились на стритстайл-фотографии. Настолько это вас зацепило?

— После института Марангони я поняла, что мне правда очень нравится снимать, и поступила в Милане в Итальянский институт фотографии. Проучилась там полгода, но не окончила — уехала фотографировать на недели моды. В институте мы изучали теорию, технику съемки, очень много практиковались в студии, изучали свет, работали и с моделями, и с раскладками одежды. Это было интересно, но, когда ты знаешь, что где‑то есть такая движуха, сложно усидеть на месте. Наверное, еще сыграл роль мой характер, мне важно постоянно находиться в движении. Даже сейчас, если я изредка работаю в студии, я заставляю героев съемки бегать и прыгать, прошу приносить мне какой‑то реквизит. В общем, мне нужно движение.

— Правильно я понимаю, что, если начинающий фотограф хочет снимать стритстайл, ему просто надо взять камеру и прийти на Неделю моды?

— Да. Я помню, что первый стритстайл-фотограф, чьи работы я увидела, был Адам Катс. Меня сильно вдохновили его снимки, его эстетика была не похожа ни на чью другую — обрезанные головы, темные кадры и обязательно какая‑то история: не просто статичный лук, а девушка куда‑то идет, оглядывается, тебе хочется узнать, что там было дальше.

В одном из своих интервью Катс сказал: «Чтобы стать фотографом, купите любую камеру, на которую хватит денег, и просто снимайте».

По сути это банальный совет, но я к нему прислушалась, и мне это помогло.

— У вас сейчас популярный инстаграм, там довольно активная аудитория, много комментариев. Когда вы его запустили?

— Я завела страницу где‑то в 2015 году. Просто публиковала там все, что снимаю на неделях моды. Кажется, первая фотография была со стритстайла перед показом Celine. Интересно, что многие люди долго думали, что это сборный аккаунт с вдохновляющими съемками, а не страница конкретного фотографа. Затем поняли, что автор все же один, но почему‑то приняли меня за англоговорящего мужчину. Наверное, потому, что большинство стритстайл-фотографов — мужчины. На самом деле это логично, потому что занятие тяжелое. Ты не только носишь тяжелую технику, ты еще постоянно на ногах. И в целом много путешествуешь, что, возможно, не всем девушкам подходит по разным причинам.

— Понятно, что первое время ты снимаешь стритстайл на чистом энтузиазме. А можно впоследствии заработать на своих фотосъемках?

— На стритстайле можно заработать несколькими способами. Если ты уже матерый фотограф, как, например, Асьель, которая фотографирует для Vogue и NY Times, у тебя есть долгосрочные контракты с изданиями и ты получаешь что‑то вроде ставки. Я читала, что на срок недель моды фотографу платят около $5000-6000 (примерно 350 000 р.), но это непроверенная информация. По факту это небольшая сумма, так как надо учесть билеты, проживание, питание, возможную поломку техники.

Сколько раз при мне у фотографа падала камера, откручивался объектив, рассыпались детали, и все коллеги вокруг были в шоке, потому что понимали, сколько что стоит.

Некоторые фотографы работают не на издания, а на магазин. У меня был запрос от Luisa Via Roma (люксовый концепт-стор во Флоренции и одноименный интернет-магазин. — Прим. ред.): они собирали тренды стритстайла на сайте и просили сделать определенные снимки либо прислать им уже имеющиеся у меня кадры. Они же продают весь этот люкс — сумки Chanel, Dior, — поэтому мне приходит от них конкретный список, какие бренды или вещи им нужны.

Кто‑то зарабатывает на стоковых фотографиях. Самый известный — это Getty Images. Я недавно туда зашла и была в шоке от того, сколько там стоят стритстайл-фотографии: от €500 до €700 за кадр. Честно, не понимаю, почему так дорого. Как‑то на показе Margiela я познакомилась с фотографом, который продает снимки на Getty. Меня впечатлило, как быстро он двигается во время работы и всех распихивает.

Фотографы, конечно, не станут драться, но толкнуть тебя как следует ради удачного кадра могут.

Сейчас я сотрудничаю с изданиями и магазинами, работала с платформой Who What Wear. Недавно снимала для большого немецкого магазина Zalando. У них был определенный пул инфлюенсеров, которых я должна была фотографировать. А также они продают определенные марки и делают заказ по ним: например, меня отправили на показ Missoni снимать стритстайл. Также меня приглашают сами организаторы Недели моды. Они оплачивают перелет, проживание, а ты им предоставляешь контент. Саму работу мне ни разу не оплачивали. По моим сведениям, топовым фотографам платят и за снимки, но это не точно. Так я ездила в Таллин, Алматы, Тбилиси, Стамбул. А вот в Париж меня пока не приглашали. Зато недавно писали из Копенгагена, правда, сразу сказали, что бюджета нет даже на перелет и отель. Но я все равно поехала, так как у меня была возможность.

— Расскажите про атмосферу недель моды. Сложно представить себе, как именно все происходит, если ты там не был. Можно на примере одного вашего рабочего дня. Допустим, вы пришли к месту показа, и что происходит дальше?

— Давайте возьмем для примера день показа Dior, который недавно проходил в Париже. Это одно из самых значимых шоу на парижской Неделе моды. Я заранее пришла к месту показа, потому что фотографу важно занять выгодную позицию, с которой все будет видно и через которую пойдут все блогеры и редакторы. Там обычно уже стоит толпа зевак, которой интересно, что тут такое происходит. Кстати, заметила, что именно ко мне чаще всего подходят спросить, что это за событие. Видимо, у меня располагающий вид. Я уже выучила, что в Париже надо отвечать всем «дефиле» — фразы «fashion week» и «fashion show» им ни о чем не говорят.

Итак, ты занимаешь боевую позицию и ждешь. Обычно все приезжают либо ко времени, либо позже, так как большинство шоу задерживаются минут на 30-40. В это время толпа растет. К зевакам присоединяются фотографы.

Есть еще категория людей, которые просто хотят попасть в объектив фотографа. Их довольно много, обычно они просто стоят и делают вид, что говорят по телефону.

Однажды я видела девушку, которая якобы говорила по телефону, и он у нее зазвонил — как в комедии. На том же Dior ко мне подошел парень и попросил сделать ему фото. Я была в таком шоке, что сделала ему кадр и потом скинула, хотя давно уже таким не занимаюсь.

Я стала работать с двумя камерами. Когда вокруг толпа и блогер идет прямо на тебя, ты не можешь воспользоваться пушкой (камерой с длинным объективом. — Прим. ред.), так как она может задеть героя кадра. В таком случае я пользуюсь второй камерой с небольшим объективом.

На ключевых показах серьезно работают охранники, иногда к ним присоединяются полицейские, перекрывают улицы. Помню, на одном из показов Fendi в Милане пригнали микроавтобусы и перекрыли трамвайные пути. Там, в отличие от Парижа, узкие улицы, и всегда творится какой‑то треш. В этот раз девушке чуть на ногу не наехали.

— А как вы выбираете, кого фотографировать? Вы сказали, что первый раз на стритстайле удивились, что фотографы не гонятся за известными лицами. А за кем тогда гонятся? Может, за инстаграм-блогерами?

— Да, за ними все и гоняются. Если это инфлюенсеры или блогеры, они приезжают на стритстайл специально, чтобы потом попасть в журнал. Они знают, что их фотографируют, позируют и даже рассказывают, что на них надето. Однажды блогер Леони Ханн приехала на показ Giambattista Valli в юбке, которая постоянно заворачивалась. Она попросила фотографов найти место, где юбка будет красиво развеваться, и мы всей толпой искали точку без ветра, чтобы сделать несколько проходок. То есть блогеры всегда выделяют отдельное время на то, чтобы позировать фотографам. В отличие от журналистов и байеров, которые всегда убегают. Хотя это тоже прикольно, потому что появляется азарт, нужно их поймать. И ты бежишь что‑то вроде спринта, чтобы занять хорошую позицию и сделать фото в полный рост и с деталью.

— Как вы относитесь к тому, что люди могут забрать из вашего аккаунта фотографию и выложить к себе? У вас же бывает такое?

— Постоянно бывает. На самом деле инстаграм — это открытое пространство, и если ты публикуешь там снимок, человек может разместить его у себя. Но это надо делать с указанием автора. Не понимаю, почему многие игнорируют этот факт, я всегда прописываю источник.

Фото могут забрать и телеграм-каналы, и аккаунты, и какие‑то стилисты, которые делают коллажи «можно/нельзя». Иногда так смешно бывает, находишь свою фотографию и выясняешь, что так, оказывается, нельзя ходить.

Я училась в МГУ на курсе фотожурналистики, хотела добавить своему стритстайлу дополнительный смысл, но через полгода отчислилась — там все осталось в прошлом.

Мужчины-призеры фотоконкурсов 80-х годов рассказывают байки из 90-х, и ты думаешь: «Зачем мне все это?»

Но у нас был классный курс про авторское право, где говорили, что, хоть инстаграм — это открытая социальная сеть, все права на снимки все равно принадлежат тебе как фотографу. При этом если в кадре лицо человека, то тебя могут попросить удалить снимок или поставить отметку профиля.

У меня был случай с Ульяной Сергеенко. Я тогда только начинала фотографировать и на показе Dolce&Gabbana в Милане сделала фото Ульяны и разместила у себя в инстаграме. Аккаунт был новый, я там постила по 20 фото в день. Отметила ее, а мне написал кто‑то из команды и попросил удалить пост. Я тогда испугалась и удалила. Но это был единичный случай. Иногда смотришь на некоторые снимки у фотографов: снято неудачно, у блогера что‑то с лицом из‑за ракурса или тени, а он все равно шлет сердечки и делает репосты. Им, наоборот, хорошо от этого.

— Правильно я понимаю, что после принятия в Европе закона о конфиденциальности, когда нельзя снимать лица людей без их согласия, на неделях моды все равно ничего не поменялось?

— Вообще не поменялось. Туда приходят специально быть сфотографированными.

Инстаграм-сообщество мечтает, чтобы его хоть где‑то выложили, репостнули, привели новых фолловеров.

— Расскажите про комьюнити стритстайл-фотографов. Вы сказали, что все толкаются на съемке — то есть вы конкуренты? Или все же кто‑то дружит между собой?

— Мы точно не конкуренты, так как все работают на разные издания, и у всех разные задания. Нет такого, что мы оба работаем на Vogue и журнал потом будет между двумя нашими фото выбирать. Я не совсем в этой тусовке, но стала потихоньку общаться с фотографами. На последней Неделе моды вообще завела много знакомых.

Есть фотографы-друзья, которые вечером ходят вместе пить пиво, стоят вместе на стритстайле, болтают, снимают друг друга на видео. Я близко ни с кем не дружу, но поболтать всегда рада.

Конкуренции нет, главное — соблюдать фотографическую этику. Надо смотреть, что происходит сзади. Ты должен видеть пространство на 360 градусов. Недавно я как‑то расслабилась, увидела известных французских блогеров, которые одеваются в парные луки. Смотрю на них и думаю — так хорошо встали, а их никто не фотографирует. Не сообразила, что их могут снимать, но за моей спиной. Потом оборачиваюсь, а вся толпа хохочет. Такое случается, главное — намеренно не усложнять чужую работу, иначе тебе сделают жесткое замечание. Меня как‑то толкнула девушка-фотограф из Италии, она была агрессивно настроена и стала мне выговаривать на итальянском. Я не стала с ней спорить, ушла.

— Давайте поговорим про стиль стритстайл-съемки. Кажется, что для непредвзятого зрителя все фото этого жанра похожи. Может ли стритстайл-фотограф выработать узнаваемую эстетику?

— Конечно, может. Я считаю, что даже на первый взгляд все очень разные. Ну да, если блогер просто стоит, может, тогда кадры похожи. Но обычно все отличаются: та же Асьель, или Адам, или еще мне нравится фотограф Фил О. Он снимает для Vogue, делает странные фотографии, где даже образы особо не видишь. У него камера просто висит на груди, он даже не смотрит в нее, а просто идет и щелкает. И люди в кадре всегда в движении, очень классно выглядит.

Знаю одного лондонского фотографа японского происхождения, который снимает на пленочные фотоаппараты. И в его работах тоже особо не видно образов. При этом он работает на огромные издания. У всех разный стиль. Кто‑то тупо снимает образы, и это тоже важно, потому что журналам такое подходит. А кто‑то креативит. И обработка у всех разная, фильтры.

— Как бы вы описали свой стиль?

— Мне все говорят, что я люблю детали и они у меня круто получаются. Я люблю сумочки! Мне в целом нравится обилие украшений, аксессуаров — кольца, серьги, воротники, манжеты. Плюс люблю деталь в движении: например, человек идет, его сумка отклоняется, дует ветер, что‑то такое.

— Видела, что вы теперь хотите себе сумочку Hermès Kelly. Какие еще тренды или вещи зацепили вас на последнем сентябрьском месяце моды?

— Сейчас скажу то, что совсем не вяжется с моим собственным стилем. Но я в восторге от того, что возвращаются высокие каблуки, все облегающее — как легинсы и туфли на платформах на показе Versace. Я, может, такое не надену, но фотографировать это — одно удовольствие. Было много шпилек, коротких юбок, красивых ног. В общем, вернулись женственные формы.

Я много снимаю, и когда ты фотографируешь спортивный костюм с оверсайз-плащом один, два, три, десять, пятнадцать раз, уже мечтаешь поработать с чем‑то другим.

И тут появляется девушка на высоких каблуках, показывает талию, и становится интересно. Я соскучилась по этому.

Еще несколько стритстайл-фотографов по совету Анастасии:

Джонатан Дэниэл Прайс

Нравится стиль его работ, у меня даже есть его книга. Обращалась с Джонатаном лично, он очень классный.

Куба Дабровски

Его работы не похожи на традиционный стритстайл.

Кристиан Виериг

Очень классический стритстайл, правда, лично для меня скучноватый.

Подробности по теме
Три главных тренда стритстайла Недели моды в Париже
Три главных тренда стритстайла Недели моды в Париже