Россия — страна советов. «Афиша Daily» собрала истории людей, которые получали неприятные отзывы насчет своей внешности, одежды и макияжа, причем часто от незнакомых людей.

Любовь

Журналистка

У меня очень разный стиль в одежде: в один день я могу надеть короткую юбку и полупрозрачный топ, а в другой — укутаться в бесформенные балахоны, за которыми совсем не видно фигуру. И комментарии от прохожих прилетают в любом случае. Либо я слышу, что мой наряд слишком откровенный, либо что нужно показать свои ноги, потому что за вещами нельзя рассмотреть меня. Несколько раз мне предлагали постричься — «за этими прядями не видно ваше лицо». Или смыть макияж — «с такой помадой ходят только проститутки». За большие сережки меня называли цыганкой и предлагали отправиться в табор.

У меня небольшая грудь, и в 95% случаев я не ношу лифчик: он мне просто не нужен. На что периодически получаю однотипные комментарии: «девушка, вы забыли дома белье» или «у вас соски торчат». Чего люди пытаются добиться подобными высказываниями, мне, честно, непонятно.

Интересно, что в подростковом возрасте мой внешний вид оценивали прохожие бабушки, а сейчас аудитория жюри — исключительно мужчины.

Обычно я стараюсь такие высказывания игнорировать и молча отойти от неприятного человека. Может, это неправильный подход и нежелательных комментаторов нужно ставить на место, но мне проще сэкономить свои силы и энергию и не растрачиваться на людей, чье мнение меня не интересует. Ответную реакцию я даю в редких случаях. В основном она связана с моментами, когда за словами идут какие‑то действия. Например, однажды прохожий парень после фразы «вот это ноги» решил задрать мою юбку. Или другой мужчина начал гладить меня по ягодице со словами: «девушка, у вас просвечивают трусы» (к слову, бежевые и бесшовные). В таких случаях я говорю людям про уважение, соблюдение личных границ и рамки приличия. Иногда угрожаю полицией. Они сразу тушуются или начинают отшучиваться. Говорить, что я все воспринимаю близко к сердцу и вообще это был комплимент. Как комплиментом может быть нежелательное прикосновение — остается вопросом.

Евгений

Руководитель отдела внешних коммуникаций онлайн-СМИ ТОК

5 или 6 лет назад мне удалось купить очень редкую куртку горячо любимого мной на тот момент Stone Island. Это было переиздание культового силуэта, с которого и начиналась история бренда, приуроченного к 30-летию компании. Особенность куртки была в том, что визуально она сильно отличалась от современных моделей, которые выпускались в сезонных коллекциях. Патч располагался на груди, а не на привычном левом плече. Дизайн нашивки также был изменен. В общем, были все предпосылки для того, чтобы современный представитель околофутбольного движения или просто «модник» не разобрался.

Как‑то летним вечером, возвращаясь из бара, я увидел очень «модных» ребят. Один из них был в кепке Stone Island с патчем на лбу — главный атрибут футбольного болельщика тех лет, который, к сожалению, сама компания никогда не производила. Заметив меня, ребята начали пристально смотреть и разглядывать мою куртку. Когда мы поравнялись, самый модный из них (тот, что в кепке) гордо заявил как бы не мне, но смотря на меня, что стыдно носить паленые вещи. И что это вообще «смешная курточка».

Честно говоря, первые пять секунд я был прям злой, потом уже больше пробивало на смех и отпустило. Куртка, кстати, до сих пор со мной, я ее не ношу, потому что не влезаю, но точно никогда не продам.

Анастасия

Директор по развитию

Началось все с детского сада, когда мне сказали, что у меня недоразвитые большие пальцы на руках. Тогда я стала либо прятать руки в кофты с длинным рукавом, либо убирала большой палец в кулак, — эти привычки до сих пор со мной. Потом уже был случай в школе, когда я первый раз нарастила ногти и покрасила черным цветом. Как сейчас помню, первым уроком была химия, и я пришла с новыми ногтями.

Учительница при всех сказала, что с такими короткими пальцами, как у меня, ногти не наращивают.

И вообще, с черным лаком в школу не ходят. Тогда от смущения я вся вспотела и покраснела, а после урока отпросилась домой и плакала там.

Также много комментариев получает моя большая грудь. На выпускной в 4-м классе мама нарядила меня в полупрозрачную коричневую блузу, под которой был виден лифчик. Тогда все начали обсуждать, что я сижу на гормонах, чтобы грудь росла скорее. Маму даже вызвали в школу и сказали, что ходит такой слух: она там всех разнесла и заткнула родительский комитет.

Тут стоит сказать, что мое воспитание не позволяет мне носить откровенные вырезы и вообще делать акцент на груди. Но несмотря на это, моя грудь всегда в центре внимания, причем и мужчин, и женщин. Как‑то я пошла на тиндер-свидание с парнем, одевшись в обычную футболку. Увидев меня, он сказал: «***** [ничего себе] бидоны, я думал, это фотошоп». Тогда я посмеялась, но это была первая и последняя встреча. А однажды незнакомый парень не сдержался и захотел потрогать грудь, в ответ я закричала. Еще помню ситуацию на пляже, где парень лет 17 и мужчина лет 40 (скорее всего, сын и отец) обсуждали меня, я подошла к ним и спросила, в чем проблема. Они извинились и ушли. В Москве же обычно не стесняются, говорят все в лицо. «Вторая жопа спереди», «обвисшие арбузы», «уши спаниеля», «что будет к старости, надо сейчас думать» — все это я слышу постоянно.

Сейчас ко всему отношусь проще, но по-прежнему прячу и грудь, и большие пальцы. Не ношу обтягивающие вещи и горблюсь.

Александр

Менеджер

У меня история про бороду: поздним вечером лет 5 назад я стоял в «Бургер Кинге» и ждал своей очереди у кассы. Впереди стояло двое пьяных мужчин, которые начали громко выражать кассиру свое недовольство непонятно чем. Я аккуратно попросил их перестать и просто дождаться спокойно своего заказа. Один из них пристально посмотрел на меня и сказал: «А чего это ты бороду носишь? Такие, как ты… русских парней в Чечне убивали!!!» (Тут для понимания надо, наверное, уточнить, что я русский по национальности, но волосы и борода довольно темные.) После непродолжительной перепалки он попытался меня ударить, но не достал, и нас растащили. Через пару минут он полез снова и с мясом оторвал рукав моей зимней куртки. После чего его вывела охрана, а он кричал мне через весь зал: «Прости, я оплачу ремонт куртки!»

Еще был случай с шапкой: в 2014-м в метро подошел молодой человек и начал орать, показывая на мою шапку C.P. Company: «Да ты знаешь, кто это носит? Ты вообще что‑нибудь знаешь про классовую борьбу?! Таких, как ты, я бы убивал». На последней фразе он запрыгнул в вагон, и двери тут же закрылись.

Сергей

Продавец

Прохожим или незнакомцам обычно не нравлюсь скорее я сам, поэтому они начинают искать изъяны во внешности и одежде, чтобы к ним придраться. У меня была обычная клетчатая рубашка в размере XL, и как‑то на улице мимо меня проходила семья из папы, мамы и ребенка, и мужчина демонстративно громко спросил у женщины: «Это парень или девушка? Почему он в платье?» Причем у меня типичное мужское лицо без феминных черт, просто рубашка была силуэта оверсайз. И подобные комментарии в мой адрес встречаются часто.

Очень не люблю, когда люди в принципе себя грубо ведут. Стараюсь максимально игнорировать их, потому что эти неудачники как раз хотят вывести на реакцию, а игнорирование их раздражает.

Аня

Редактор

Мою одежду комментировали еще в школе, причем незнакомые мне ученики. Когда я примерно первая во всей школе надела легинсы вместо колготок (это был примерно 2008 год), парни из старших классов спросили, почему я в подштанниках. Еще один взрослый ученик поинтересовался, не паленая ли у меня сумка Calvin Klein, так как он не видел подобную в магазине. Сумку я купила в ГУМе вместе с мамой на деньги, которые мне подарили на день рождения… В те же школьные времена на улице женщина проезжала мимо на машине за рулем и высунулась из окна, чтобы сообщить мне, что я хожу «как на плацу», то есть задираю ноги как солдат. Я правда странно хожу и до сих пор немного комплексую по этому поводу.

Во взрослом возрасте тоже есть что вспомнить. Однажды в метро ко мне подошел парень и сказал, что я выгляжу в своем пальто так, как будто забыла снять домашний халат. Еще как‑то спускалась в переход, а мне навстречу поднималась бабуля, которая сказала, что я «свечу ляжками» в своих коротких шортах. На карантине как‑то в продуктовом мужик мне сказал: «Господи, что такая уставшая-то?» Притом, что я была в маске. И это было сказано не с сожалением, а именно с наездом. Забавно, что на локдауне я много работала за компьютером и правда была адски уставшая, так что внутри себя я посмеялась. А еще как‑то мне навстречу по улице шел парень, разговаривал по телефону, притормозил, я думала, что он хочет спросить дорогу, а он оторвался от разговора (!), чтобы сказать мне, что у меня видны соски. Я была в полупрозрачной майке и рубашке поверх, во время ходьбы рубашка просто чуть приоткрыла майку.

Раньше я смущалась и ничего не отвечала, сейчас хамлю в ответ. Не знаю, что сказали бы на этот счет психологи по отношениям, но считаю, что клин клином вышибают.

Никита

Фешен-директор

У меня была неприятная ситуация с ДПС. Я ехал в такси, машину остановили сотрудники ГАИ и, увидев меня, стали смеяться над моими широкими штанами и плащом «физика», в которых якобы можно спрятать кучу пакетиков с наркотиками. Это было странно.

Полина

Менеджер проекта в музее

Из последнего вспомнилось: еду в поликлинику на автобусе в 7 утра, в спортивном костюме, шапке и маске, и два пьяных мужика обсуждают на весь автобус меня: «Слышь, это баба или мужик? Вроде баба, но эти штаны». Спасибо моей психотерапевтке, что я спокойно к этому отношусь. И в целом, когда слышу комментарии о чьей-то внешности, это уже кажется диким. А тут еще какие‑то гендерные стереотипы насчет широких спортивных штанов.

Также часто мне говорят, что я выгляжу устало или как будто болею, когда я без макияжа, но это классика. Если незнакомые люди комментируют, никак не реагирую, могу увеличить громкость музыки в наушниках только. Если знакомые, говорю, что это мое лицо без макияжа, не волнуйтесь, я в порядке.

Подробности по теме
«Ты чо, баба?»: как редактор из Новосибирска открыл для себя маникюр
«Ты чо, баба?»: как редактор из Новосибирска открыл для себя маникюр