перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Гуф: «Говорили, что это зло, кошмар-кошмар — от этого становилось интереснее»

Гуф, без всяких скидок культовая фигура в русском рэпе второй половины нулевых, 6 ноября выпустит альбом «Еще». «Афиша» первой послушала новый материал — и обсудила его с автором.

Музыка
Гуф: «Говорили, что это зло, кошмар-кошмар — от этого становилось интереснее» Фотография: пресс-материалы

Свое 36-летие Гуф встретил за решеткой: на концерте в Красноярске депутат от ЛДПР Дмитрий Носов и его антинаркотическое движение организовали задержание рэпера. Дальше были экспертиза, суд и административный арест за употребление наркотиков. Теперь автор строчки «Прошу прощения за то, что все мои темы практически получаются какими-то наркотическими» совсем не курит траву, а еще ездит в наркодиспансер общаться с психологом и проверяться. Но повод для разговора был другим: у Гуфа готов новый альбом «Еще». Альбом записан по апробированной схеме — «читаю о том, что попадает в поле зрения». В поле зрения по обыкновению Москва, рэп, дым, сын, непростая личная жизнь — а также героиновые флешбэки 90-х и свежие красноярские неприятности.


  • У тебя есть любимая песня на этом альбоме?
  • Сложно выбрать. Наверное, «Вживую» с Ригосом. Вообще, это какой-то пророческий альбом. У меня есть слова «Я в облака дым пускаю у здания ФСКН», хотя это просто было взято из головы. И вот я в Красноярске, стою у здания ФСКН, откуда меня сотрудники выпустили покурить, — и понимаю, что все происходит по тексту, все сходится. Или я пишу про «Садовое под колесами бенца» — а совсем недавно покупаю себе дом в Подмосковье, его адрес — улица Садовая. Поэтому я решил на будущее петь про деньги, яхту, хорошее здоровье.
  • Для фильма «Газгольдер» тоже давным-давно была снята сцена про операцию спецслужб против Гуфа — тогда она казалось абсолютно нежизненной, а оказалась пророческой.
  • (Жестом показывает, что не хочет это обсуждать.) Ноу комментс вообще.
  • Какие творческие задачи стояли перед альбомом «Еще»?
  • Никаких. Был материал скоплен. Я думал выпустить какую-нибудь эпи-шку. Придумал даже название — «Неделя», семь треков по количеству дней. Успел записать только два, про понедельник и вторник, которые стали треком «Неделя» с нового альбома. Но потом я посмотрел, что у меня собирается достаточно материала, разных черновиков. Что-то до ума довел, что-то склеил — и получился неплохой альбом. После «Города дорог» он самый… В общем, я очень много ему отдал.
  • Почему такое название у альбома?
  • Не знаю, пришло в голову. Пытался придумать красивое и большое название, но как-то стоял в душе, напевал трек «Хочу еще». И вот так назвал. Ну мне нравится.
  • Есть в твоей жизни вещи, которые ты делаешь уже много лет и думаешь: «А сколько еще?» Тот же рэп.
  • С рэпом — да. Так-то, по идее, 36 лет, куда уже больше? Но я не чувствую себя на 36 лет. Мне кажется, что я, наоборот, не старею, и меня это пугает. Мне сигареты отказываются продавать. «Девушка, мне уже два раза по 18», — говорю. Где-то 10 лет я пропустил. По поводу, сколько еще я буду заниматься рэпом, — года три назад думал, что выпущу «4:20» и отвалю. А теперь будет «Еще». Потом выйдет Centr, и у меня уже есть планы на следующий релиз.

    Сейчас я строю студию за городом — отдельно стоящее здание. Строю для себя и буду туда всех звать в свое логово тайное. Хотя, по-моему, уже не тайное. Такая история: я недавно там живу, ключика от ворот нет — сторож мне просто так открывает. Ночью приехал, сигналю-сигналю, разбудил сторожа (а я его никогда не видел). Думаю, сейчас зайду поблагодарю. Взял тысячу рублей, зажал между пальцев, стучусь. Открывает парень лет 25. Говорю: «Я Алексей из такого-то дома, извините, что эту пикалку еще не замутил…» Он на меня смотрит: «Лех, да че ты, конечно, знаю, здесь все в курсе. Здорово, как сам?»
  • Этой осенью все вспоминали 90-е. Твои 90-е были свободными, веселыми, или ужасными? 
  • Мне казалось, что все очень круто. Беспредел, бесшабашность. Наркотики, героин.
  • Что случилось с 11 людьми, которые перечисляются в треке «Трамвай #2»?
  • Погибли. Это все люди с района.
  • Причина смерти?
  • Наркотики.
  • Еще одна цитата из той же песни: «Несколько раз двигал кони конкретно».
  • Да, отъезжал. Дозняк, то есть передозировка, и через три часа меня откачивали. Искусственное дыхание рот в рот, пощечины. В больницу ехать было бы поздняк уже. Вот так откачивали раза три. А кого-то не успевали откачать — в песне есть список. 
  • В 90-е это было настолько доступно?
  • Это было доступно, это дешево стоило, было запретно и потому интересно. Это казалось ужасно крутым в то время. Хотелось попробовать все по максимуму, чтобы сблизиться со старшими. Все говорили, что это зло, кошмар-кошмар — от этого становилось еще интереснее.
  • Со старшими — это с хулиганами?
  • Скорее с бандитами. Хулиганами были мы.
  • Еще цитата: «Бегал на километры за чеком» — с чеком понятно, а про километры?
  • Далеко, пешком, в холод... 

Фотография: пресс-материалы

  • А дальше «зеленый по черному, 24 часа аптека»?
  • Зеленый аптечный крест — вывеска ночью в темноте, где продаются инструменты для употребления.
  • Кто герой песни «Хочу еще»?
  • Девушка Леся.
  • Тебе комфортно, что твоя частная жизнь у всех на виду?
  • Не очень, а что с этим сделаешь? Ну вот такая я персона. Есть некий дискомфорт от того, что я просыпаюсь и что-то новое о себе узнаю в интернете: то-се, парикмахерская, отняли, еще что-то.
  • Вранье?
  • Нет, не вранье, я отдал своему сыну долю в этой парикмахерской, чтобы просто у него что-то было. И, видимо, Айзе Хамзатовне (бывшая жена Гуфа. — Прим. ред.) не понравился очередной пост мой — знаешь, один пост в инстаграме может решить очень многое. У нас с ней все время такое перетягивание каната…
  • Сейчас продолжаете перетягивать канат?
  • Сейчас она с другим канатом тусуется в Индонезии.
  • Когда Centr только появился, вы говорили, что вы true — что вы в это вкладывали?
  • Мы не делали специальных шагов по продвижению, были сами себе хозяева, говорили что хотели, жили как хотели. Мы никому себя не навязывали, люди сами интересовались нами. А мы сидели королями, хоть и с голой жопой. И это свои плоды потом принесло.
  • Как ты оказался за решеткой в самый первый раз?
  • Меня приняли около Киевского вокзала, достали стакан травы из трусов. А я думал, что это такое мешает мне. (Смеется.) Потом были семь месяцев под следствием. Потом — объявленная Путиным амнистия 2000 года. Вот только за это спасибо ему.
  • Ты интересуешься политикой?
  • Не очень. Скорее политика мной интересуется. 
  • В чем это выражается? В депутате Носове?
  • Да, в Пиноккио.
  • Чьи голоса звучат в треке «На связи» (суровые люди произносят фразы вроде «Делаем по максимуму, братан, но есть заинтересованные лица, чтобы ты не вышел». — Прим. ред.)?
  • А это как раз старшие мои. Закрытая информация.
  • Как они могут помочь в ситуации, похожей на красноярскую?
  • Никто не смог помочь. Мы в каком-то Бермудском треугольнике оказались. Были с Вадиком в полном неведении: что будет завтра, какую статью они еще пришьют, подкинут-не подкинут. Потому что была информация, что мне хотели сделать третью часть статьи 228, что якобы я продал Вадику наркотики, а ему, соответственно, первую часть. И по ней меня упаковать лет на 10, а Вадика — года на 3. Мы боялись, что нам что-нибудь подкинут, поэтому все время таскались с гастрольными чемоданами: и в суд, и в приемник.

    Очень противные, ужасные, отвратительные люди — я про эту шайку-лейку, красноярский ФСКН и «Антидилер». Как таких вообще носит земля? Отвечаю, это конченые гниды. Может, какую-то пользу они и приносят. Но что это за люди, как они общаются, на какой они зависти... Готовы растоптать и пойти дальше.

Последний клип Гуфа составлен из фрагментов самого первого и самого последнего треков с альбома «Еще». Чтобы услышать все, что между ними, необходимо будет дождаться 6 ноября

  • Я правильно понимаю, что реализовано все было так: нашли человека, который сходит на концерт и напишет заявление, что артисты, на его взгляд, выступают под наркотиками?
  • Да, нашли чувака, дали ему бесплатные билеты на концерт. После концерта мы выходим из клуба, а нас уже ждут: бежит спецназ ФСКН, мы садимся в машину, нас везут на экспертизу пописать в банку. И после этого отпускают. Обычно эти анализы — по крайней мере так было во время прошлого задержания в Красноярске — делаются четыре дня. На этот раз они подняли всех ночью, сделали какой-то экспресс-тест и снова поехали нас задерживать. 

    Впечатление было, что Эскобара снимают с самолета. Мы уже пристегнулись, я сижу в 43-м ряду и вижу, как идут полицейские. Я испугался, потому что подумал, что это кого-то еще будут принимать, не меня. Слишком уж серьезно все выглядело. Он подходит, 300 пассажиров смотрят на нас, он шепотом говорит: «Алексей, пойдем, пойдем». Я как будто в тумане выхожу. Дальше нас все время возила полицейская «газель» со спецназом, который туда нас постоянно запихивал, словно мы какое-то ОПГ.

    Мне правда там в какой-то момент стало страшно. Они нарушили все что можно. Изначально они вообще не могли наше дело в Красноярске рассматривать. Или по месту совершения преступления — а я сказал, что употребил в Новосибирске. Или по месту жительства. Никак не в Красноярске. Они приехали к мировому судье, она им отвечает, что не будет это дело рассматривать. Они суются в федеральный суд. Их тем более пнули обратно. Тогда они поехали и уговорили мирового судью, уж не знаю как. Первый суд у Вадика, ему дали 5 суток. Ничего хорошего мне, как я понимаю, не светит, потому что у меня рецидив — меня год назад так же приняли в Красноярске и так же что-то в крови нашли.

    В мировом суде было видно, что судья переступает через себя — глаза в пол: «Долматов — шесть суток», поехал. В федеральном суде был мужчина посерьезнее. Я решил толкнуть речь, извинения от души приносил, потому что правда у моего ребенка сотрясение, а у отца осложнение после инсульта, потому что он меня увидел в передаче «Профессия — репортер», а для папы это шок. Я судье говорю, что уже не верю ни в законодательство, ни во что, только на вашу человечность могу рассчитывать. И ... [ничего] там!
  • Сколько тебе еще ходить в наркодиспансер?
  • Надо ходить в течение двух месяцев, сдавать анализы, общаться с психологом. Это первый раз, чтобы я взял и все вбросил без реабилитационных центров, без каких-то врачей. Поэтому я злой, пью успокоительное, на всех ору. Обычно у людей месяца полтора трава в крови держится, но, извините, я 20 лет курил. Поэтому я сейчас активно хожу в баню, чтобы быстрее все вывести.

    Сейчас как раз подошел срок, когда я могу права забрать: я был лишен на два года. Психанул, бросил их в лицо сотруднику. Потому что меня каждый сотрудник останавливал, видел Гуфа и спрашивал: «Поехали на экспертизу?» И я сразу: «Подождите, сейчас 50 тысяч найду, сейчас 80 тысяч найду». И каждый раз, когда меня останавливали, я отдавал «котлету». Тогда у меня был «Тахо», большой белый холодильник, который видно издалека, — а я еще и в клипе его снял. 

    Я сейчас не курю траву, но все равно боюсь новых непредвиденных ситуаций. Мне сегодня снился сон, клянусь: я стою в какой-то компании, нас человек 10, мы общаемся. И вдруг я поднимаю голову — а у всех лицо депутата Носова!

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить